fbpx

№ 72 / Октябрь 2014

490.001,900.00

Очистить
Артикул: 72 Категория:

О пользе обезвоживания

Редактируя замечательную статью Мансурова о без преувеличения подвижнической теннисной карьере Н. Б. Ветошниковой (см. стр.56), я вдруг вновь подумал о смехотворности американских санкций против России: ну кого и чем они хотят запугать? Страну, чьи теннисисты в блокадном Ленинграде играли в теннис, хотя сами были на грани голодного обморока?! Про горе-телеканал «Дождь» тоже вспомнил, как там устроили кощунственный опрос — а не имело ли больше смысла сдать город немцам, чтобы спасти себя? И еще с удовольствием вспомнил, как послал, наконец, подальше одного американца, отказавшись после многих лет сотрудничества работать как freelancer в его журнале о России, который еще перед Олимпиадой в Сочи занял откровенно антироссийскую позицию (тем более — после возвращения Крыма). И еще вспомнил, как играл с этим издателем в теннис в его экологически чистом Вермонте. Да, в том самом, где жил когда-то в эмиграции Солженицын. Его, кстати, издатель этот до поры пропагандировал, пока у нас так некстати не вспомнили о том, что писал Александр Исаевич про Россию и Украину… По ходу матча издатель этот постоянно пил воду: американцы боятся “dehydration” («обезвоживания»), как огня!

Хуже может быть только отключение горячей воды на пару недель. Играем мы, стало быть… он безбожно проигрывает (доблести в той победе никакой: я все-таки теннисом занимался, стабильно подаю и у сетки могу отработать, а он — любитель — мазал с отскока и двойные делал без конца). Но еще больше его доконало другое. «Ты что, вообще не пьешь воду во время игры?!» — подивился издатель-соперник. «Не-а-а… Нас так русские тренеры учили». Спросите у Сергея Пашкова, бывшего наставника Дементьевой: в 1970-е советским юниорам действительно не разрешали пить во время игры, это считалось вредным.

«Теперь я понимаю, почему вы, русские, победили Гитлера…» — на полном серьезе сказал мой озадаченный соперник и уже после матча «засосал» 0,8 минералки (жарко было в то лето в похожем на нашу Карелию Вермонте). А я пожал плечами, облизал пересохшие губы (сразу после игры нас тоже учили не пить) и пошел себе прочь, весьма довольный результатом матча и неожиданным эффектом, которое произвело на этого не слишком любящего Россию янки мое воздержание от воды.