fbpx
PRO TENNIS Статьи

Пришла ли осень патриарха?

Февраль 2020 года оказался беспощадным к теннисным болельщикам. Не захочешь — ​последуешь советам Нобелевского лауреата Бориса Пастернака: доставай чернил и плачь. Объявила о завершении своей спортивной карьеры россиянка Мария Шарапова. Не решившись на прощальное турне, выигравшая за последние двенадцать месяцев всего два матча из семи, утомленная хронической травмой плеча и явно разочарованная своим вылетом уже и из топ‑300, Мария приняла наиболее логичное решение из всех. Вероятно, она немного затянула: могла бы уйти хотя бы в ранге теннисистки первой сотни. А еще в феврале теннисный мир узнал о том, что двадцатикратный победитель турниров «Большого шлема» Роджер Федерер перенес операцию на колене. О Марии теперь можно рассуждать долго. Она ответила на все вопросы, а на подведение итогов ее карьеры уйдут годы. А «проблема Федерера» приобретает все больший масштаб и дает немало пищи для размышлений.

Изначально Роджер после Australian Open поделился своими планами, сообщив, что на протяжении всего зимне-весеннего периода выступит только на американских «Мастерсах» и «Ролан Гаррос». Федерер уже многие годы делает ставку на щадящий график выступлений. Несколько лет подряд швейцарец пропускал весь грунтовый отрезок сезона и готовился к выступлениям на своей любимой траве. Однако в прошлом году неожиданно изменил своим привычкам, выступив не только на «Ролан Гаррос», но и на двух грунтовых «тысячниках» в Мадриде и Риме.

Специалисты в области конспирологии от тенниса связали этот факт с желанием Роджера устроить себе прощальное турне. Однако после поражения в полуфинале Открытого чемпионата Франции (лучший результат на грунтовом покрытии Парижа с 2012 года) от своего самого принципиального исторического оппонента Рафы Надаля Роджер ничтоже сумняшеся пообещал вернуться в город любви. И не просто, чтобы отправиться на рандеву с Миркой или показать достопримечательности великого города на Сене своим детям, а с целью выйти на живописный корт близ Булонского леса. К тому же на протяжении всего года, отвечая на вопросы журналистов, касающиеся этой деликатной темы, Роджер был непреклонен: о завершении карьеры речь не идет.

Однако в середине февраля грянула новость, которая не могла не заставить преданных болельщиков легендарного швейцарца взяться за валидол: их кумиру сделали операцию на колене. Интересно, что Роджер не стал говорить о предстоящем хирургическом вмешательстве, а всего за пару недель без  каких-либо очевидных признаков проблемы выступил на выставочном матче в ЮАР. К слову, Федерер — ​самый здоровый представитель «Большой четверки».

Так, у Надаля сложно найти хоть какую-то часть тела, с которой у него за почти восемнадцатилетнюю карьеру не было проблем, Мюррея как спортсмена и вовсе спасли современные технологии протезирования, однако организм продолжает давать сбои. Да и ранее не жаловавшегося на здоровье Джоковича в последнее время также преследуют далеко не самые безобидные повреждения, к тому же заканчивающиеся рецидивами.

Да, Роджера на протяжении всей карьеры беспокоила спина. Швейцарец умудрился переболеть мононуклеозом, который, к примеру, поставил крест на карьере Робина Содерлинга, позволившего Роджеру оформить карьерный «Большой шлем» благодаря победе в финале «Ролан Гаррос-​2009». Но с самым серьезным испытанием Маэстро столкнулся лишь в 2016 году в почти тридцатипятилетнем возрасте. Роджер получил травму мениска во время купания детей и выбыл на несколько месяцев, а затем еще и заболел. Именно после этого многодетный отец решил еще более активно щадить себя и с тех пор никогда не играл более чем на пятнадцати турнирах за сезон.

Нынешний сезон Роджер начал в Австралии, по традиции не став выступать на стартовых турнирах сезона, к тому же отказавшись участвовать на новом турнире ATP Cup. Проблемы в Мельбурне начались у Роджера уже в третьем круге, когда он с трудом ушел от поражения на тай-брейке решающего сета от Джона Миллмана. Весьма непростой пятисетовый поединок выдался у третьей на тот момент ракетки мира в четвертьфинале против Тенниса Сандгрена, который по традиции неплохо выступает на Australian Open. С трудом одолев Сандгрена, к матчу против Новака Джоковича Федерер подошел фактически без сил, уступив будущему чемпиону в трех партиях за чуть более чем два часа.

Серьезная травма после тридцати — ​это всегда повод для беспокойства. А если твой возраст и вовсе приближается к рекордным для спорта сорока годам, то последствия любого повреждения могут оказаться и фатальными. Настораживает также и тот факт, что Роджер образца 2019 года впервые за последние два года не смог выиграть ни одного «мэйджора». Его лучший результат — ​незабвенный финал Уимблдона против Джоковича с нереализованными матчболами и несбывшейся мечтой о 21-м «Шлеме».

Для большей объективности стоит обратиться в прошлое. В далеком 2014 году швейцарца «хоронили» едва ли не все эксперты, говоря о том, что его время прошло. Тогда Роджеру было всего лишь 32 года. Сейчас вряд ли кому-то придет в голову «отправлять на пенсию» Рафаэля Надаля, которому уже 33, или тридцатидвухлетнего Новака Джоковича даже в период их кризиса. Черная полоса швейцарца тогда явно затянулась. Почти пять лет Роджер не выигрывал «мэйджоров», пережил тот самый неблагополучный в своей карьере 2016 год, когда ему и вовсе не удалось выиграть ни одного титула (да и сыграл он тогда всего 28 матчей) и чуть не вылетел из топ‑20. Казалось бы, настало время сдаться и объявить о завершении карьеры.

Но Федерер продемонстрировал потрясающую силу воли и огромную любовь к теннису, продолжал готовиться, делать выводы и менять схему игры. И уже на старте 2017 года мы увидели совершенно нового игрока, снова способного обыгрывать своих главных оппонентов. Как итог — ​победа на трех «Шлемах» из шести (дважды в Мельбурне и один раз на Уимблдоне), возвращение на вершину теннисного рейтинга и невероятная игра. Что же нас ждет на сей раз?

В августе швейцарцу исполнится 39 лет. За последние годы он побил все возможные возрастные рекорды. В сложившейся ситуации Роджеру особенно важно прислушаться к своему организму и найти тот самый оптимальный момент для того, чтобы вовремя завершить карьеру. Если во время кризисов 2013 или 2016 года он чувствовал, что еще будет способен побеждать, и оказывался прав, то сейчас возникает вопрос: не станет ли он заложником подобной уверенности на этот раз? Уже сейчас ему изменяют скоростные качества и выносливость (что особенно заметно в ходе пятисетовых поединков), он не демонстрирует той блестящей реакции, что была ему присуща еще года два-три назад. Как итог — ​все больше неожиданных поражений в матчах с теми, кому проигрывать легендарному спортсмену не к лицу. По-прежнему помогают лишь филигранная техника и прекрасное тактическое мышление.

Конечно, Федерер вынашивает в голове идею сыграть на Олимпиаде. Олимпийские игры — ​пожалуй, единственный незакрытый гештальт швейцарца. Несмотря на победу в дуэте с Вавринкой, главной награды — ​личного золота — ​в копилке швейцарца не хватает. Идеальный сценарий — ​завершить на бравурной ноте и собрать полную коллекцию всех значимых достижений. К тому же типичных олимпийских бойцов в духе Энди Мюррея или Хуана Мартина дель Потро на Олимпиаде, скорее всего, не окажется из-за все тех же пресловутых травм. Надаль, имеющей в своей коллекции олимпийское золото, скорее всего, настроится на борьбу за то, чтобы обойти Федерера по количеству «мэйджоров». Но на пути к хэппи-енду есть одно «но». И зовут его Новак. В послужном списке серба также нет главной олимпийской награды, а время уходит и у него. Даже при самых оптимистичных раскладах Олимпиада в Токио может оказаться предпоследней в карьере Ноле. Символично, что именно Джокович может бросить вызов всем основным рекордам Роджера: догнать или даже обойти серба по количеству недель на первом месте и вплотную приблизиться к швейцарцу по выигранным «Шлемам».

Помимо чисто спортивных результатов Федерер всегда славился своей несравнимой эстетикой. Недаром он был признан самым стильным спортсменом мира. Все, что делает Роджер, начиная от стиля одежды и заканчивая завораживающим одноручным бэкхендом, преисполнено красоты и изящества. Самому Роджеру и его болельщикам было бы приятно, если бы он оставался на высоте до самого последнего матча. Красивый уход на мажорной ноте стал бы гармоничной частью всего того, что эти годы делал Маэстро. Вспоминая самые красивые завершения карьеры, стоит отметить, как образцово-показательно удалось поставить точку одному из кумиров Роджера — ​Питу Сампрасу. Последним матчем легендарного американца стал победный финал US Open!

Однако весьма вероятно, что Роджер захочет продолжить карьеру. Ведь более преданного фаната своего дела трудно найти в Туре. Следующей реперной точкой Федерера может стать сорокалетний юбилей. Тогда Федереру было бы логично в конце этого года раскрыть все карты и анонсировать свое прощальное турне. Вспомним трогательное турне Давида Феррера! Для Роджера это будет еще одна возможность наиграться, наговорить красивых слов, пустить слезу и, конечно, неплохо заработать. А ведь эталонный многодетный отец всегда ищет пути для дополнительного заработка (вспомним хотя бы баснословный контракт с японским производителем одежды Uniqlo). Но вот сможет ли в таком случае он достойно уйти в чисто спортивном плане — ​на позитивном эмоциональном фоне (не так, как ушла, отчаявшись, Шарапова)? Да, побить рекорд Коннорса и довести общее количество титулов до 110 — ​задача несложная, особенно с учетом того, что на соревнованиях категории «250» Роджер сможет побеждать и до 45. Но в таком случае уход Роджера будет, скорее, похож на прощание с теннисом другого легендарного американца — ​Андре Агасси, который уступил в своем последнем матче в третьем круге US Open уже всеми позабытому Бенджамину Беккеру и ушел из тенниса всего лишь в ранге 39-й ракетки мира.

Это лишь основные сценарии осени патриарха. Но спорт постоянно меняется и рождает самые непредсказуемые сюжеты. Можно задуматься, стоит ли уходить в 40 лет, если в 36 некоторые только принимают решение вернуться (речь о Ким Кляйстерс и ее попытке номер три).

Как бы то ни было, нам всем остается только гордиться тем, что мы являемся современниками великих спортсменов и личностей, новых вызовов и рекордов. Пока что борьба за звание лучшего продолжается. Сегодня желтая майка лидера — ​у Роджера, но рано или поздно по самим законам спорта его кто-то обойдет. Вероятнее всего, это сделают его непримиримые соперники на корте и коллеги по Туру за его пределами — ​Надаль или Джокович (а вполне возможно, что сначала один, а потом и другой). Но главная заслуга Федерера в том, что именно он стал вдохновителем всей тройки, воодушевив других на борьбу и подняв планку на невиданный доселе уровень.

Кирилл Куценко
Главное фото: usopen.org

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности