Плач теннисной ракетки

Плач теннисной ракетки

Стихи сложились нечаянно. На центральном корте турнира US Open смотрел игру француза и немца. И вдруг поймал себя на том, что мне интереснее переживания не топовых игроков, а ракетки в их руках. Необъяснимый психоанамнез. Переживания запечатлились в памяти и вылились в эти строки.

Опять меня изъяли из чехла.
Так хорошо мне было в эту ночь
Скучать-лежать в объятиях тепла
И ничего ни капельки не мочь.

Ах, как я счастливо-томительно была,
Пока меня не взяли из чехла.

Вот этот рыжий, с тряпочкой на лбу,
Вонзил в меня шершавую ладонь,
Как в дверь вонзают сжатую скобу.
И всё... Беда! Я в нем зажгла огонь.

Я хлыст в его пружинистых руках.
Он хлещет мной по желтому мячу.
И развернувшись в матовых плечах
Меня бросает, как Давид пращу.

А сзади, впереди, и там и тут
Звенит-шумит многоязыкий гам.
И мой хозяин в такт - тук-тук, тук-тук,
Наносит мне, шутя, за шрамом шрам

Тук-тук, тук-тук, тук-тук, тук-тук, тук-тук.
Шершавая ладонь горит в огне.
Курчавый мачо четкий суперхук
Врезает не сопернику, а мне.

Кричит "Come on!", разножкой достает
Под самый угол заряженный мяч.
Он весь - душой исполненный полет.
А я уже безмолвный крик и плач.

Короткий взмах. Размашистый бросок.
Он режет мною воздух и струну.
И звонкой оплеухою в висок
Влипает шар. Я так не дотяну...

Пылает глянцем черное табло.
О, как мне эту муку перенесть!
А на табло венчальное число:
Шесть-шесть. О нет... уже семь-шесть. Семь-шесть...

Трибуны замерли. Соперник подает.
Он подает решающий - на матч!
Мой рыжий отвечает резко влёт.
И... Боже... сетку сотрясает мяч.

Счастливчик обращает к небу взор -
Всевышний ему явно подыграл.
А мачо всенародный свой позор
На мне в сердцах озлобленно сорвал.

Он ободом меня бьет в жесткий пол
И посылает исступлённо на....
Он уничтожен. Он опустошён.
Я им раздавлена. Разбита. Сметена.

Ах, как я счастливо-томительно была
Пока меня не взяли из чехла.

Избранник Божий трепетной рукой
Кладет в чехол сокровище своё.
Им нужен отдых. Завтра снова в бой.
А мне в корзину. Мне - на вторсырьё.

Мой кончен век. Отыгран сет и матч.
Последний US Open завершён.
Мне гибких струн отныне не напрячь
И не услышать звонкое: "Соmе оn!"

И не услышать хлесткий перестук,
И гул трибун. И напряженье дня.
И рыжий мачо четкий суперхук
Вонзит теперь в другую. Не в меня.

И не со мной стрелою полетит
Под сетку на рисковый перехват.
И не для нас призывно загорит
Надеждою последней циферблат.

Не мною будет резать и крутить,
Вколачивать, вбивать и отражать
И шрамы раз за разом наносить
Не мне. И не на мне срывать

Вселенское отчаянье и злость.
Он мог бы победить, мой рыжий галл!
Но что-то с ним у нас не так срослось.
Не высеклось. Не задался сакрал.

Погашен свет. Мерцает тускло пол!
Трибуны опустели. Жизнь ушла.
Где мой чехол? Хочу опять в чехол!
Мне даже не положено чехла.

Так больно... У ракеток тоже есть
Душа и сердце. И желанье жить.
Вам не понять... Вам, мастерам, за честь
Сломать хребет и оборвать нам нить.

Герои! Вам сочувствие дано...
Вам рукоплещут, курят фимиам.
Мы умираем тихо и темно.
В забвении. Бесславно. По ночам.

Душа отходит. Скорбный счет пошёл.
Услышьте умоляющий мой глас:
Не бейте больше ободом об пол
Моих сестёр. Не убивайте нас…

09.01.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии