fbpx
Статьи

Алла Кудрявцева: «В России очень сильно влияние церкви, и всё очень старомодно. Здесь нет такого же уровня терпимости, которую вы можете увидеть на Западе»

Российская теннисистка Алла Кудрявцева написала для сайта WTA любопытное эссе, приуроченное к отмечаемому в июне ЛГБТ-сообществом (и не только) «Месяцу гордости» – Pride Month. В своем сочинении на тему толерантности экс-56-я ракетка мира заодно покритиковала культуру Россию и сформировавшиеся в ней нравы. Приводим отдельные фрагменты эссе в изложении.

В материале за подписью by Alla Kudriavtseva, теннисистка пишет о том, что теннис открыл для нее новую жизнь. «Это не только прекрасный вид спорта, он еще и защищает равенство и права человека,- отметила Кудрявцева. – Знакомство с различными культурами, расами, сексуальными ориентациями, безусловно, сделали меня лучше, я стала человеком, который не приемлет проявления нетерпимости в отношении кого бы ни было из-за того, кто они есть или кого они любят».

До того, как она начала путешествовать, Алла, по ее словам, была «дитем своей культуры». «Мы, русские, не имеем особой возможности знакомиться с прогрессивными идеями,- считает Кудрявцева. – Россия не является либеральной страной. Здесь очень сильно влияние церкви, и всё очень старомодно. Здесь нет такого же уровня терпимости, которую вы можете увидеть на Западе».

Сама же теннисистка «всегда была очень открытым человеком». Поэтому она «никогда не проявила бы нетерпимости по отношению к гею». «Но у меня все равно есть определенные идеи о браке и сексе», – уточнила Алла.

Кто обратил Кудрявцеву в новую веру? Read on – читайте дальше: «После того как я поднялась в рейтинге, я познакомилась с Луизой Племинг, бывшим игроком, которая тогда работала комментатором. Она стала для меня кем-то вроде ментора, давала мне советы о том, как общаться с людьми, учила меня формулировать мои ответы и формировать свой имидж в СМИ… Я нашла в ней доброго друга, и мне потребовалось, может, шесть или семь лет, чтобы понять, что у нее есть (в жизни) партнер – женщина. Когда я поняла, что она гей (так в английском тексте, то есть, лесбиянка, TW), я начала с ней говорить о вещах, связанных с браком и усыновлением. Я чувствовала себя вполне комфортно, потому что я так хорошо ее знала, а позже познакомилась и с ее партнершей, Гэйл, и это помогло мне понять, что, конечно же, они станут вполне способными родителями, которые будут любить ребенка больше, чем что-либо еще. Это дало мне новую перспективу».

В начале ее карьеры случаи провления гомофобии в раздевалке были более частыми, сетует Кудрявцева. «Многое изменилось за 15 лет – не могу поверить, что я нахожусь в туре так долго! И теперь мы гораздо более терпимы,– добавляет Алла. – Я помню, какую негативную обратную реакцию вызвало высказывание одного игрока, который сказал, что не хотел бы, чтобы его дочь играла в теннис из страха, что она станет лесбиянкой. И все в туре осудили эти комментарии, было проявлено некое единство».

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности