Жара в Кейптауне. Часть 1

Жара в Кейптауне. Часть 1

Это было в феврале 1995 года. Мне позвонил мой давний знакомый Вадим Шапиро, в прошлом известный теннисист, многократный чемпион России, входивший в «десятку» сильнейших игроков СССР, и предложил поехать… в ЮАР, на международный ветеранский турнир, который проводится в городе Кейптауне. Он, оказывается, уже давно успешно участвует в различных ветеранских теннисных турнирах и даже ходит в лидерах мирового рейтинга в своей возрастной категории. Вадиму тогда было 58 лет. Правда, до этого такие турниры проводились в Европе, куда дорога стоит значительно дешевле… Короче – если я согласен, то от меня требуется взнос в сумме две тысячи долларов, куда входит оплата авиабилета и гостиницы на время турнира.

Сам он летит якобы за счет московского Спорткомитета, чему способствовал известный спортивный деятель Лев Борисович Кофман – большой любитель тенниса, с которым Вадим регулярно играл в паре на еженедельных междусобойчиках в Лужниках. Это был некий аналог турниров «Большая шляпа», которые так любил выигрывать наш первый президент, играя в паре с Тарпищевым.
Кроме него в нашу спортивную делегацию должны были войти еще два человека:
Широко известный в узких кругах бизнесмен, меценат и любитель тенниса Анзор Кикалишвили, возглавлявший Ассоциацию ХХI век, и… мастер спорта по гимнастике Юра Айвазян, который никогда в теннис по-серьезному не играл, но, тем не менее, возглавил московскую Академию тенниса, созданную на базе спортклуба «Шахтер», и даже выпустил теннисный учебник.

Попаданию этого Юры в нашу команду теннисистов-ветеранов, видимо, способствовали два обстоятельства.
Во-первых, он, также как и Вадим, входил в теннисную тусовку Льва Кофмана, был ему подчинен по службе и, видимо, пробивал финансирование поездки.
Ну, а во-вторых, он хорошо знал английский язык, так как несколько лет прожил в Нью-Йорке, работая заведующим кафедрой физвоспитания в школе для детей сотрудников ООН. То есть, он мог выполнять в нашей делегации роль переводчика, что было немаловажно, так как Вадим и Анзор языка не знали, да и мой английский был далек от совершенства. При этом, никаких спортивных результатов от него, конечно, никто на ждал.
Как я потом понял, требуемая от меня сумма в две тысячи долларов, покрывала также и расходы на поездку Вадима, которые, по возвращению Лев Борисович обещал ему скомпенсировать. Юру, видимо, таким же образом спонсировал Анзор.

Я в то время успешно занимался бизнесом, уплатить указанную сумму проблем для меня не составляло, и я согласился на эту поездку, хотя уже давно ни в каких теннисных соревнованиях не участвовал. Было очень интересно побывать на другом конце земного шара и поиграть в теннис с известными ветеранами, среди которых, по рассказам Вадима, были участники международных турниров и даже члены национальных команд Южного полушария, участвовавших в розыгрышах Кубка Дэвиса. Из европейцев, кроме нас там вроде никто не ожидался – всё-таки дороговато!
В результате, наша команда в количестве четырех человек, в назначенный день собралась в аэропорту Шереметьево. При этом Анзор, кроме спортивной сумки, вез в качестве рекламы четыре больших коробки с Шампанским, произведенным на одной из его фирм, с собственным портретом на этикетках (!). Шампанское называлось «Анзори».

Не буду описывать наш долгий и утомительный 19-часовой перелет из Москвы в Кейптаун, с посадками в Амстердаме и Йоханесбурге, но когда мы, наконец, приземлились и вышли из самолета, в числе встречающих, кроме организаторов турнира, стояла целая толпа корреспондентов местных газет, что нас очень удивило. Но еще больше мы удивились и буквально покатились со смеху, увидав на следующий день в одной из газет фотографию нашей группы, с далеко не славянскими лицами, у трапа самолета и подпись под ней: «Первые РУССКИЕ теннисисты на земле ЮАР. Слева направо: В. Шапиро, А. Кикалишвили, Б. Кантор и Ю. Айвазян (!)

Дело в том, что еще со времен СССР, из-за осуждения «всем прогрессивным человечеством» апартеида, спортивные связи нашей страны с ЮАР, где апартеид якобы имел место, были под запретом. Из-за этого нашим ведущим теннисистам категорически запрещалось участие в международных турнирах, если там среди участников были спортсмены из ЮАР, а так как они были почти всегда, то нашим вообще, на всякий случай, закрыли все выезды за рубеж аж до 1980 года, из страха, что, не дай бог, нашу Олимпиаду будут в знак протеста бойкотировать еще и страны Африки. Ну, а чтобы послать в ЮАР какую-то спортивную делегацию, даже и речи не было! И несмотря на то, что уже не стало СССР, и про режим апартеида в Южной Африке давно забыли, и страной правил чернокожий президент Нельсон Манделла, никаких спортивных связей между Россией и ЮАР по традиции не было. И вот… приехали мы: эдакая грузинско-армянско-еврейская группа спортсменов, представляющая Россию!

Продолжение следует...

img583.jpg

17.09.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии