fbpx
PRO TENNIS Выбор редактора Статьи

Николай Давыденко: «Хочу реализоваться и как тренер тоже»

Новый герой рубрики «В погоне за звездами» — ​экс-третья ракетка мира, победитель 21 турнира ATP, победитель Итогового чемпионата 2009 года, обладатель Кубка Дэвиса — ​2006 Николай Давыденко.

О Николае Давыденко в последние пять лет мало что было слышно. Уходя из тенниса в 2014-м, он рассказывал, что собирается заниматься бизнесом, связанным с технологиями, в том числе в медицине. Купил строгий костюм и уверенно шагнул в новую жизнь. Свой последний матч он провел на «Ролан Гаррос — ​2014», уступил в трех сетах в первом круге Робину Хаасе (5/7, 4/6, 2/6) и тогда же принял решение о завершении карьеры, но официально ушел из спорта только в октябре. Одной из главных героинь торжественной церемонии проводов Николая из тенниса, состоявшейся во время «Кубка Кремля», стала его дочка Катя, которой тогда было два с половиной года.

Сейчас ей уже семь, она пошла в первый класс. У Кати появились два младших брата: Константин родился в День Победы, 9 мая 2015 года, Дмитрий пополнил семью Давыденко в декабре 2017-го. Именно забота о детях занимала все время Николая последние пять лет. Он как примерный отец играл с ними, гулял на детских площадках, смотрел мультфильмы. Говорит, что знает абсолютно все. Водил в детский сад и на тренировки: Катюша пробует играть в теннис, но пока сама не до конца понимает, нравится ей это или нет. «Дети ведь такие, — ​говорит титулованный отец, — ​сегодня хочу, завтра не хочу. Пока не знаю, получится ли у нее что-то в теннисе».

Николаю теннис снился еще около года после последнего матча. Казалось, что надо куда-то спешить — ​на тренировку, на игру, на очередной турнир. Матчи он тоже видел во сне, особенно в жаркой Австралии. Потребовалось время, но он привык. И сейчас об этом даже не думает.

На вопросы об успехах в бизнесе Давыденко отвечает не­охотно. «Понял, что я, скорее, теннисист, чем бизнесмен», — ​говорит. Но ­кое-какие детали ­все-таки раскрывает. Он инвестировал в проект российских ученых, связанный с производством биологического топлива на основе морских водорослей, которое должно стать альтернативой нефти и газу. Давыденко и ученые, с которыми он сотрудничал, надеются, что в ближайшее время их разработки станут востребованными. Дальнейшее развитие зависит от того, обратит ли на это внимание государство. Но пока отдачи нет.

Николай с семьей живет в Москве. Ездит с одного конца города на другой на метро, пользуется каршерингом. Но узнают его в российской столице редко. Только те, кто очень пристально следит за теннисом. В Европе Николая, по его словам, тоже мало кто знает. Зато в Южной Америке он звезда. Если встречает где-то на отдыхе кого-то из той части света, чаще всего слышит в свой адрес “Grande Davydenko!” и просьбы о совместных фото.

Внешне он совсем не изменился. Такой же сухой и поджарый, как и пять лет назад. Прическа тоже не претерпела изменений. «С волосами уже трудно себя представить. Хотя лет в 16–17 был такой симпатичный блондин, — ​смеется Николай. — ​По поводу лысины никогда не комплексовал, а уж когда появилась девушка, а потом жена — ​тем более. Из-за чего? Из-за того, что в баре на меня не посмотрят?»

Путешествует Николай очень редко: не тянет, наездился за годы выступлений в Туре. Хотя его супруга Ирина активно развивает свой туристический бизнес. В Европе Давыденко не был два года до тех пор, пока не съездил в Лондон на Итоговый чемпионат прошлой осенью. И то отправился туда только потому, что позвали организаторы.

Победу в Лондоне на Итоговом турнире 2009 года Николай называет главной в своей карьере. Еще и потому, что на том турнире он наконец-то взял верх над Роджером Федерером. Это его успокоило. Он уходил из тенниса с мыслью, что обыгрывал всех топовых игроков. Швейцарца же Давыденко считает своим злым гением. «Он единственный, кто постоянно меня побеждал на всех крупных турнирах — ​в четвертьфиналах, полуфиналах. Это была его эпоха. В какой-то момент он был вообще непобедимым, обыграть его было сложно», — ​говорит Николай.

Над вопросом о том, сложилась бы его карьера иначе, играй он, например, до Федерера, Давыденко размышляет какое-то время, но отвечает отрицательно. «Не думаю. В любое время были великие игроки. И Андре Агасси, и Пит Сампрас. Да и Евгения Кафельникова или Марата Сафина, когда они были на пике формы, поди обыграй. Это не так просто».

О долголетии Федерера, своего ровесника, который не просто продолжает играть, но и доходит до решающих стадий турниров «Большого шлема», Николай рассуждает так: «Его теннис такой — ​короткий, быстрый, легкий, острый. Он старается избегать долгих матчей. Другое дело, как он умудряется сохранять концентрацию в 38 лет! Не знаю, будет ли такой, как Роджер, в новом поколении? Пока я не заметил».

Давыденко хранит в памяти домашний финал Кубка Дэвиса — ​2006, в котором наши победили аргентинцев (Николай тогда победил Челу, но уступил Налбандяну, а решающее пятое очко принес Сафин, обыгравший Акасусо). «Налбандяна можно было обыгрывать, — ​вспоминает Николай. — ​Но меня почему-то мандраж схватил, причем именно в тот момент, когда я ступил на корт. До этого я себя отлично чувствовал. Но тут решающий день, Москва, полные трибуны. Понял, что без шансов».

На замечание о том, что нынешнее поколение теннисистов лишено такой роскоши, как домашний финал Кубка Дэвиса, Николай отвечает практично и с улыбкой: «Зато теперь там миллиард дают! Все в деньги упирается». Да и вообще об изменениях, произошедших в теннисе после его ухода, в том числе в плане финансов, отзывается иронично: «Сейчас теннисисты богатенько так живут. Просто прилетев на турнир, ты в нереальном плюсе. Призовые так увеличились, что с собой можно привозить и бабушек, и дедушек. Даже если первый круг проиграл, можешь обеспечить всю семью. Когда я выступал, призовые составляли 10 000–15 000 долларов США, а сейчас 40 000 долларов. Мне кажется, что это даже перебор». А о счетчике, который теперь отсчитывает время на подачу на турнирах «Большого шлема», говорит: «Слава богу, этого не было при мне. Мне бы после иного розыгрыша, наоборот, посидеть минутку».

В теннисном мире Давыденко дружит с австрийцем Оливером Марахом, с которым когда-то играл в паре. Общаются и их супруги, обмениваются семейными новостями. Поддерживает отношения Николай и со своим бывшим менеджером Ронни Лейтгебом, который в свое время тренировал Томаса Мустера и, конечно, со всеми российскими теннисистами. Приятельствует он и с футболистом Андреем Ещенко, с которым однажды играл в теннис. Следит за новостями о спартаковском защитнике, переживал, когда того отстранили от тренировок за историю с лайками в Instagram.

Вспоминая о том, была ли у него к кому-то из соперников неприязнь, называет Радека Штепанека (чех некоторое время назад тренировал Новака Джоковича, а сейчас вошел в команду болгарина Григора Димитрова). «Мы с ним недолюбливали друг друга во время игры, но после матча, при встрече в ресторане например, всегда все было нормально», — ​говорит Давыденко. Из действующих игроков не вполне понимает австралийца Ника Кирьоса, считает его не совсем адекватным.

При этом теннис по телевидению Николай почти не смотрит. Да и раньше особо не смотрел — ​хватало. Но за успехами молодых российских ребят следит. Один из них, девятая ракетка мира Карен Хачанов, весной обратился к Давыденко с просьбой о помощи. Хотел совета: что делать, чтобы удержаться в топ‑10 мирового рейтинга? Уговаривал присоединиться к его команде, которую возглавляет хорват Ведран Мартич, на турнире. Сначала Николай ответил отказом: мол, у него семья и свой молодой ученик. Но все же в Вашингтон в начале августа Давыденко с Кареном поехал. Там, к сожалению, теннисист надолго не задержался, чем своего титулованного помощника немало удивил.

Впрочем, нынешняя вторая ракетка России — ​не единственный подопечный экс-третьей ракетки мира и победителя 21 турнира ATP в одиночном разряде. Давыденко работает еще с семнадцатилетним парнем, имя которого так и осталось неназванным, несмотря на несколько настойчивых вопросов. «Моя цель — ​научить парня играть в теннис и тренироваться профессионально, — ​говорит о своем юном подопечном Николай. — ​Когда пойму, что он готов, можно будет играть турниры ITF. Думаю, в следующем году можно начинать». При этом о настоящем и будущем российского тенниса Давыденко говорит откровенно и без прикрас: «Прошлым летом Игорь Куницын предложил мне: посмотри на ребят, может, выберешь кого-то из талантливых игроков. Я посмотрел. Талантливых в данный момент у нас нет».

И о том, как непросто вырастить игрока в нынешних российских реалиях, Николай тоже рассуждает трезво: «Можно наоткрывать академий в регионах, но кто там работать будет? Специалистов нет. Все тренеры, научившиеся играть в теннис, зарабатывают на бизнесменах. Мало кто занимается с детьми, — ​говорит он. — ​Плюс сейчас все стоит денег. Час спарринга — ​1500 руб­лей. А еще аренда корта. Постоянно возникает финансовый вопрос. В Америке вот корты бесплатные. И в Европе летом играй сколько хочешь. Не зря все наши топовые игроки выросли в Испании и Франции. Там многое компенсируется».

Тем не менее, продолжая жить и работать в России, Давыденко говорит прямо: хочу реализоваться не только как игрок, но и как тренер. Но прекрасно отдает себе отчет в том, что собой представляет эта деятельность, понимает все ее плюсы и минусы. «Это очень тяжелая работа. Мне кажется, даже тяжелее, чем быть игроком. Тренер гораздо больше переживает, контролирует каждую мелкую деталь. Только теперь я начал понимать брата», — ​признается Николай.

Каким Давыденко был теннисистом, мы помним. А какой он тренер? Отвечает он сам: «Я человек работящий и ответственный. Мне нужен результат. Поэтому работаю старательно и эмоционально. Могу и наорать. Матом». Осознает, что он только в начале пути и что ему многому еще нужно учиться. «Знаю многое, но невозможно знать все», — ​утверждает он. В чем-то Давыденко-­тренер ориентируется на собственный опыт и ощущения. Если сомневается, консультируется со старшим братом Эдуардом, у которого сам тренировался всю жизнь, или с другими специалистами. «Работая каждый день, я тоже учусь. Нужно всегда работать на результат. Если он есть, значит, я двигаюсь в правильном направлении», — ​считает Давыденко.

Очень хочется, чтобы у этого успешного в прошлом теннисиста, а теперь целеустремленного тренера все получилось. Такие люди определенно нужны теннису. И российскому, и мировому в целом.

Автор: Мария Никулашкина

 

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности