Вы здесь

Звезды прошлых лет: Майкл Чанг

Наравне с Питом Сампрасом, Андре Агасси и Джимом Курье он принадлежит к «золотому поколению» американского тенниса, блиставшему на стыке прошлого и нынешнего веков. В 1989 году Майкл Чанг выиграл свой единственный в карьере чемпионат «Большого шлема»: в матче за чемпионский титул на парижском грунте тогда 17-летний отпрыск эмигрантов из Тайваня переиграл шведа Стефана Эдберга. Но мировую известность Чангу принес матч 1/8 финала против 1-й ракетки мира Ивана Лендла, признанный одним из самых захватывающих поединков в теннисной истории. Еще дважды — в 1996 году — Чанг выходил в финалы «мэйджоров» (в Мельбурне и в Нью-Йорке), тогда же американец, обладатель 34 чемпионских титулов, поднялся на 2-ю ступеньку мирового рейтинга. В интервью немецкому журналу Tennis Magazin Майкл Чанг, живущий с супругой Амбер и тремя детьми в Калифорнии, делится своими мыслями о былой славе, о матче, который сделал его знаменитым, и о его нынешнем подопечном, японце Кеи Нишикори.

Мистер Чанг, как часто вас спрашивают о том матче в Париже против Ивана Лендла?
О, очень часто! Но мне приятно говорить об этом. Так что — давайте, спрашивайте!

Этот матч сыграл особую роль в вашей карьере...
 Да, практически он стал ее началом. За те четыре с половиной часа я научился стольким вещам, которые пригодились мне на протяжении всей жизни. В определенном смысле Париж определил мою карьеру. Этот матч помог мне поверить, что все возможно. И еще один урок: никогда не сдавайся! Никогда не знаешь, что будет.

 

На знаменитой фотографии видно, как вы буквально падаете на корт в полном изнеможении, а на заднем плане виден Лендл, побежденный и совершенно обескураженный. Помните, как это было?
Помню, что Лендл не подал первым мячом. И тогда я решил, что буду рисковать на второй подаче и пойду вперед к сетке с приема. У меня было два матчбола. Я знал, что Иван занервничает. Я точно решил пробить навылет. Если попаду в аут, у меня будет второй шанс. Зрители подняли на трибунах страшный шум. Иван посмотрел на судью на вышке и спросил, не даст ли он ему подать два мяча, на что судья ответил ему отказом. Иван был явно недоволен таким решением и допустил двойную. Все — матч был закончен.

Вы не понимали тогда, что он войдет в историю? Вы проигрывали по сетам 0:2, вас мучили судороги, вы едва передвигались по корту — и чудом выиграли!
Мне было 17 лет, я был в самом начале карьеры. Сегодня, оглядываясь на прошлое, можно сказать, что этот матч определенно был одним из самых сильных эмоциональных переживаний за мою теннисную карьеру. Но в такие моменты об этом не думаешь. Просто стараешься сыграть матч до конца и показать лучший теннис. Особенным этот поединок был только потому, что никто перед ним и не думал, что о нем будет говорить весь мир. Все думали, что Лендл легко победит. Но, очевидно, у Бога были другие планы.

Это была 1/8 финала, но атмосфера была такая, будто это был полуфинал или даже финал....
Мне было все равно — одна восьмая или полуфинал. Для меня все было ново. Мне было интересно играть против 1-й ракетки мира, да еще на Центральном корте.

Иван был не очень-то любим среди коллег. Какие у вас с ним были отношения?
Мы всегда прекрасно ладили друг с другом. И поражение в Париже он воспринял достойно. Спустя пару недель в Уимблдоне он еще раз поздравил меня. Мы и сегодня часто общаемся. Когда он был тренером Энди Мюррея, мы постоянно советовались, а сейчас часто встречаемся в рамках «Тура чемпионов» (ветеранский Тур c участием теннисных легенд — прим. TW). Я очень уважаю Ивана.

Вы до сих пор значитесь самым молодым победителем чемпионата «Большого шлема»...
Да, среди мужчин.

Думаете, что этот рекорд когда-нибудь побьют?
Не знаю. Сегодня это гораздо сложнее, поскольку теннис стал во многом делом «физики»... В мое время в Тор-100 было гораздо больше тинейджеров — это факт. И это показывает, как сложно прорваться наверх сегодня. Не сказал бы, что это невозможно, но очень трудно.

Вы выиграли всего один чемпионат «Большого шлема», но никто не гназывает вас  One-Slam-Wonder («Чудо на один Шлем» - несколько ироничный журналистский штамп для теннисиста, выигравшего всего один чемпионат «Большого шлема», но, вопреки ожиданиям, не сумевшего повторить успех — прим. TW). Как вы можете это объяснить?
Действительно, странно.... Хотя и подхожу под эту категорию, только немногие так говорят обо мне. Интересно, правда? Возможно, просто люди помнят, что я немало выиграл турниров кроме «Шлема» в Париже...

Несколько слов о вашем подопечном — Кеи Нишикори.
Кеи показывает прекрасный теннис. Он очень опасен на любом покрытии. Важно, чтобы он не заглядывал слишком далеко вперед. Когда ему удается полностью сконцентрироваться на конкретный матч, его трудно победить.

Когда он будет готов выиграть турнир «Большого шлема»? Какие советы вы ему даете?
Это процесс — и с точки зрения психологии, и «физики», и стратегии. Все должно сойтись. Я очень доволен его настроем. Думаю, что он не далек от своей первой победы на «мэйджоре».

Почему ваше сотрудничество с Нишикори столь успешно. Вы родственные души?
Мы азиаты, и это помогает. Я точно знаю, какое давление он испытывает. Я знаю культуру. Ожидания очень высоки. Помогает и то, что наш стиль игры очень похож. Мы не самые высокие парни в Туре. Мы должны быстро передвигаться по корту, уметь не только хорошо защищаться, но и атаковать. Мы должны играть в умный теннис. Если бы меня спросили, смог бы я работать с игроком типа Бориса Беккера, я затруднился бы ответить. Я ничего не знаю о стиле «подача- выход к сетке».

Вы показывали Кеи видео с вашим матчем против Ленда в Париже?
Нет. Мы никогда не говорили об этом. Возможно, он и видел несколько фрагментов.

Что вы думаете о тенденции, когда бывшие профи начинают тренировать нынешних игроков?
Это прекрасно. Здесь важно суметь передать свой опыт. Чемпионы могут судить о том, как лучше справиться с психологическим давлением. Особенно во время второй недели на «Шлемах», а это очень трудно для того, кто ни разу не был в такой ситуации. Лишь немногие тренеры имеют такой опыт.

Как часто вы сами выходите на корт?
Часто. Играю с Кеи, с юниорами, со студентами, участвую в Туре Чемпионов. Я все еще люблю играть. Но не меньше люблю проводить время с семьей, стараюсь быть хорошим супругом и хорошим отцом. Хочу быть рядом с детьми, видеть, как они растут. Это и привилегия, и большое удовольствие.

Виталий Яковенко

Фотоальбом

Турнир «Буран»: полет нормальный!

9 апреля на кортах ДТШ «Чайка» на Ленинградском шоссе прошел турнир «Буран», посвященный памяти Игоря Петровича Волка – Героя Советского Союза, летчика-космонавта, президента Всесоюзной федерации тенниса Советского Союза.