fbpx

№119 / Июнь 2019

200.001,900.00

Очистить
Артикул: 119 Категория:

Посмотреть журнал (pdf)

Работа над ошибками

На матч против в итоге проигравшей Серене россиянки Виталии Дьяченко (над вполне стройной фигурой которой вволю посмеялись западные комментаторы: про напрягающиеся во время удара мышцы русской шутить можно, чай не афроамериканка — ​стерпит!), 23-кратная победительница турниров «Большого шлема» вышла на корт в куртке, на которой было написано на французском языке: «Мать, королева, чемпионка, богиня». Я бы точно убрал слово «богиня». А к «скромному» титулу королевы добавил бы уточнение — ​«королева скандала» (La reine du scandal — ​если по-ихнему).
И, поскольку Серена Уильямс — ​из тех, кто не умеет вовремя уйти из спорта в зените славы, боюсь, что именно со скандалами она и будет ассоциироваться. Запоминается — ​по Штирлицу — ​последнее. Скандалом с судьей Рамосом, перед которым она так и не извинилась за нанесенные ему оскорбления. Или с Домиником Тимом (см. стр. 6, 10), которого организаторы «Ролан Гаррос», будто и не французы они вовсе, беспардонно выперли из конференц-зала, потому что «мадам Уильямс» не желала ждать.
И поскольку ей опять все сошло с рук, а униженный ею Тим, повозмущавшись, вдруг со страху взял на вооружение тактику «умиротворения агрессора», предложив Серене сыграть микст на «Шлеме» (он бы ей еще шнурки на кроссовках погладил), череда скандалов с участием самопровозглашенной «богини» может продолжиться (о других теннисных скандалистах читай на стр. 28).
Впрочем, даже в скандальных поступках порой можно найти зерно истины: эпатажу ради Ник Кирьос нелицеприятно высказался о парижском «мэйджоре» (см. стр. 7) — ​и невольно оказался прав. «Косяков» и проколов было многовато. О пресс-конференции бедного австрийца вы уже знаете, плюс проглядели многочисленные отравления и кражу, жертвой которой стал Шаповалов (см. стр. 7), постоянными переносами сломали полуфинал Джоковичу (см. стр. 10) и, как следствие, финал Тиму, невпопад переносили на обезлюдевшие корты женские четвертьфиналы и даже полуфиналы. Да и сами небеса, похоже, не благоволили организаторам французского «мэйджора». Не захочешь — ​станешь суеверным и начнешь верить в теннисные приметы (см. стр. 46). Так что, если они хотят сохранить реноме и доказать Кирьосу, что его слова — ​сплошная злобная клевета enfant terrible мирового тенниса, устроителям «Ролан Гаррос» надо бы сделать работу над ошибками. Впрочем, выигравший в Париже свой двенадцатый трофей Надаль со мной, видимо, не согласится…