fbpx
Life and Style Статьи

Динара Сафина: от Нью-Йорка до Красноярска

Если бы не травма спины, Динара Сафина, конечно, поиграла бы подольше. Но и того, чего она добилась в теннисе (например, звания первой ракетки мира), должно хватить для гипотетического включения в Зал мировой славы тенниса, где она по праву должна составить компанию старшему брату Марату. Так нам кажется. Свой последний матч она провела в 2011 году, затем надолго взяла паузу в выступлениях и в мае 2014 года официально объявила о том, что в профессиональный Тур в качестве игрока не вернется. С тех пор в жизни Динары произошло немало событий. Она училась, занималась офисной работой, немного играла в теннис, помогала организаторам турниров в Мадриде и Москве.

Tennis Weekend: Динара, первый вопрос — ​не про теннис. Мы тут видели Вас во время открытия зимней Универсиады. Какими судьбами Вы оказались в Красноярске?

Динара Сафина: Так я же вообще была самым первым послом Универсиады, еще во время предварительной кампании. И перед открытием Универсиады мне позвонили из руководства оргкомитета и сказали: прилетай!

TW: И как все прошло?

Д. С.: Очень здорово. Было очень красиво. Я впервые принимала участие в таком красочном открытии, церемония была просто фееричной. Было приятно там провести время вместе со Светой Хоркиной, Светой Мастерковой и Алексеем Ягудиным.

TW: Рады за Вас. Но вернемся к теннису. Последний раз — ​помните? — ​мы с вами беседовали в начале 2016 года, накануне матча Кубка Дэвиса Россия — ​Швеция в Казани, говорили о теннисе в Татарстане, о Ваших корнях. Вы еще тогда курировали молодежный теннис по линии ФТР. Много воды утекло с тех пор. Чем занималась все это время Динара Сафина?

Д. С.: У меня была возможность поработать немножко в Нью-Йорке, но потом я вернулась обратно. Сейчас, считаю, у меня новый период наступает: я долго находилась как бы в стороне от процесса, а сейчас мне, наоборот, хочется снова работать, снова тренировать. Поэтому, наде­юсь, у меня что-то сложится с федерацией, хочется помогать молодежи — ​в общем, я открыта для предложений и для нового жизненного этапа.

TW: А что было в Нью-Йорке?

Д. С.: Я там тренировала одну девочку (украинку Ангелину Калинину, финалистку юниорского US Open 2014, — ​прим. ред.), работала с ней в клубе, которым руководят украинцы, ну и девочка сама — ​с Украины. И я хотела попробовать поработать тренером: мне очень понравилось. Но, к сожалению, мы прекратили наше сотрудничество, поскольку мне пришлось уезжать из Нью-Йорка. Ну и были определенные ситуации, из-за которых я не смогла продолжить работу с ней. Но тот опыт помог понять, что мне действительно нравится работать тренером и что это то, что мне хотелось бы делать. Я понимаю, что это может быть одной из тех вещей, которые бы мне хотелось иметь в своей жизни, — ​быть тренером и иметь возможность помогать молодым, а, может быть, и уже действующим игрокам.

TW: Известно, что Ваша подопечная Калинина за время вашего сотрудничества добилась серьезных успехов…

Д. С.: Ну не стоит преувеличивать. Хотя, конечно, с другой стороны — ​да, она хорошо отыграла несколько турниров серии ITF и закончила тот год в топ‑200. Я считаю, она, таким образом, совершила хороший рывок, потому что когда мы с ней начинали, она где-то 700-й была в рейтинге (742-й — ​прим. ред.). Так что я рада тому, что я чуть-чуть ей помогла. Но я все равно считаю, что очень хорошую работу с ней также проделал Владимир Платеник. Он ей очень помог. Я вообще считаю, что каждый тренер, если он тебе не навредил, то он уже сделал хорошо (смеется).

TW: Доводилось также слушать Ваш комментарий во время телевизионных трансляций с теннисных матчей. Что это был за проект?

Д. С.: Это было довольно давно. Я комментировала матчи US Open. Это у меня был такой пробный вариант с телеканалом «Евроспорт», но дальше у нас сотрудничество не сложилось. Кроме того, я не живу постоянно в Москве, поэтому тоже не могу брать на себя такую ответственность и регулярно комментировать. Мне проще быть комментатором в Европе, мне это легче.

TW: А где Вы сейчас базируетесь?

Д. С.: Бóльшую часть времени провожу в Европе, в основном в Монако. Правда, сейчас вот в качестве пробного варианта решила провести сборы в Испании — ​в Марбелье. Испания для меня — ​как родная страна, я ведь там долгое время тренировалась. Когда я туда приезжаю, вдыхаю воздух и понимаю, что, в принципе, я дома.

TW: Комфортно там себя чувствуете?

Д. С.: Очень. Я скучаю по Испании, поэтому будет здорово, если удастся там организовать такую мини-академию. И я буду приезжать и помогать всем, кому будет нужна моя помощь.

TW: Это как-то перекликается с теми сборами, которые проводит в Марбелье Михаил Южный?

Д. С.: Нет, мы не вместе эти сборы проводим, он отдельно их организует. Но мы, в принципе, с Мишей всегда очень хорошо общаемся, и у нас обоих есть желание помогать молодым. И если мы пересечемся, я кому-то из его игроков могу помочь. Но он больше с ребятами работает, а я говорю, что ребята вообще — ​это не моя тема, я по девочкам специализируюсь…

TW: А на кого конкретно ориентированы Ваши сборы?

Д. С.: У меня было желание, чтобы это были юные игроки 12 лет и старше, которые сами по себе уже «игровые», которые настроены играть турниры ETA или серии ITF, то есть те, кто уже играет на профессиональном уровне. Но там есть еще местные игроки, которые неплохо играют и хотят брать у меня частные уроки… Посмотрим.

TW: То есть не только россияне?

Д. С.: Нет, не только. Я здесь не провожу различий между россиянами и иностранцами. Игрок — ​понятие интернациональное.

TW: А по линии ФТР не намечается продолжения работы, связанной с кураторством молодежи?

Д. С.: Мне бы очень хотелось поговорить с Шамилем Анвяровичем [Тарпищевым, президентом ФТР]. Очень хотелось бы иметь возможность помогать кому-то реально. А не просто курировать. Когда не просто позвонил по телефону и сказал: согни ноги, нет — ​не так. Если это будет какая-то мини-сборная, где есть три игрока — ​и ты их ведешь, вот это было бы более интересно для меня. Мне хочется вести конкретных игроков, мне хочется тренировать, а вот это кураторство — ​не по мне. Ну  хорошо, я что-то увижу и могу дать игроку ценное указание. Но дальше что?

TW: Хотите более плотно работать?

Д. С.: Ну конечно, я вообще не люблю всех этих кураторов-консультантов. Все мы умные, когда видим процесс со стороны. Ну и что этот консультант делает? Увидел игрока — ​диагноз поставил. Хорошо, а как лечить и кто будет лечить?! Так же и у современных врачей: все диагнозы ставят, а лечить никто не хочет, все боятся ответственности. А мне, наоборот, хочется попробовать себя в роли тренера, который плотно работает с игроком. Да, я готова взять ответственность, готова помочь.

TW: То есть у Вас явно проснулась тяга к тренерской работе. А есть амбиции стать элитным тренером — ​на уровне того же Платеника, чтобы работать с топовыми игроками из WTA?

Д. С.: Ну а почему нет?! Мне кажется, я могу помочь любому игроку.

TW: Вопрос не случайный. Дарья Касаткина, ранее работавшая, кстати, с тем же Платеником, теперь вот рассталась с бельгийским тренером и пока одна. Павлюченкова тоже отказалась недавно от услуг бельгийца Симона. Какая-то парадоксальная ситуация складывается: неужто у нас в России нет молодых полных амбиций закончивших карьеру игроков, готовых выступить в роли тренера?! У нас ведь в первой сотне WTA в свое время было столько теннисисток — ​не перечесть…

Д. С.: Да у нас и в мировой десятке было когда-то сразу пять игроков…

TW: Вы сами были первой ракеткой мира — ​и Вам есть что рассказать и чем поделиться…

Д. С.: Ну тут не только же от меня зависит — ​тут и у игрока должно быть желание с кем-то сотрудничать. Поэтому скажу так: я открыта для предложений. Если у наших девочек есть какое-то желание — ​у всех есть мой мобильный телефон, и они могут позвонить и сказать: слушай, Динара, давай попробуем, помоги мне в течение пробного месяца или двух. Тогда я скажу: о’кей, давай составим план с тобой вместе, а не так чтобы просто попробовать экспромтом.

TW: У Вас же опыт колоссальный. Динара Сафина была в двух финалах на «Шлемах».

Д. С.: В трех…

TW: Упс, пардон, в трех. Ну да, Австралия и два раза на «Ролан Гаррос».

Д. С.: Но я там в этих финалах выступила неудачно…

TW: Тем не менее. Финал «Шлема» — ​это финал «Шлема». И звание первой ракетки мира тоже никто не отменял. Вы ведь были в ситуациях, в которые попадают только самые элитные игроки, и можете рассказать, что испытаешь на матчболе в финале «Шлема»…

Д. С.: Я согласна. Я могу поделиться своим опытом, а там уж подойдут мои слова этому человеку или нет… Но я честно девчонкам говорю: если вам в какой-то момент что-то нужно — ​просто позвоните и спросите. Я реально открыта, я могу честно рассказать, какое состояние мандража я испытывала в какие-то важные моменты матча, как я его преодолевала. Ведь были и стрессовые ситуации, или когда просто не везло, или физически что-то не могла. Чего скрывать?! Пытаться обмануть себя или ваших читателей?!

TW: Следите за мировым теннисом и за результатами наших девочек?

Д. С.: Максимум слежу в онлайновом режиме — ​по life score. Смотрю: проиграли… Ну, думаешь, блин, опять! Еще в Инстаграме слежу за ними.

TW: Помнится сборная России в 2005 году играла на выезде в Бриндизи против Италии. Бовина, Дементьева, Сафина. Вы тогда победили итальянок на грунте. И вот в апреле играем с итальянками в Москве, правда, уже не в Мировой группе, а в плей-офф Мировой группы II…

Д. С.: Ничего страшного.

TW: В смысле? Ничего страшного, что так низко опустились?

Д. С.: Да какая разница… Понятно, что для страны немножко обидно, что мы вылетели из Мировой группы.

TW: И из второй — ​тоже.

Д. С.: Но у всех бывает спад. Легче подниматься будет. У нас прекрасная команда, прекрасные игроки, отличный капитан — ​Игорь Андреев. Он хорошо справился с матчем в Польше. Думаю, они смогут вернуться наверх. Спады у всех бывают. Это жизнь: есть взлеты и падения, вверх — ​вниз.

TW: В том же 2005 году Вы с Леной Дементьевой выиграли решающую пару в финале против сборной Франции на стадионе «Ролан Гаррос». Вспоминаются эти кубковые перипетии?

Д. С.: Вы знаете, вспоминается сама команда. Ведь в той нашей победной сборной были еще Настя Мыскина и Вера Душевина. И Вера, и Настя знают меня с рождения, и на протяжении стольких лет наша дружба все равно продолжается. Поэтому иногда скучаешь по тем моментам, когда мы с ними много общались. Сейчас просто у каждого своя жизнь. Я живу больше в Европе, они между собой видятся чаще: они ведь живут в Москве. В общем, скучаешь больше не по самим матчам, а по тем игрокам, с которыми ты проводил много времени вместе.

TW: Мы беседуем сейчас в перерыве между матчами благотворительного турнира в формате Pro-Am Open Heart Trophy — ​и Вы как раз снова встретились с Леной Дементьевой и Настей Мыскиной. Какие чувства и ощущения в этой связи?

Д. С.: Да классные ощущения. Тем более что я тут еще играла с девочками, которых Настя тренирует. Мы все видим, что возвращаемся обратно в теннис, потому что это то, что мы знаем. Можно, конечно, огород городить и пытаться на фоне тенниса организовать какой-то другой проект, приближенный к спорту. Но у меня был опыт, в том числе и офисной работы (портал www.championat.com писал, что почти два года Динара работала директором по оперативной работе в IT‑компании в Москве, — ​прим. ред.). Я рада любому жизненному опыту. Но все равно, когда ты приходишь на корт, ты понимаешь: это мое место, я тут все знаю.

С партнером по турниру Open Heart Trophy 2019 – хоккеистом Алексеем Яшиным

TW: Вы впервые участвовали в таком любительском турнире в формате Pro-Am?

Д. С.: Нет, не впервые. Мы раньше больше играли. Просто я в последнее время не играла, а сейчас позвали — ​и я ответила: да, с удовольствием сыграю.

TW: Удалось посмотреть некоторые эпизоды матчей с Вашим участием на этом турнире Open Heart Trophy — ​по крайней мере с бэкхенда мяч летит, как раньше, не хуже.

Д. С.: Ну, с бэкхенда, слава Богу, еще летит (улыбается).

TW: То есть игровая форма как-то поддерживается?

Д. С.: Раз в полгода… Честно, в последнее время мало играю, но сейчас буду играть чаще из-за того, что начинаю тренерскую работу. И надо еще готовиться к турниру легенд на предстоящем «Ролан Гаррос»: придется набирать форму, так что я уже начала подготовку.

TW: Но видно же было по подходу к мячу — ​Ваше мастерство никуда не делось.

Д. С.: Мне кажется, это как таблица умножения. Ее однажды твердо выучил — ​и все, тебя ночью разбуди — ​и ты ответишь. Так же и с теннисом. В каком бы состоянии ты ни был, есть вещи, которые ты всегда исполнишь. Я ведь это делала на протяжении 25 лет — ​одно и то же. Это реально невозможно забыть.

TW: На подкорку записалось?

Д. С.: Так оно и есть.

Оставить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности