fbpx
PRO TENNIS Интервью Статьи

Евгений Донской: «Понимал, что шаг назад делать нельзя!»

Как уже сообщал TW, в своем стартовом матче на St. Petersburg Open-2020 Евгений Донской одержал трудную, но заслуженную победу над прошлогодним полуфиналистом Егором Герасимовым. После матча Женя сделал разбор полетов вместе с оставшимися журналистами – разумеется, в маске и в режиме онлайн.

— Евгений, расскажите, пожалуйста, о тактике, которую вы наметили для себя в матче против Егора Герасимова, который является игроком силового стиля.

— Тактика в таких матчах проста. Он очень хорошо подает, поэтому нужно как можно больше мячей вернуть назад на приеме. Это мне, кстати, понравилось в моей игре сегодня. Я прилично принимал. В целом я знал, что он хорошо играет с мягких мячей, поэтому надо было бить плотно и заставить его двигаться по корту. Заставлять его бегать, потому что можно сказать, что движение – это его слабая сторона. Я пытался играть как-то так.

— В какой-то момент Егор сделал три двойные подряд. С ним такое случалось раньше? Вы ведь не в первый раз с ним играете.

— В матчах со мной, наверное, такое не случалось. Это не оправдание, но, если вы заметили, то он вторую подаёт очень сильно. Он рискует. Саша Бублик иногда тоже подает первую со скоростью 200 км/ч, вторая у него тоже под 200 км/ч. Когда Егор сделал третью двойную, он хотел вторую именно так подать. Если вы помните, то он хотел её прямо по линии подать и сделал это со всей силы. Третья двойная была рискованная. С ним у меня не было такого опыта, но может быть, у него такое когда-то и бывало.

— Насколько мы понимаем, сегодня это ваша первая победа на уровне ATP в этом году. Бывало ли такое в прошлом? По вашему сегодняшнему теннису в это сложно поверить. Есть ли ощущение, что худшее позади?

— Бывало ли такое? Да я вообще такой спортсмен, у которого то блеск, то треск. У меня всегда были проблемы со стабильностью. От этого страдает мой рейтинг. Худшее позади, я уверен, потому что грунт позади. Это шутка, конечно, но когда начинается зал и хард, то это мне приятнее, я себя увереннее чувствую на харде. Но, если честно, то сегодня я очень нервничал, особенно во втором сете, когда сделал брейк после этих трёх двойных у моего соперника. Я стал нервничать. Матч смотрели мои друзья. Я к ним поворачивался и обращался: «Ну почему меня так зажимает?!». История моих поражений сегодня сказывалась на моих нервах.

— Вы прекрасно знаете возможности Даниила Медведева, Карена Хачанова, Андрея Рублева. Сейчас двое наших игроков в топ-10. На этот раз без Карена. Как вы думаете, есть ли предпосылки к тому, что в следующем сезоне мы увидим троих россиян в первой десятке?

— Я не сомневаюсь в этом. У ребят всё для этого есть. Точнее у двух из них это уже случилось, у Карена это уже было. Он первым попал в десятку. Надеюсь, что они будут втроем в топ-10 одновременно. Карен вернётся в десятку. Моё мнение: пик Андрея ещё не настал. Ни пик рейтинга, ни игры, ни уровня. Я думаю, что вы ещё увидите его взлёты. Думаю, что эти ребята – это не будущее российского тенниса, это будущее мирового тенниса. Я их хорошо знаю, слежу за их игрой. У них такой теннис, который на голову выше, чем у многих других ребят.

— Какие задачи ставите себе на остаток сезона?

— В этом году я не ставлю себе никаких конкретных задач. Поскольку для меня не очень хорошо началась вторая часть сезона, та, которая после пандемии. Сейчас я просто хочу наладить игру, наладить голову, чтобы играть спокойнее и увереннее.

— Опишите свои чувства на тройном матчболе – при счете 6-3 на тай-брейке. Как это было и какой психологический расклад в этой ситуации?

— В этом-то и загвоздка. Матчболы начинаешь мягче играть, в технике всё меняется. Начинаешь осторожничать. Хорошо, что я знаю это, и это мне помогло при счете 6-4 на тай-брейке. Я понимал, что шаг назад нельзя делать. В том числе, в прямом смысле слова — нельзя было отступать за заднюю линию. И я заставил себя войти в корт, когда увидел, что есть шанс ударить по линии. Психологически это было тяжелее.

— Вопрос по поводу рейтинга ATP. В этом году он как бы заморожен на два года. Вам эта новая временная система рейтинга идёт в плюс или в минус, как вы считаете? Как вы оцениваете эту систему?

— Вы знаете, я не считал. Я не из тех, кто пытается считать. Оно случилось, оно есть, ты просто подстраиваешься. Не считал, сколько очков у меня сохранилось на будущий год, как они мне помогут, куда надо попасть. Я пытаюсь наладить игру. Наладить игру на матчах. Пытаюсь не наладить рейтинг, а наладить игру в матче, потому что я знаю, что у меня есть игра на тренировках, и она хорошая. Если она будет всегда работать в матчах, то и рейтинг, думаю, смогу поднять, несмотря на то, какое решение они примут.

— В прошлом году на турнире вам помогал Андрей Кузнецов, а сейчас он вернулся к игровой практике, то есть вновь станет вашим соперником. Как вы восприняли его решение?

— С самого начала нашего сотрудничества было сразу понятно, что Андрей вернется. Мне кажется, я был один из первых, помимо всех родственников, жены и всех родных, кто говорил ему, что у него есть шанс, и если нога позволит, то точно нужно возвращаться. Я никогда в жизни не препятствовал этому решению, я только старался его поддерживать насколько это возможно. Как только он сказал, что хочет попробовать, я сказал: «Все, никаких проблем», и мы спокойно разошлись, такая договоренность была изначально. Мы смеялись насчет US Open – над тем, что мой тренер прошел больше кругов, чем я сам. На самом деле я только рад его возвращению. Андрей – замечательный человек, главное, чтобы у него все хорошо было со здоровьем. Уровень игры у него далеко не топ-100, а минимум топ-50, а дальше уже как сложится со здоровьем. Играет он очень круто, и если все будет хорошо, в следующем году вы увидите много новых людей в топ-100, включая его самого.

— Как вы оцениваете свою физическую форму и психологическую после сегодняшнего матча и после перерыва из-за пандемии?

— Физическая форма у меня в полном порядке. С самого начала, как начался сезон, с Цинциннати, с US Open, «физика» никогда меня не подводила. Я очень хорошо провел эту пандемию с моим тренером — Дино Рагулич, он тренирует в Москве. Этот тренер – большая для меня находка, он физически поднял меня на другой уровень, я очень классно себя чувствую. Я очень хорошо себя чувствую, я готов играть очень долго. Я считаю, что у меня все в порядке, главное играть. Была большая разница между моим психологическим состоянием до этого матча и после. Потому что перед матчем, в матче, наверное, это тоже было заметно, психологически я не был силен. Но, надеюсь, что после этого матча я буду более уверенным в себе.

— Михаил Южный вас активно сегодня поддерживал. Помнится, в Дубае Михаил находился в вашей ложе, и вы очень неплохо сыграли, обыграли тогда Роджера Федерера. Насколько для вас приятно, когда Михаил сидит на трибуне и поддерживает? Это сказывается на игре?

— В этом нет никаких сомнений. Я могу сказать даже больше, если бы его тогда не было на трибуне в 2017 году в Дубае, то это я бы тогда этот матч не выиграл. Это просто факт, это так и было бы. Сегодня я об этом тоже подумал про себя: «Видимо, сегодня я нормально буду играть, потому что Миша смотрит». На самом деле большое ему спасибо, потому что он всегда пытается смотреть мои матчи, что на US Open, что в Риме – он всегда пытается прийти смотреть. Его поддержка сказывается на моей уверенности в себе точно, хоть она у меня и так не супервысокая, но с ним она хоть чуть-чуть вырастает.

— Во время пандемии, в апреле, вы во второй раз стали отцом, у вас произошло приятное событие в семье. Изменил ли в вас что-то опыт отцовства? Помогло ли отцовство в профессиональном плане?

— Вначале точно да, помогло. Потому что у меня всегда были приоритеты, а теннис для меня всегда был приоритетом номер один. Но когда семья становится больше, то вопросов не возникает про то, что сейчас является приоритетом. Ты начинаешь спокойнее относиться к теннису, то есть вначале это даже помогает. Но потом ты пару матчей проиграл в разгар этой пандемии, и ты уже понимаешь, что и в теннисе у тебя может все повернуться вспять — даже когда ты отец два раза. И эта неуверенность в себе и беспокойство начинают возвращаться, которые были и до того, как у меня появились детишки. Но когда это появляется, ты больше заботишься и переживаешь больше за другие вещи, поэтому начинаешь думать: «Проиграл один матч – ничего, давай дальше работать, главное, чтобы у них все было хорошо». В этом плане, наверное, чуть попроще стало в теннисе, потому что спокойнее начал относиться к поражениям. Но когда они накапливаются, тогда сильнее начинаешь в себе сомневаться, и потом тяжело выйти из этого капкана.

— Ваш товарищ по сборной, Андрей Рублев, который не так давно был здесь на пресс-конференции, сказал, что если кому и жаловаться на текущие трудности, вызванные пандемией, то только не теннисистам, потому что есть люди, которым гораздо хуже, а вы что думаете по этому поводу?

— Абсолютно. На самом деле это несложно понять. У меня и родители живут далеко, в Краснодарском крае, и они рассказывают, что с работой не все так просто, но это серьезный такой вопрос. Понятно, что теннисистам жаловаться ни в коем случае нельзя, но и люди тоже должны нас понимать. Я проиграл на US Open, мы там были две недели. И все говорили: «Донской, проиграл, легко заработал 50 тысяч долларов и уехал». Никто не думает о том, сколько зарплаты ушло туда, зарплаты сюда, две недели за отель за три номера – только там тысяч 12 уходит. Понятно, что я заработал что-то. Потом в такие моменты, во время пандемии, на эти деньги ты просто выживаешь. Так и живешь. В любом случае, я уж точно не жалуюсь, не жаловался и не собираюсь жаловаться. Есть люди, которым намного сложнее, и таким людям, наверное, надо больше помогать в этом плане.

Михаил Иванов из Санкт-Петербурга

Фото: SPB Open

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности