fbpx
андрей рублев
PRO TENNIS Интервью Статьи

Андрей Рублев: “В матче против Шаповалова шла борьба за инициативу”

– Прокомментируйте, пожалуйста, матч. Наблюдали ли вы за эмоциональными проявлениями соперника, потому что был момент, когда Денис достаточно эмоционально реагировал на действия публики?

– Матч получился очень сложным, где все было на равных и все зависело буквально от одного розыгрыша. В первом сете на его подаче у меня практически не было шансов, он полностью выиграл первый сет. Я и сам показывал эмоции, поэтому, конечно, заметил, когда он отреагировал на публику. Это было понятно, реакция объяснима. В первом сете я сам эмоционально себя вел, но эмоции были направлены не на публику, а на самого себя. Это были игровые моменты. В целом матч прошел на очень высоком уровне. Всё решили один-два мяча.

– То, что вы выиграли титул в Гамбурге и дошли до четвертьфинала в Париже, помогало вам психологически? Давало ли это внутреннюю уверенность?

– Такого в моей голове совершенно точно нет. Со второй половины прошлого года я сыграл первый турнир в Гамбурге, еще финал, и далее все пошло вверх, результаты становились все лучше и лучше. Пока они продолжают улучшаться, уровень игры растет, уверенность растет. Посмотрим, как будет дальше.

– Технико-тактический вопрос. С вашего позволения обсудим теннисный нюанс. Где удалось нащупать его слабое место в игре с отскока? В начале матча у него отлично летели мячи и с форхэнда, и с бэкхэнда.

– У него нет слабины. Это была игра на то, кто первый возьмет инициативу и забьет. Ритм игры с задней линии был очень высокий. И он, и я очень сильно били по мячу. В этом матче шла борьба за инициативу, кто первый ее проявит, кто первый ударит удобнее и чуть дальше в сторону, тот и выигрывал очки.

– Как на вас подействовал такой эмоциональный всплеск на проигранной подаче в первом сете? Помогают ли вам или наоборот мешают такие эмоциональные всплески?

– Такие всплески мешают. От этого нужно избавляться. Я этого не хотел и не планировал. Когда я проиграл свою подачу, я очень хотел ударить ракеткой, но я сдержался. Увидел бутылку и подумал, что ей ничего не будет, но в итоге она разлилась, и я прошу за это прощение. Это было некрасиво, и я не должен был такого себе позволять. Это совершенно точно мешает и слава Богу, что сегодня такой момент был лишь однажды. После него я весь матч играл на хорошем эмоциональном уровне, без каких-либо срывов.

– Чем можно объяснить обилие двойных ошибок у Дениса в середине матча, по вашему мнению?

– Он вёл 40:0 в том гейме, его первая и вторая подача были очень рискованными. Он очень жёстко подал, скорость, наверное, была около 180 км/ч, и мяч улетел немного в аут. То же самое он сделал на второй подаче при счёте 40:15. Первые две подачи он рисковал очень сильно. При первой подаче был совсем маленький аут, на второй аут был чуть больше. При счёте 40:30 я взял очень хорошее и важное очко, счет стал «ровно». Как мне кажется, когда ты выигрываешь 40:0 на своей подаче, чувствуешь себя уверенно, а потом резко счет становится «ровно», в этот момент тебя может немного зажать. Возможно, эмоционально его немного «накрыло» и случилось то, что случилось.

– Можно назвать это ключевым моментом в матче?

– Конечно, потому что после этого я повел с брейком, а у него, по-моему, больше не было двойных ошибок. По-моему, с того момента и до конца матча него была всего одна двойная. Я думаю, что вначале он немного расслабился, хотел рискнуть, но у него это не получилось, а когда счет стал «ровно», уже не было права на ошибку и это уже немного другое.

– Вы любите играть агрессивно – так же, как и Денис. В этом матче вы оба играли очень агрессивно, били изо всех сил в каждом розыгрыше. Вы специально подбирали такую тактику игры против Дениса?

– Против таких теннисистов, как Денис, да. Потому что, если ты будешь пытаться держать мяч, он будет это чувствовать, для него это комфортно, он просто тебя будет по корту размазывать, забивать, подходить к сетке. Я не настолько хорошо защищаюсь, чтобы пытаться в такую игру с ним играть. У меня тоже агрессивный теннис, и это была моя единственная тактика против него: кто из нас играл агрессивнее, тот и брал инициативу. С ним было больше так. С какими-то другими теннисистами, которые, наверное, больше терпят, которые навязывают медленный темп, с ними, возможно, мне не нужно играть прямо так уж агрессивно. С ними я могу больше выжидать, могу дольше дожидаться удобных моментов, мне не нужно так рисковать, потому что я знаю, что я контролирую розыгрыш. Но с такими игроками как Денис, если ты чуть-чуть ослабишь хватку, то он уже заберет инициативу. То же самое с моей стороны: если он ослабит, то я уже буду брать инициативу. Поэтому я играл так агрессивно сегодня.

– Много ли теннисистов, у которых нужно так с трудом забирать инициативу, чтобы играть свою игру в агрессии? С кем также тяжело играть?

– Со многими, кто играет агрессивно. Доминик Тим играет агрессивно, Феликс Оже-Альяссим… Так тяжело перечислить. Многие игроки, как Сэм Куэрри, подают и в два удара бьют. У них, возможно, не такая агрессивная игра, она вообще другая, короткая: они бьют, а там попал – не попал. И там тоже нужно стараться эти два-три мяча перетерпеть, чтобы самому не ошибиться. Тяжело так сказать. Есть игроки, конечно, которые играют, как Денис.

– После отмены «Кубка Кремля» становится ли принципиальной победа на этом домашнем турнире?

– Победа здесь всегда была особенной и принципиальной. Это домашний для меня турнир вне зависимости от того, есть ли Москва («Кубок Кремля» в Москве) или нет. Таких мыслей даже не было. Для меня каждый турнир важен, в каждый турнир хочется показать максимум, играть как можно лучше, особенно если это домашний турнир. Поэтому на мое отношение к этому турниру никак не влияет, есть ли московский турнир или нет.

– Как вы будете готовиться к матчу с Раоничем, в случае, если придется играть против него в финале? Будете ли смотреть ролики на Youtube, чтобы угадывать его подбросы и направления подачи?

– Для начала посмотрим, кто из них сейчас выиграет, сейчас еще идет третий сет. Если в финал выйдет Раонич, то буду играть в рулетку. К нему особо не подготовишься. С такими игроками у тебя нет права на ошибку: ты можешь выйти на свой лучший уровень, показывать потрясающий теннис и все равно проиграть, а можешь особо не попадать в корт, особо не чувствовать мяч, и все равно умудриться выиграть. С такими игроками, как Раонич, ты никогда не знаешь, что будет. Поэтому буду делать все, что от меня зависит, и тогда как сложится, так и сложится. Если Борна выйдет, то против него нужно будет показывать нереально хороший теннис, потому что с ним, если что-то будет не получаться, это не пройдет. Борна упорный борец, он борется за каждый мяч, отлично бегает по корту, классно играет в защите, очень хорошо подает. Наверное, он один из самых лучших в туре, кто борется до самого конца. Поэтому именно с ним нужно выходить и показывать очень хороший уровень игры, очень хороший теннис, чтобы были шансы выиграть.

– Поддержка публики подбадривает или мешает, когда перед каким-то важным очком, особенно при подаче, зрители начинают аплодировать? Это дает дополнительный импульс или мешает?

– Честно, я не знаю. Как-то я не обращаю на это внимание. Я знаю, что это домашний турнир, и большинство меня поддерживают, пытаются как-то подбодрить, и это очень помогает. Если кто-то крикнул что-то перед подачей или во время розыгрыша, в этот момент совсем не задумываюсь об этом.

Фото: SPB Open

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности