fbpx
Выбор редактора Интервью Статьи

Сиреневое настроение Вихлянцевой

Всегда симпатизировал этой теннисистке — ​импонирует не только ее атакующий стиль игры с мощной подачей и классным бэкхендом, но и человеческие качества уроженки Волгограда: улыбчивая, отзывчивая, общительная, из крепкой русской семьи, где ей привили правильные ценности и дали хорошее воспитание. Поэтому, когда встал вопрос о том, кто сможет дать в это непростое время позитивное интервью, даже не раздумывал — ​позвонил Наталье Вихлянцевой. И получилась душевная откровенная беседа. Надеюсь, она найдет отклик и у вас, дорогие читатели.

Tennis Weekend: Наташа, расскажи, пожалуйста, каким был последний турнир, сыгранный тобою до того, как WTA-Тур встал на паузу, в котором ты приняла участие?

Наталья Вихлянцева: Это был Oracle Challenge серии 125K накануне Индиан-Уэллса. Там я обыграла в первом круге украинку Ангелину Калинину, а затем уступила американке Джессике Пегуле. Сейчас уже не верится, что с марта прошло уже три месяца! Я помню тот свой последний матч. Проиграла сильной сопернице, хотя у меня были шансы. На следующий день решила отдохнуть от тенниса и потом начала готовиться к основному турниру в Индиан-Уэллсе. На тренировках вроде бы нормально все получалось, играла тренировочные сеты, и даже матч договорились сыграть тренировочный: в воскресенье я соревновалась с Карлой Суарес Наварро. Счет был 6/3, 2/0 в мою пользу, когда мы закончили играть. Так что я самым серьезным образом настраивалась на турнир [в Индиан-Уэллсе]: уже прибилась к корту получше, чем на 125-тысячнике.

А потом, когда узнала, что турнира не будет, многое было поначалу непонятно. Никто не знал, как долго продлится эта пауза, состоится ли турнир в Майами, и там еще в Мексике должен был пройти челленджер… Непонятно было, насколько это все серьезно, будем ли мы выступать на следующих турнирах или нет. Кто-то говорил, что было принято решение проводить матчи без зрителей — ​в рамках спонсорских обязательств. Поэтому все надеялись на другие турниры. Но  я созвонилась со своей семьей и решила, что лучше полететь домой в этой непростой ситуации. И, как оказалось, мы приняли правильное решение. Потому что потом все только ухудшалось, и те, кто оставался там, в Индиан-­Уэллсе (а многие еще тренировались на следующей день), и продолжали готовиться, думая, что состоится и турнир в Майами, только зря время потеряли. В итоге все отменилось, и эта длительная пауза продолжается.

TW: И вот ты вернулась в Волгоград… Какая там тогда была эпидемиологическая обстановка? И какая она сейчас?

Н. В.: Когда я вернулась, именно в Волгограде пока еще не было случаев заражения, а в Москве их было совсем мало. И когда я вернулась из Америки, не надо было еще оставаться 14 дней в самоизоляции, поскольку Америка тогда не входила еще в список стран со сложной ситуацией. Поэтому я на эти две недели полностью не изолировалась, но, конечно же, исключила встречи со знакомыми, друзьями. И эти две недели не ходила в институт, чтобы не подвергать кого-то опасности, все делала онлайн. Ходила только на тренировки: мы индивидуально тренировались с тренером. А так практически все время проводила с семьей. Это было в конце марта. А когда по истечении двух недель я уже собралась пойти в институт, буквально через день-два оказалось, что все переходят на дистанционное обучение. И стало понятно, что я не появлюсь в институте, да и корты к тому времени уже были закрыты, фитнес-залы тоже.

Мы до этого думали купить по истечении двух недель новую беговую дорожку и поставить ее у себя дома на балконе. Но пока думали, откладывали на потом, решили купить беговую дорожку в субботу, когда будет побольше времени, можно будет съездить, все купить и спокойно привезти. Но накануне в пятницу вечером вышло постановление о том, что у нас в Волгограде закрываются все магазины в торговых центрах. И «Спортмастер» попал в этот список. Пришлось заказывать беговую дорожку онлайн, но все равно выкрутились из этой ситуации. Число зараженных тогда прибавлялось. Но сейчас вроде разрешили тренировки — ​только, чтобы был лишь сам спорт­смен и его тренер и чтобы играли только один на один. А пробежки были разрешены еще раньше, чем в Москве: можно было бегать на улице по одному или на велосипеде покататься. И потихоньку сейчас начинают вводить послабления. В институтах же все пока в режиме онлайн. А у меня еще младший брат одиннадцатиклассник, он пойдет на днях на вручение аттестатов, вдобавок ему должны вручить золотую медаль. И там их вызывают по одному к определенному времени, обязательны маска и перчатки… И потом будем ждать, когда начнутся экзамены, поступление в институт — ​в общем, вся эта ситуация неопределенная и напряженная. Салоны красоты у нас открылись еще в конце апреля, а школы и стоматология — ​все это было закрыто. И непонятно, как долго еще это будет длиться.

наталья вихлянцева

TW: По телевидению в программе «Вести» в сюжете из Волгограда показывали репортаж о вашей семье. На кадрах мы видели, как вы с братом дома занимаетесь физкультурой, в том числе на беговой дорожке. Как долго вы с ним тренировались сугубо дома, не выходя из четырех стен?

Н. В.: Примерно недели две-три мы строго соблюдали самоизоляцию, сидели дома, никуда не выходили. В магазин ходил обычно папа. Обязательно — ​маска, перчатки. Что-то заказывали на дом. Когда привозили заказ, просили, чтобы оставляли за дверью… Потом стали менее строго к этому относиться, потому что тяжело это долго соблюдать. Да, у нас были дома гантели, беговая дорожка, но все равно долго в этом вариться тяжело, к тому же погода улучшилась, стало потеплее… Все равно хочется выйти на улицу и там просто побегать, где-то прицепить тренажер, поделать упражнения, ускорения хоть какие-то. Потом мы нашли стенку буквально под домом, нарисовали линию сетки, немного поиграли об стеночку. Мы там часто бывали. По сей день меры соблюдаем. Если в магазин, то все строго: перчатки, маска. Но хоть теперь можно спокойно, не боясь, бегать на улице, кататься на велосипеде. Уже легче (на 1 июля в Волгоградской области был отменен режим самоизоляции, но продолжал действовать масочный режим; c начала распространения опасной инфекции в области выявили 6327 человек с COVID‑19).

TW: Коль скоро в Волгограде уже можно выходить на корт, как ты оцениваешь свою игровую форму, и кто тебя сейчас тренирует, кто тебе спаррингует?

Н. В.: Вот как раз брат. Потому что он тренируется давно, он все время со мной с детства, его привозила мама на тренировки. Мне с детства хотелось, чтобы мама была на тренировке. А брат Сашка был еще совсем маленький, и его тоже брали на корт. Он то возьмет ракетку, то нет… Сначала он не занимался профессионально теннисом, ему не было уделено столько времени… Но потом он стал и с тренером моим Евгением Николаевичем Дрожиным заниматься (который меня с двенадцати лет тренирует), и родители тоже подключились. Иногда брат с папой поигрывал — ​со спаррингами. И сейчас он достиг определенного высокого уровня и спокойно может со мной тренироваться. Мы с ним и держим мяч, и тренер Евгений Николаевич нам накидывает. В общем, в семейном кругу таком тренируемся, чтобы не подвергать риску кого-то еще. Хорошо, что тренироваться разрешили. Что касается моего игрового уровня, то первые пару дней было тяжеловато, но потом стало получше. Вроде бы не так все критично, и есть надежда, что к тому времени, когда все вернется и возобновятся турниры, уже можно набрать какую-то форму. Слава Богу, мы и физподготовку не бросали, и игровую подготовку. Так что все вроде бы нормально.

TW: Одна треть россиян, судя по опросам, считает, что опасность коронавируса преувеличена, четвертая часть наших сограждан вообще считает это выдумкой. Ну и, соответственно, две трети относятся к этой пандемии серьезно и соблюдают все меры предосторожности. Ты к какой категории принадлежишь? Судя по предыдущим ответам, видимо, к последней?

Н. В.: Да, я отношусь, к той части общества, которая считает этот вирус серьезной опасностью. И хотя мы, спортсмены, молодые люди вроде бы, не в зоне риска, но мы можем быть переносчиками этой болезни, и из-за этого могут пострадать люди в возрасте. Вот это больше всего пугает. Страшно, что ты можешь кого-то заразить, и кому-то от этого будет плохо. И все эти меры важны: ​и масочный режим, и ношение перчаток в магазинах, и измерение температуры у входа в магазин. Мы честно все соблюдаем, и в Волгограде даже не пускают в некоторые магазины. И в принципе это правильно. Может быть, благодаря этим мерам будет также меньше каких-то других респираторных вирусов…

Я думаю, что все эти меры — ​грамотные, правильные. Правда, тут вот у брата предстоят экзамены, а у нас сейчас уже наконец-то погода возвращается в Волгоград, 34–35 градусов тепла, солнце. А что будет в начале июля?.. И если, конечно, надо будет сдавать экзамены, сидя в масках и перчатках, то здесь нужны уже изменения. Но в магазинах — ​это правильно. Раньше, даже если ты немного занемог, ты мог все равно пойти в магазин или пойти с кем-то с друзьями встретиться. А сейчас, если ты немного приболел и температура 37 градусов, тебя уже никуда и не пустят. Может быть, благодаря этому меньше людей будут от вирусов страдать — ​не только от коронавируса. Так что, я думаю, позитивный эффект от всех этих мер есть, и мы победим эту заразу.

наталья вихлянцева

TW: Объявили о том, что US Open состоится, но при соблюдении целого ряда строгих ограничений. Не будет зрителей, предусмотрены постоянные тесты, нельзя с собой брать больше одного человека и так далее. Не всем игрокам это нравится. Джокович назвал эти меры экстремальными. А ты что скажешь?

Н. В.: Я тоже читала много разных мнений и высказываний — ​и Джоковича, и Надаля — ​по поводу того, как это будет проходить. Если будет только «плюс один человек» — ​что ж, у меня еще не было возможности ездить с огромной командой. Моя команда — ​это моя семья. И я спрашивала, как с этим быть? И мне сказали, что хоть семья, хоть кто, — ​все равно правило одно: «плюс один человек». Но если такие меры необходимы для сохранения здоровья  ​нашего и других людей, то не стоит говорить столь уж категорично, что это плохо и так невозможно играть турниры…

TW: То есть ты готова была их соблюдать и терпеть эти неудобства?

Н. В.: Да, лишь бы мы вернулись к соревнованиям, к матчам. Тяжело без турниров. Считай, что ты без работы находишься. Я думаю, с такими ограничениями сталкиваются не только мы, но и футболисты, и хоккеисты. Можно потерпеть. Ну и когда-то же будет вакцина — ​и тогда, может, все вернется на круги своя.

TW: Есть одна проблема. Организаторы US Open убрали из программы турнира квалификационные соревнования, и реакция игроков, таким образом лишившихся возможности поехать в Нью-­Йорк на «мэйджор», была, мягко говоря, негативной. Тебе ведь тоже предстояло там сыграть квалификацию…

Н. В.: Да, многие по-разному реагируют. Просят вернуть квалификацию и просили также вернуть в программу турнир теннисистов-колясочников — ​и я видела, что его вернули. Тут, конечно, многое будет зависеть от готовности игрока и его команды с одной стороны рисковать, а с другой — ​идти на эти неудобства. Но хочется верить, что к тому моменту (к началу US Open) все будет спокойно. И что, конечно же, они это все предвидят, и, может, все уже будет в полной мере: и юниоров вернут, и квал, и все пройдет, как и должно быть, но, правда, без зрителей.

TW: Допустим, американцы квал вернули… Тогда ты однозначно поедешь в Америку, и никакие неудобства тебя не остановят?

Н. В.: Да, думаю, что, если уже будет все готово, я буду соблюдать все предписания и с удовольствием поеду и буду там выступать.

TW: Если это все состоится, US Open будет твоим первым официальным турниром? Или ты выступишь в соревнованиях раньше? Например, 3 августа стартует грунтовый турнир в Палермо, следом за ним — ​грунтовый турнир в Праге…

Н. В.: Конечно, хочется, чтобы были еще раньше турниры. И если со своим рейтингом я буду туда попадать, то поеду и на грунтовые турниры, которые пройдут до американского «мэйджора».

TW: Значит, хотелось бы попробовать свои силы в Палермо и в Праге — ​пусть даже в квале?

Н. В.: Да, если будут попадать в квалификацию, то можно поехать. Потому что потом предстоит турнир в Цинциннати (его перенесли в этом году в Нью-Йорк — ​TW). Это довольно крупный турнир, и туда в квалификацию тоже надо попасть: ­все-таки я сейчас 129-я. Тут все будет зависеть от того, кто как решит: ехать или не ехать. Но если туда не буду попадать, то поеду и на грунтовые турниры, чтобы поиграть и подготовиться к главным стартам оставшейся части сезона.

TW: Ты была 54-й ракеткой, выходила в полуфинал «Кубка Кремля», обыграла в борьбе Ализе Корне, была в полуфинале на женском турнире в Питере. Сейчас у тебя в карьере иная ситуация, ты пока стоишь за пределами первой сотни. Но тебе всего лишь 23 года, вся жизнь впереди. Какие цели ставишь перед собой на перспективу?

Н. В.: Мне, конечно же, хочется вернуть ту игру, которую я показывала, когда была 54-й в мире, — ​те матчи, полуфиналы… Хочется вновь приблизиться к топ‑50 и, наконец, пробить этот потолок! Временный, я надеюсь. Да, хочется пробиться в топ‑50, а потом уже дальше в турнирах почувствовать какую-то уверенность и продолжать играть и, конечно, хочется стать первой ракеткой мира. Это моя главная мечта. Думаю, не только моя, но и любого теннисиста, который только приходит в теннис: ​он, конечно, мечтает об этом всю жизнь. И, конечно же, мечтаю одержать победу на турнире «Большого шлема». Про Олимпиаду — ​отдельная мечта. Конечно, всем хочется сначала в топ‑50, а потом уже постепенно набирать турнирную практику, совершенствуя свою физическую форму, свои комбинации. Собрав все это воедино, можно уже пробиваться в топ‑10 и мечтать о первой строчке рейтинга.

Что для этого нужно, и чем я все эти годы отличалась? Была эта травма непонятная после того успешного «Кубка Кремля», из-за которой я не могла брать ракетку в руки. Потом были неудачные турниры… Как-то я, может быть, расслабилась — ​подумала, что так будет продолжаться и дальше… Может быть, работать перестала, меньше трудиться стала. Думала, я в рейтинге 54-я, если так же и дальше тренироваться, буду так же прогрессировать… Нет, сейчас, оглядываясь назад, понимаю: чем выше ступень, на которую ты становишься, тем больше надо работать. Чтобы хотя бы удержаться на этой ступени, а потом и сделать шаг вперед. Поэтому, думаю, что вот эта пауза дана мне для усовершенствования каких-то навыков, для понимания того, что на самом деле для меня ценно, над чем нужно работать, для изучения какой-то тактики, просмотра матчей, для того чтобы понять, какие физические аспекты необходимо улучшить. Полагаю, эта пауза окажет положительное воздействие, и я с новыми силами вернусь в Тур. А там уже, конечно, как сложится. Но нужно стараться, трудиться и не останавливаться.

TW: Отрадно, что ты ставишь перед собой амбициозные цели. Как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. А ты, образно говоря, уже почти была генералом. Вопрос на другую тему. Недавно мы видели твой первый телевизионный, можно даже сказать, актерский опыт: в рамках совместного проекта, подготовленного компанией «Формула ТХ», организатором турнира St. Petersburg Ladies Trophy, ты читала сказку «Краденое солнце» Корнея Чуковского. Это твой первый опыт такого рода, или тебе и раньше доводилось делать нечто подобное? Может быть, в школе? И какие были отклики?

Н. В.: Очень классная идея — ​осуществить такой проект в День защиты детей [1 июня]. Мы открыли в наших шкафах ту полочку, где еще были детские книги, которые нам читали мама с папой, а потом и сами пытались читать — ​там остались какие-то то надписи, расставленные ударения… Все эти книги были мною открыты вновь, частично перечитаны. И я выбрала «Краденое солнце» Корнея Ивановича Чуковского. Мне даже показалось, что это произведение и сейчас актуально в нашем современном мире. И многим понравилось, и мне самой очень понравилось участвовать в этом проекте. Я помню, как в школе у нас устраивали дни самоуправления, когда мы, старшеклассники, вели уроки в младших классах. И все хотели вести русский язык или литературу. Кстати, как раз сегодня, когда мы с вами беседуем, отмечается День русского языка [6 июня]. Нам тогда в школе хотелось что-то интересное приготовить для младших детей, разыгрывали какие-то сценки для них.

Помню, у нас был завуч по французскому языку, она же нам преподавала язык, и мы стихи читали младшим школьникам. У нас были очень часто конкурсы, чтения. И все это мне пригодилось. Поэтому было здорово прочитать «Краденое солнце». Надеюсь, что многим понравилось. Так же и я в детстве читала младшему брату Сашке, поэтому у меня был небольшой опыт. А потом, когда на видео все это записывали, нужно было найти правильную интонацию. В идеале все это надо было выучить. Потому что мы раньше часто в школе стихи читали, например: письмо Татьяны к Онегину, монологи из «Горе от ума». У нас в школе это часто проходило, нужно было читать перед всем классом: то один кто-то засмеется, или ты запнешься. Помню, ходила по дому, учила наизусть монологи и потом рассказывала семье. Если запиналась во время чтения длинного отрывка, то повторяла, пока не доводила все до совершенства, и только тогда успокаивалась. Потом нам преподавательница посоветовала репетировать перед зеркалом для тренировки, чтобы перебороть волнение и зажатость. Я попробовала — ​действительно было полезно. И я благодарна школе за то, что у нас был такой опыт. И в институте, и в жизни это помогает. И, может быть, и на корте тоже.

TW: Будем надеяться, что это поможет тебе произнести без запинки красивую речь победительницы на ­каком-­нибудь крупном турнире…

Н. В.: Да, на Уимблдоне (смеется).

TW: В последнее время коллеги-журналисты только и говорят, что о новой системе питания Натальи Вихлянцевой. Судя по твоим фото в соцсетях ты еще больше постройнела. Что поменяла в своем рационе?

Н. В.: Как раз в 2017-м, а потом в 2018 году у меня был такой момент, когда я немного набрала лишний вес. Может быть, это был какой-то переломный момент. Но потом я очень внимательно стала следить за своим питанием, чтобы похудеть. Мне тяжело это давалось, потом в конце 2018 года у меня это получилось. И тогда я уже решила закрепить достигнутый результат и придерживалась здорового питания. Я уже привыкла к тому, что многие не понимают, насколько это важно. А для меня это все естественно: я с детства люблю овощи. Помню, на отдыхе в Турции, где был шведский стол, я возвращалась с тарелкой, полной помидоров и огурцов, и родители даже удивлялись: «Наташа, ну как же так? Ведь здесь столько разной еды, а у тебя одни помидоры и огурцы… Ты что?!» Не знаю, может, это у меня с детства любовь к здоровому питанию… Но я обожаю овощи, ем кашу овсяную на воде, чай пью без сахара, люблю индейку, курицу, обожаю рыбу. Может, потому что на Волге выросла и у нас очень много вкусной рыбы. Особенно сейчас — ​летом, когда мама приготовит судака, — ​прямо идеальное блюдо. Я уже знаю, у кого можно купить у нас вкусного судака на рынке. Что еще из полезного?

На днях тут готовили полезные конфеты из оставшихся фиников: сами финики, грецкие орехи, измельченные в блендере, плюс добавляется ложка какао. Вкусно получилось. Если честно, сейчас я уже перестала заморачиваться по поводу всех этих рецептов: некоторые из них прочитаешь — ​там такие редкие ингредиенты, пока их там найдешь… Все сводится к простым правилам: не переедаю, тренируюсь, сама регулирую питание. Если на майские праздники или на Пасху что-то съела такое, то утром сжигаю эти калории на беговой дорожке до завтрака, сама себя держу в тонусе. Я уже к этому привыкла, я себя чувствую комфортно в этой форме, поэтому я буду продолжать. Кто-то даже мне посоветовал завести специальный аккаунт про питание в «Инстаграме». Но я говорю: пока нет, я считаю, что советы по питанию должен давать профессионал в своей области, диетолог. Не дай Бог, у кого-то потом из-за моих советов будут проблемы со здоровьем. Все индивидуально: кому-то это подходит, а кому-то нет. Я думаю, что для себя я нашла идеальное меню, идеальную форму, в которой я себя хорошо чувствую. Но это чисто мое, индивидуальное. И сейчас, во время паузы и самоизоляции, это было особенно актуально — ​не переедать и не позволять себе лишнего, например: кукурузные палочки, разные пасты, выпечку — ​теперь этого полно, на любой вкус.

TW: Но кусочек торта тирамису с чашечкой капучино раз в год можно себе позволить?

Н. В.: Даже не раз в год — ​раз в неделю можно. Ну и мороженое сейчас летом пошло — ​я уже даже пробовала. Главное, чтобы горло не заболело, потом сразу горячего чая нужно выпить. А летом мне по душе ягоды. Сейчас пошла черешня, клубника, потом настанет черед малины. По мне так нет ничего лучше: взять мороженое пломбир и добавить туда ­каких-­нибудь ягод… Ох, прямо идеально (улыбается и вздыхает)…

TW: Уже слюнки текут… Теперь вопрос о высоком — ​духовном. Что-то удалось для себя прочесть новое во время этой вынужденной паузы — ​из художественной или учебной литературы?

Н. В.: Чисто для себя я начала читать Карнеги. Нашла у себя книгу «Как наслаждаться жизнью и получать удовольствие от работы». Но оказалось, что книга тонкая, это некий дайджест, здесь даже есть советы на ту же тему от других авторов. А мне теперь хочется прочесть самого Карнеги в оригинале. Книжные магазины вроде бы открылись, сегодня хотела после тренировки заехать и купить именно Карнеги в оригинале. Потому что интересно написано — ​про то, что нужно быть собой, ведь генетический код каждого человека уникален, поэтому не надо стремиться быть кем-то, а именно развивать то, что есть в тебе, — ​свои задатки, таланты. И если ты будешь их развивать, то станешь лучшим воплощением себя.

TW: Мы в редакции обратили внимание на твою недавнюю фотосессию, результаты которой все могут посмотреть в «Инстаграм». Там ты позируешь на фоне родного Волгограда в сиреневом комплекте от Nike. Очень удачные кадры получились.

Н. В.: Да, я сама выбрала эту форму. Это из новой коллекции для занятий по йоге. Я очень люблю, когда у нас цветет сирень, эти дурманящие запахи… поэтому и выбрала такой цвет. Как только разрешили выходить на улицу, я созвонилась со своим знакомым фотографом, с которой мы случайно познакомились в прошлом году. Она меня уже раньше снимала и с радостью согласилась. Все эти фотографии были сделаны за два часа. Мы прошли пешком по разным местам города, все это было в центре, в том числе неподалеку от интерактивного музея «Россия моя история». Вообще, сейчас наш город преображается, очень много красивых парков, все вокруг радует глаз. Верится, что все это закончится, и мы просто потом будем наслаждаться тем, что у нас есть. Ты понимаешь, в каком месте ты живешь, как это красиво, классно. Всего два часа — ​и классные фотки получились. Мне самой понравилось, хотя мне обычно не нравится, как я получаюсь на фотографиях. А тут я была довольна результатом.

Фото: Анастасия Сахарова 

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности