fbpx
Выбор редактора Интервью Статьи

Александр Островский: «Надо не вдаваться в панику, а находить новые возможности!»

В эксклюзивном интервью для выпуска Tennis Weekend’апрель-май основатель теннисных академий в Химках и Туле, а также учредитель спортивно-маркетингового агентства ONE SGM Александр Островский поделился своими взглядами на кризис, который переживает теннис в связи с коронавирусом. И рассказал о том, как теннисный мир будет выходить из этого кризиса после окончания пандемии.

Tennis Weekend: В каком режиме работают Ваши академии в Химках и Туле, начиная с того момента, как коронавирус пришел в Россию? И как поддерживают форму Ваши воспитанники?

Александр Островский: Обе академии вводили ограничения в работу согласно постановлениям правительства в соответствующем регионе. Если говорить о филиале в Химках, то сначала мы отменили групповые занятия в прежнем формате: ​лимитировали количество человек, которые могут одновременно находиться на корте. А в конце марта в связи с введением более жестких карантинных мер пришлось временно закрыть академию на карантин. В настоящий момент у нас там работает небольшое количество сотрудников, которые отвечают за безопасность и техническое состояние сооружения, ​ведь это достаточно большой комплекс, где необходимо непрерывно проводить определенные работы, ход которых нужно контролировать. Наш тренерский состав старается работать удаленно, мы пытаемся в рамках всех доступных соцсетей пользоваться теми возможностям, которые у нас есть на сегодняшний момент, проводя открытые уроки и прямые эфиры. Кроме того, наши тренеры, используя программы Zoom и WhatsApp, проводят занятия в удаленном режиме. Мы также даем рекомендации нашим спортсменам по проведению самостоятельных тренировок дома в связи с теми ограничениями, которые сегодня существуют.

TW: Как Вы оцениваете нынешний карьерный этап Вашей подопечной Анастасии Потаповой? В каком режиме, где и как тренировалась — ​и тренируется — ​Анастасия с ее новым тренером Йеном Хьюзом с тех пор, как начались первые отмены турниров в Индиан-Уэллсе, Майами и далее везде?

А. О.: Йена Хьюза нельзя назвать новым тренером Насти. Он с ней работает уже почти год. После того, как стало понятно, что весенняя американская серия турниров проведена не будет, мы решили, что Настя поедет в ОАЭ: ​она там давно должна была побывать, это было связано с определенными нашими договоренностями. Поэтому она из Америки сразу прилетела в Эмираты, пробыла там пять дней, а потом вернулась в Москву. Сейчас она, соответственно, находится в Химках со своими родителями и соблюдает все меры самоизоляции, которые необходимы в текущей ситуации. Безусловно, она тренируется: ​настолько, насколько это возможно в нынешних условиях, поддерживает форму. Настя на постоянной связи и с Йеном Хьюзом и с ее тренером по фитнесу Маркосом Пиццорно, с которым они начали работу с конца прошлого сезона и в первый раз вместе провели предсезонку. Причем, на мой взгляд, плоды этой работы были видны уже в начале этого года: Настя набрала неплохую форму. ​Тем обиднее, что, к сожалению, сезон был приостановлен.

TW: А можно чуть подробнее о Маркосе Пиццорно? Судя по фамилии, он итальянец?

А. О.: Насколько я знаю, он аргентинец, но основная база у него расположена под Барселоной. Маркос уже достаточно давно там работает.

TW: Какие у Вас были теннисные планы и проекты на текущий сезон или ближайшие два сезона? Какие пришлось отменить или отложить?

А. О.: В нормальном режиме мы регулярно проводим турниры на разных площадках, как, например, в филиале академии в Туле в начале апреля должен был пройти турнир серии Tennis Europe в категории «до 12 лет». В связи с ограничениями нам не удалось его реализовать. В Химках на базе академии в начале июля уже в третий раз должен состояться традиционный турнир серии РТТ ​Kids Open для детей 9–10 лет. А наш основной турнир WTA, который впервые мы провели в Москве в 2018 году под названием Moscow River Cup и который в 2019 году успешно прошел в Юрмале, ​думаю, в этом году придется отменить из-за текущей ситуации. Вряд ли европейские страны откроют границы в ближайшее время. И, хотя окончательное официальное решение не принято, ​в том числе со стороны WTA, я могу с высокой долей вероятности сказать, что мы просто по времени не успеем организовать этот турнир — ​к моему большому сожалению.

TW: С каким посланием Вы бы обратились к Вашим коллегам — ​теннисным спонсорам, владельцам теннисных клубов и академий, а также к юниорам, их родителям? Что бы Вы им сейчас порекомендовали, к чему бы призвали?

А. О.: Надо верить в то, что тяжелые времена обязательно пройдут. Так и будет. И тот, кто выйдет из трудного периода с высоко поднятой головой, найдет какие-то ресурсы и возможности вокруг себя для саморазвития, тот и будет потом на коне. Надо не вдаваться в панику, а стараться находить какие-то новые возможности для развития — ​даже несмотря на то, что ситуация, с которой мы все столкнулись, тяжелая и беспрецедентная. Что я имею в виду? Надо по-новому посмотреть на свое направление деятельности, на то, чем вы занимаетесь, ​на себя, в конце концов. Может быть, где-то надо что-то поменять, заняться самообразованием, где-то — ​допустим в сфере бизнеса — ​привнести что-то новое, интересное и соответствующее нынешним веяниям. И тогда будет проще пройти через все эти испытания и ограничения. И, когда все закончится, будет легче начать заново и быть в наилучшей позиции, ​в том числе по отношению к своим конкурентам.

TW: Как выживать теннису как спорту, бизнесу и как индустрии в этих форс-мажорных обстоятельствах? И какую помощь могли бы сейчас оказать международные теннисные структуры организаторам турниров?

А. О.: Все эти вопросы достаточно регулярно обсуждаются на уровне WTA с участием как игроков, так и администрации и владельцев турниров. ​Лично я по средам еженедельно участвую в конференц-звонках, на которых рассматриваются эти проблемы, в том числе меры адресной поддержки со стороны WTA именно тех турниров, которые наиболее остро нуждаются в помощи. Потому что есть риск, что большое количество как новых, так и традиционных соревнований просто исчезнет из календаря. Объективно могу сказать, что и в этом году — ​и с учетом предполагаемой рецессии в экономике в будущем — ​многим турнирам будет очень сложно выжить из-за отсутствия спонсоров, интереса со стороны зрителей и поступлений от продажи телевизионных прав. Думаю, что объемы финансовых вливаний в теннис сократятся. Вряд ли мы вернемся к тому, что было до 2020 года: даже несмотря на то, что карантин, может быть, снимут, ​ограничения останутся. Как вы понимаете, для проведения международных турниров особое значение имеет возможность свободно передвигаться по миру — ​для игроков в первую очередь, но и для зрителей тоже. И если это ограничение сохранится, то, конечно, проведение турниров будет под большим вопросом. Вот буквально перед нашей беседой пришла новость о том, что границы Евросоюза будут закрыты вплоть до октября минимум! Это говорит о том, что озвученные ранее планы по проведению летом турниров в Европе, а равно по организации в сентябре-октябре турнира «Ролан Гаррос» на самом деле нереальны. Не думаю, что парижский «мэйджор» будет проведен даже в новые сроки.

TW: Вы отчасти предвосхитили ответ на следующий вопрос. ​Он связан с еще одной новостью: президент Федерации тенниса Италии Анджело Биньяги все-таки считает возможным проведения римского «Мастерса» теперь уже осенью — либо в Риме в сентябре, либо в ноябре в Милане и в Турине (отдельно мужской турнир, отдельно — ​женский), либо вообще в декабре — ​в Кальяри (Сардиния). Это все реально? Или это утопия?

А. О.: На мой взгляд, в текущей ситуации это утопия. Я думаю, что с учетом всего того, что было сказано выше, вероятность проведения турниров — ​как WTA, так и ATP — ​в этом году очень невелика. Потому что будут ограничения именно на передвижение. Это основной момент, который влияет на проведение такого мероприятия, как международный теннисный турнир.

TW: Думается, перефразируя классика, можно сказать, что теннис — ​как в свое время социализм — ​победит в одной отдельной взятой стране — там, где будут лучшие условия в плане преодоления последствий коронавируса. Например, директор турнира Australian Open Крейг Тили говорит о том, что, возможно, они проведут у себя этот «мэйд­жор» в 2021 году, но, скорее всего, без зрителей и с обязательным предварительным карантином для иностранных участников. Ваш комментарий?

А. О.: Если взять и спросить профессионального теннисиста о том, готов ли он, допустим, участвовать в соревновании с пустыми трибунами, то в текущей ситуации 99 человек из 100 вам скажут: «Конечно, готов». Потому что для профессиональных спортсменов это жизнь! Теннис — ​это, по сути, все, чем они занимаются, все, что они умеют, и это, конечно же, еще и их заработок. Поэтому, на мой взгляд, очень велика вероятность того, что после отмены жестких карантинных мер соревнования будут проходить без зрителей — ​по крайней мере, первое время. Начнется именно с этого. Будут организовывать турниры просто с трансляциями — ​через Интернет, по телевидению. И потихоньку-­потихоньку, возможно, ситуация эта изменится. Поэтому те слова, которые были сказаны директором Australian Open, вероятно, близки к истине. А вот заявления о том, что будут проведены турниры летом и в начале осени в Европе, наверное, все же утопичны — ​по сравнению с тем, что было сказано австралийской федерацией.

TW: Пожалуй, Вы правы. Тогда логично было бы вспомнить слова еще одного теннисного функционера — ​президента ATP Андреа Гауденци. Он напомнил, на чем вообще зиждется теннис. Это продажа билетов, но пока об этом можно забыть. Второе — ​это продажа телевизионных прав. И, наконец, деньги от спонсоров. Но если турниры все же будут проведены после паузы пусть даже без зрителей, но с телетрансляциями, то вторая и третья составляющие мирового тенниса сохранятся. Согласны с этим? И согласны ли Вы с еще одним утверждением Гауденци — о том, что один год без турниров теннис еще продержится, а два-три года — ​уже проблематично?

А. О.: Да, думаю, согласен. На самом деле все, безусловно, зависит от того, насколько быстро будет восстанавливаться мировая экономика — ​я сейчас имею в виду именно макроэкономические показатели. По текущим оценкам, в том числе оценкам моих аналитиков, с которыми я работаю, это кризис так называемой V‑формы. Что имеется в виду? Экономика достаточно быстро падает вниз, но потом должна будет также относительно быстро восстановиться, ​по ожиданиям специалистов в сфере прогнозирования и экономистов. Если в отношении этого года и начала следующего мы говорим о рецессии, то потом, по идее, если опять же не будет никаких изменений (а изменения у нас сейчас происходят чуть ли не каждый день), ​должно начаться быстрое восстановление экономики после отмены ограничений. И это может помочь. В том числе и нашему виду спорта — ​в плане финансовых поступлений от спонсоров и с точки зрения покупательной способности населения. У людей появится возможность путешествовать и покупать билеты ​и так далее и тому подобное. Но необходимо сказать также следующее: в новых реалиях в любом случае те призовые, которые были еще в начале 2020 года в профессиональном Туре, станут меньше. Тот стремительный рост призового фонда, который наблюдался на протяжении последних 10–15 лет, не то, что будет приостановлен — ​этот фонд будет сокращен. Я ожидаю, что это сокращение составит порядка 15–20 процентов, если не больше. Возможно, и все 30. Это серьезное сокращение, но это не значит, что это такие уж маленькие деньги. Это вполне приличные суммы, если сравнивать с тем, что получали победители турниров в девяностые или даже в начале двухтысячных. Следует также в целом ожидать сокращения спонсорских бюджетов. Раньше многие топовые игроки имели возможность получать очень солидные базовые компенсации по спонсорским контрактам от производителей одежды, ракеток, теннисного оборудования. Думаю, что возможен пересмотр этих контрактов в сторону их уменьшения, что, безусловно, также отразится на работе игроков, их развитии и возможностях. И к этому надо быть готовым.

TW: Александр, мы знаем, что Вы себя уже успешно пробуете в роли представителя СМИ — ​ведете прямой эфир в Instagram с участием вице-президента ФТР, члена Совета директоров ITF Алексея Селиваненко. А какой вообще, на Ваш взгляд, могла бы быть сейчас роль СМИ — ​печатных, электронных? Что они могли бы сделать, чтобы помочь решить эту непростую ситуацию — ​хотя бы в умах людей?

А. О.: Я полагаю, что сейчас крайне важно создать новый имидж тенниса — ​как вида спорта, интересного и для зрителя, и для телевидения. Для России это особенно актуально. На сегодняшний момент интерес к теннису находится не на том уровне, на котором, во всяком случае мне, хотелось бы его видеть. С моей точки зрения, основной задачей для всех, кто занимается нашим видом спорта в России, является работа по повышению маркетинговой привлекательности тенниса. Необходимо ставить самые амбициозные задачи в плане конкуренции с видами спорта, которые находятся в первой тройке: ​футбол, хоккей и баскетбол.

TW: А как насчет конкуренции вообще с другими видами развлечений?

А. О.: И с развлечениями в широком смысле тоже. Прежде всего, все зависит от качества продукта: если ты делаешь то, что интересно зрителю, тогда спорт в целом и теннис в частности — ​обязательно найдут свою нишу. В мире есть немало конкретных примеров того, как при правильном подходе с маркетинговой точки зрения, при умелом планировании и грамотно выстроенной работе теннис как продукт может быть успешным. Мы наблюдаем это в странах Центральной Европы ​и — особенно —  в США: там теннис хорошо продается. У нас же в России такого пока не происходит. И на самом деле, мне кажется, это то, с чего стоит начинать, то, чем надо заниматься в первую очередь, ​и тогда все остальное подтянется, и теннис сможет конкурировать не только с самыми популярными видам спорта в России, но и с другими развлекательными мероприятиями — ​концертами, музыкальными шоу, фестивалями, выставками и пр. Процесс этот не быстрый, но он должен быть налажен системно, подчиняться определенной стратегии, которой надо будет придерживаться. Я всегда привожу в пример английскую Премьер-­лигу в футболе, которая в конце 1980-х — начале 1990-х годов представляла собой просто жалкое зрелище: она ничего не зарабатывала ​ни для себя, ни для клубов, там были старые стадионы и много других проблем. Сейчас мы видим, что это один из самых успешных коммерческих проектов в спорте на территории Европы. Они проделали колоссальную работу, изменив подход к маркетингу, привлекая спонсоров, изменив инфраструктуру, на которой проводятся соревнования, и это дало свой эффект. Сейчас их продукт отлично продается, и люди зарабатывают деньги.

TW: Более абстрактный вопрос, в чем-то философский, если хотите. Много чего говорилось об этой эпидемии коронавируса и ее причинах, о том, что она по большому счету была послана людям в наказание за то, что слишком стали много потреблять, тяготеть к комфорту, ​и что этот кризис как раз и призван помочь всем мобилизоваться, встряхнуться и найти в себе скрытые резервы. А Вы что скажете по этому поводу? Вы лично — ​как человек и гражданин — ​как в целом восприняли случившееся?

А. О.: Я, безусловно, не вижу в этом ничего хорошего. Но, с другой стороны, я достаточно философски к этому отношусь. На мой взгляд, не стоит паниковать. Я для себя понял, что это данность, с которой приходится мириться, стараясь при этом извлекать для себя что-то полезное и интересное. Ну и, конечно, я слежу за тем, чтобы я сам и члены моей семьи, все мои близкие старались заниматься спортом, оставаясь при этом здоровыми и как-то себя развивали, чтобы в дальнейшем получать от этого какие-то дивиденды и выйти из этого кризиса в правильной форме и в новом качестве.

TW: Вы не эпидемиолог, не представитель власти… Но можно же, просто опираясь на поступающую информацию, здравый смысл и логику, дать интересующий всех фанатов тенниса реалистичный прогноз по срокам окончания эпидемии ​в России, а потом и в мире? Например, уже упомянутый нами руководитель итальянской федерации Анджело Бинаги сказал, что поначалу турниры, когда они возобновятся, не будут похожи на предыдущие: игроки пока сами будут подбирать мячи, сами будут брать полотенца, зрители — ​в масках, на расстоянии друг от друга…

А. О.: На мой взгляд, такого не будет, потому что вряд ли поначалу вообще будут соревнования со зрителями, если останется хоть малейший риск того, что возможно распространение заболевания. Повторю, скорее всего, турниры начнутся просто без зрителей. Это будет продолжаться какое-то время, пока не исчезнет минимальный риск распространения коронавируса. Не люблю давать прогнозы в вещах, в которых не разбираюсь на профессиональном уровне, — ​как вы правильно заметили, я не эпидемиолог, не специалист в этой области. Но, по моим ожиданиям, мы вряд ли выйдем из тех жестких мер, которые приняты сейчас, раньше лета. Нужно всем подготовиться к тому, что тот карантин, те ограничения по передвижению, которые есть на сегодняшний момент, продолжатся до июня точно. А потом эти ограничения будут, наверное, потихоньку снимать, ​если, дай Бог, ситуация с распространением коронавируса стабилизируется и эпидемия пойдет на спад. Я ориентируюсь на пример того же Китая, где эпидемия вспыхнула на три месяца раньше, чем у нас, и они за эти три месяца с ней справились. Но при этом надо учитывать, что, конечно, дисциплина у китайцев повыше, чем в России…

TW: У них другой менталитет, они привыкли подчиняться любым приказам, а мы за последние годы отвыкли…

А. О.: Да, точно. Но думаю, что без жесткой дисциплины справиться с распространением этого заболевания невозможно. Полагаю, что наши люди должны это понять, и надеюсь, что в конечном итоге те меры, которые рекомендованы, и те ограничения, которые есть, будут восприняты правильно. Увы, высока вероятность того, что спортивный сезон этого года, наверное, закончен. Нужно опять-таки с этим смириться и воспринимать как должное. Для спортсменов самое важное — ​стараться находить для себя какие-то возможности и поддерживать форму, чтобы быть готовым к возобновлению турниров, когда бы это ни произошло.

TW: Вы не думали о возможности проведения турнира на внутрироссийском уровне? Ранее Вы уже говорили о такой идее в своем аккаунте Instagram.

А. О.: Да, действительно, у меня есть мысли на сей счет. Учитывая все прогнозы и реалии, мы можем только предполагать, когда все смогут свободно путешествовать по миру — ​речь не только о проведении международных турниров и участии в них, но и о тренировочных базах в других странах, куда многие наши спортсмены захотят уехать по возможности. Пока в качестве идеи я рассматриваю возможность проведения турнира в Москве для спортсменов, которые остались в стране до прекращения запрета на выезд. Надеемся, нам удастся реализовать такую «Российскую теннисную Премьер-лигу» в столице в начале лета.

Читать выпуск TW’ апрель-май 2020

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности