Предтечи “Tennis Weekend”

Предтечи  “Tennis Weekend”

О том, когда в России начали печатать самый первый теннисный журнал, я, как и большинство моих коллег по цеху, узнал в апреле 2012 года — ​когда журналисты, аккредитованные на полуфинальном матче Кубка Федерации Россия — Сербия, приняли участие в торжественной церемонии, посвященной СТОЛЕТИЮ российской теннисной журналистики.
В тот день историк отечественного тенниса Борис Иванович Фоменко устроил нам всем исторический ликбез: днем рождения российской теннисной журналистики считается 28 апреля 1912 года, когда в свет вышел первый номер теннисного журнала «Лаунъ-теннисъ», главного рупора «Всероссийского союза лаун-теннис клубов». До революции в России было всего лишь два специализированных теннисных издания — ​«Ежегодник Всероссийского союза лаун-теннис клубов» и уже упомянутый журнал «Лаунъ-теннисъ».
В советское время эта цифра не изменилась. По-прежнему выходило два специализированных издания — ​ежегодник «Теннис» и пришедший ему на смену «Альманах теннис». Настоящий бум в нашей теннисной журналистике начался после распада СССР, уже в новой России. Начиная с 1992 года, в стране выходило 28 различных специализированных теннисных изданий. И среди них 14 журналов и 11 газет по самой разно­образной теннисной тематике.
Расскажем коротко о главных из них. Самым первым и долгое время самым авторитетным и читаемым теннисным журналом в новейшей истории России был «Теннис+», ежемесячное иллюстрированное издание. Первый номер вышел в марте 1992 года по инициативе фотографа Леонида Зинкевича и журналиста Олега Спасского, ставшего главным редактором издания. Журнал имел свою розничную сеть распространения (в том числе в газетных киосках) и систему подписки. С 1993 года под эгидой журнала проводилась серия любительских турниров «Большая шляпа» с участием звезд шоу-бизнеса, крупнейших политиков и бизнесменов России. «Долгое время “Теннис+” находился под патронажем ФТР и лично Шамиля Тарпищева, тогда министра спорта РФ, поэтому с финансированием у журнала долгое время не было никаких проблем, — вспоминает тогдашний сотрудник редакции Заирбек Мансуров. — ​Репортеры и фотокорреспонденты ездили по всему миру и освещали все более или менее значимые теннисные события, причем командировались порой по 2–3 человека. Помню эйфорию от небывалых прежде побед нашей сборной во главе с юным лидером Евгением Кафельниковым (два финала Кубка Дэвиса подряд!), личные успехи сочинца в АТР Туре, достижение топ‑10 рейтинга АТР, появление в женском теннисе другой, еще более юной звезды — ​Ани Курниковой… Интерес к теннису в стране рос день ото дня, журнал регулярно выходил раз в месяц, тираж стабильно держался в 5000 экземпляров, что для специализированного издания очень неплохо. Все это было незабываемо и вообще казалось чем-то нереальным».
Однако в 2011 году в силу ряда организационных и финансовых проблем, углубляться в которые из уважения к коллегам мы не станем, «Теннис+» стал выходить нерегулярно, а вскоре и вовсе перестал печататься. Многие лучшие журналисты и фотографы издания со временем стали внештатными авторами отметившего в июле свой десятилетний юбилей “Tennis Weekend”.
Вторым по счету теннисным журналом в независимой России, вышедшим в 1996 году, стал «Матчбол», который, согласно первоначальным планам, должен был выпускаться с периодичностью шесть выпусков в год (заявленный тираж 20 000 экземпляров), однако в итоге вышло всего два номера. В энциклопедии «Российский теннис» 1999 года выпуска сказано, что «издание прекратилось из-за недостатка средств», и именно так тогда восприняли остановку выпуска большинство теннисных журналистов того времени. Тем более любопытно будет взглянуть на события тех лет с высоты нашего времени — ​глазами главного инициатора и вдохновителя создания журнала «Матчбол» — ​уже упомянутого нами Заирбека Мансурова, чья яркая и весьма насыщенная журналистская биография началась с журнала «Теннис+», в котором наш коллега вел две постоянные рубрики — ​«Ретро» и «Викторины, конкурсы». Вот что пишет Заирбек, ныне проживающий в Канаде, о событиях тех лет (возможно, не все очевидцы тех событий согласятся с трактовкой коллеги, но у истоков «Матчбола» стоял именно он, и мы не устояли перед соблазном опубликовать с небольшими сокращениями его яркий мемуарный этюд, который будет весьма любопытен для всех, кто в российском теннисе связан с журналистикой и издательским делом): «В сентябре 1995 года в Москве проходил другой полуфинал Кубка Дэвиса, опять Россия — ​Германия, но играли теперь уже у нас. Естественно, на матч в “Олимпийский” съехались любители тенниса и спортивные журналисты со всей страны. Большой делегацией был представлен и теннисный Петербург. В пресс-центре ко мне подошел Юрий Сохор, которого я уже знал как редактора, издававшего в Питере время от времени брошюру “Теннис-Клуб”, образцы которой мы в “Теннис+” тоже получали. Но на этот раз Сохор приехал в Москву с новым проектом серьезного теннисного издания, у которого имелся, как он мне доверительно сообщил, солидный спонсор. Но для его реализации требовались опытные в этом деле люди. Я заинтересовался, тем более что в моей личной жизни тогда наметился новый поворот, причем именно в сторону Питера. Юра и сопровождавшая его Нина Гершаник (руководитель проекта) предложили мне при очередном посещении города на Неве заглянуть в издательство “Россия и мир” или просто позвонить Юре домой.
Через пару недель мы уже сидели у него на кухне и разрабатывали бизнес-план нового журнала, названия которому еще не было. Юра предложил мне стать заместителем главного редактора (т. е. его заместителем), с чем я с удовольствием согласился. Он рассказал мне об издательстве, об уже реализуемых им других проектах, познакомил со списком предполагаемой редколлегии журнала (Слава Шориков, Игорь Куберский, Володя Садовский — ​всех их я немного знал по встречам на турнирах “Теннис-пресс” и Кубок Кремля). Договорились подумать над проектом, а где-то в середине ноября, после Кубка Кремля — 1995, встретиться с директором издательства, с коллективом редакции и завершить все формальности моего перехода на новое место работы.
Вернувшись в Москву, я поставил в известность руководство “Теннис+” о своих планах и через месяц получил на руки свою трудовую книжку. На этот раз в Питер я отправился уже с вещами. Мои личные дела к тому времени были устроены (я женился, и вопрос с жильем на первое время был решен). В издательстве “Россия и мир” был представлен директору — ​Андрею Грошикову (позже я познакомился и с основным совладельцем издательства — ​Аркадием Фтицем). В присутствии Нины Гершаник мы часа два говорили о моем видении журнала, содержании, объеме, периодичности его выхода в свет, о проблемах распространения… Поскольку проект намечался общероссийского значения, то Грошикова волновал и вопрос конкуренции с “Теннис+”: “Очень важно название журнала. Хотелось бы что-то короткое и звонкое. Какие есть соображения?” Мое предложение — ​“Матчбол” — ​было принято практически сразу.
Но главный сюрприз ждал меня и всю нашу редакцию на следующий день. Утром к нам зашел Грошиков и сообщил, что приказом по издательству проект журнала “Матчбол” считается стартовавшим, а его главным редактором назначен Мансуров… Немая сцена. О реакции питерских журналистов здесь излишне рассказывать. Я как будто мгновенно перенесся на необитаемый остров. Чужой среди своих… По ходу работы над первым номером редакцию покинули не смирившиеся с коварным назначением «московского варяга» Сохор, Шориков и Куберский (благо, хоть от своих подготовленных материалов в номер не отказались). Коллектива редакции практически нет, но журнал непременно должен выйти к турниру “St. Petersburg Open 1996” (в начале марта), иначе — ​провал всего проекта. Мне пришлось в срочном порядке привлечь к работе над номером в качестве ответственного секретаря свою жену — музыковеда Екатерину Блажкову (и она отлично справилась с этой ролью), а также знакомого мне по переписке любителя тенниса Анатолия Карпиевича. А по части содержания опираться в основном приходилось на внештатных авторов, преимущественно из Москвы (других я пока плохо знал).
Эти три месяца до турнира я разве что не ночевал в редакции, проводя на работе 10–12 часов ежедневно без выходных. При этом беспрерывно воюя с дизайн-студией по поводу несоблюдения ими графика верстки (постоянное отвлечение на “левые” работы на сторону — ​это особая проблема российских дизайн-студий, во всяком случае того времени, и особенно я столкнулся с этим через два года в Москве, издавая там уже следующий журнал). Так или иначе, моя мечта была осуществлена, и стополосный “Матчбол” № 1 с центральной статьей номера о тренере Валерии Шишкине (“Счастливый человек из забытой легенды”) в канун питерского турнира АТР вышел в свет. Скажу без преувеличения: журнал имел успех, выдержав конкуренцию даже с “Теннис+”. Во всяком случае, тираж 10 000 экземпляров (при заявленных 20 000) разошелся весь. В июне 1996 году нас пригласили в Сочи на “Кинотавр” c целью проведения там теннисного турнира “Matchball Cup” для участников фестиваля. В турнире приняли участие директор фестиваля Марк Рудинштейн, супруги Александр и Валерия Роднянские, Миша Ширвиндт, Денис Евстигнеев, Анатолий Ромашин, Александр Пашутин. Там же мы выпускали ежедневную иллюстрированную газету “Кинотавр”. И это тоже было признанием нового теннисного журнала.
Я считаю, что удачным был и второй номер, вышедший летом. Был уже готов и портфель материалов для третьего номера с очень красивой обложкой (с Хингис и Курниковой). Но в дальнейшем нам пришлось разделить судьбу всего нашего издательства, ставшего жертвой того времени и рейдерского захвата (середина 90-х, бандитский Петербург!). В один из дней поздней осени 1996 года, придя на работу, я обнаружил у себя в кабинете за моим столом человека в характерной черной куртке. Спортивного вида ребята в таких же кожаных куртках разгуливали и по коридорам. Ничего не понимая, зашел к директору. Андрей был подавлен и мрачно сообщил мне лишь одно: издательства в прежнем виде больше нет, оно захвачено людьми Константина Яковлева, больше известного в Питере как Костя Могила. (В “бандитском” Петербурге он был известен еще своей неуязвимостью — ​семь или восемь покушений на него закончились неудачно, но пуля киллера достала Костю в 2002 году в Москве). Так закончился мой дебют в должности главного редактора, ставший первым этапом питерской эпопеи на стезе редактирования теннисных журналов…»
Здесь — ​по законам саспенса, а также в связи с дефицитом журнального пространства — ​мы, пожалуй, временно прервем рассказ от первого лица, пропустив ряд деталей. Отметим лишь, что преемником «Матчбола» питерского — ​не только по содержанию и объему, но и по названию — ​стал «Матчбол-Теннис», который начал издаваться с августа 1998 года в Москве тиражом 10 000 экземпляров. Его учредили ​издательство «АСТ-Пресс» (директор Сергей Деревянко) и все тот же Заирбек Мансуров, ставший его первым главным редактором. Однако всего через год по разным причинам, не выдержав жизни на колесах (каждую неделю из Москвы в Питер и обратно) Мансуров оставил этот пост, хотя еще долгое время состоял в редколлегии журнала… Позже, по его словам, журнал какое-то время «выходил в разной форме и разного содержания, его делали разные люди». Наконец, уже после отъезда в Канаду, в 2006 году Заирбек Мансуров передал свою часть прав на его дальнейшее издание московской дилерской компании “Dunlop”, под крылом которой и продолжил свое существование «Матчбол-Теннис». Всех, кто вел журнал по лабиринтам российского издательского бизнеса, хронологически подробно перечислять не будем, отметим лишь, что среди тех, кто занимал должность главного редактора «Матчбол-Теннис» была и известная журналистка и теннисистка-любительница, участница и организатор любительских турниров Инна Варюхина, которая в дальнейшем публиковалась на страницах “Tennis Weekend”. «Каждый из тех, кто в разные годы руководил “Матч­бол-Теннис”, имел свою оригинальную концепцию и привносил свою изюминку в это издание», — ​поделилась наша коллега своими воспоминаниями с TW.
Появлялись на журнальном небосклоне России и другие периодические издания, ​то ярко вспыхивая кометой, но затухая падающей звездой. Так, в 1999 году начала издаваться иллюстрированная газета тиражом от 3000 до 5000 экземпляров (учредители Олег Сергиенко, Юрий Айвазян и редакция газеты «Московская правда) о теннисе и гольфе. Газета, выходившая с периодичностью один-два месяца, нашла своего читателя. Хотя бóльшую часть газеты занимали материалы о теннисе, но и гольфу, виду спорта тогда почти не известному в России, уделяли немало внимание. Увы, спустя пять лет финансовые гранты на издание «Теннис-Гольф» иссякли, и в 2004 году издание прекратило свое существование. Был еще один питерский журнал — ​«Теннис-Эксперт» учредителем и издателем которого стал известный питерский деятель тенниса, владелец теннисного клуба «Глория» Дмитрий Голованов. Этот 48-страничный журнал с периодичностью выхода шесть номеров в год печатался тиражом 3000 экземпляров.
Были свои издания и в дальних регионах. Так, в течение 10 лет, с 1997 по 2007 год, в Новосибирске проектно-строительная фирма «Лабатон», занимавшаяся строительством теннисных кортов и других спортивных объектов, с пропагандистской целью спонсировала издание некоммерческого теннисного журнала «40:30» и распространяла его по теннисным федерациям и клубам более чем в 100 городах России и СНГ. Одним из учредителей компании, директором строительной фирмы «Лабатон СП» и главным редактором журнала «40:30» был Владимир Коробкин. В 2001 г. журнал «40:30» даже стал лауреатом премии ФТР «Русский кубок» как лучшее теннисное издание года. Однако в настоящий момент выпуск издания прекращен.
Шесть лет продержался журнал «Теннис&Бизнес», основанный двумя теннисистами-энтузиастами 29 января 2002 года — ​Михаилом Цыбиным и Станиславом Шепелевым. В дальнейшем издателем журнала стал ОАО «Холдинг «Оптима Инвест» (президент холдинга Александр Ермошкин — ​известный российский бизнесмен и теннисист-любитель гл. редактор “Т&B” — В. Яковенко). Следуя принципу, провозглашенному на обложке, — «Журнал для любителей тенниса и профессионалов бизнеса» — ​«Теннис&Бизнес», в отличие от других теннисных изданий, рассказывал не только о победах и поражениях профессиональных спортсменов, но и о любительских турнирах. Вторая часть издания вообще была полностью посвящена любителям. В какой-то момент в журнале даже появилась двойная обложка: ​лицевая сторона была отдана любителям, а профессионалам была посвящена обратная сторона. В новой фоторубрике — ​корт «Теннис&Бизнес» — ​были представлены фотографии известных VIP-любителей с теннисной ракеткой. В начале 2005 года в качестве генерального директора издания был приглашен автор этих строк, после чего журнал изменил формат, был оптимизирован тираж и редакционный состав. Осенью 2005-го на ежегодной церемонии «Русский кубок» «Теннис&Бизнес» был признан лучшим теннисным изданием года. В 2007 году издатель журнала решил параллельно с печатным изданием активно развивать сайт журнала, в связи с чем был приглашен новый генеральный директор — ​Александр Рощин, а за Михаилом Ивановым оставили контент журнала. Разойдясь во взглядах с Александром Рощиным на методы работы и направление развития издания, Михаилом Иванов покинул редакцию. В последние месяцы журнал «Теннис&Бизнес» выходил в миниатюрном формате под сокращенным названием “Т&B”, однако в конце 2008 года сошел с дистанции.
Годом ранее, в июле 2007-го, директор «Аматура» Денис Соколов и Ваш покорный слуга выпустили первый номер журнала ”Tennis Weekend”, который вы и читаете по сей день. 

Лента времени21.08.2017

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии