Кто покатит вслед за Скатовым?

Кто покатит вслед за Скатовым?

В мае пришло не слишком радостное для отечественного тенниса известие: семнадцатилетний российский теннисист Тимофей Скатов принял решение выступать за Казахстан. И хотя парень родился в казахстанском городе Петропавловске, с полутора лет он жил и тренировался в Туле под руководством бессменного тренера Андрея Ургапова и в последние годы регулярно выступал за юниорскую сборную России. А ведь еще незадолго до перехода Скатова под знамена Казахстана руководитель российского тенниса Шамиль Тарпищев отмечал, что ФТР собирается заключить со Скатовым договор… В предлагаемом читателям материале Артём Тайманов попытался воспроизвести историю переходов россиян под флаг нашего соседа и разобраться в том, что подталкивает российских игроков к смене гражданства?
В теннисном полку России произошла новая потеря в пользу Казахстана: гражданство сменил семнадцатилетний Тимофей Скатов, полуфиналист юниорского US Open 2017, который 1 января 2018 года ненадолго возглавил юниорский рейтинг ITF. Правда, в отличие от многих других теннисистов и теннисисток, не имевших к Казахстану никакого отношения, Скатов родился на территории этой страны — ​в Петропавловске. Позже, когда Тимофею исполнилось четыре года, он начал заниматься теннисом уже на территории России, в Туле. Помимо полуфинала юниорского US Open, в активе Скатова победа на чемпионате Европы в категории «до 16 лет» в Москве в 2017 году, два титула на юниорских «Кубках Кремля» (в 2014-м и 2015-м). Кроме того, в прошлом году он стал обладателем российской теннисной премии «Русский кубок» в номинации «Юниор года». Но уже в начале июня экс-россиянин одержал первую победу под флагом Казахстана: в матче первого раунда юниорского «Ролан Гаррос» обыграл бразильца Матео Баррейро…
Президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев в интервью «Чемпионату» так прокомментировал переход Скатова: «Под флаг Казахстана за последние годы ушли больше десяти россиян. Но, например, Кукушкина, Голубева и Щукина мы отпустили сами, потому что не могли их финансировать: начался экономический кризис, и спонсоры ушли. Это был третий состав, и, чтобы они не бросили играть, мы дали добро на их уход в Казахстан. С приходом Андрея Бокарева, отвечающего за спорт высших достижений, мы начали подписывать со всеми контракты. Это произошло два года назад, и сейчас наши молодые спортсмены защищены. Раньше мы не могли заключать контрактные соглашения, так как не знали, будут ли у нас деньги. Но, когда этот процесс наладился, уже сформировавшиеся спорт­смены искали лучшей доли. Скатов — ​один из таких, поэтому он не подписывал с нами договор. Тимофей родился в Казахстане, жил там и имеет огромное количество родственников. Мы предложили ему условия, но, видимо, казахи дали больше денег. Россия финансировала его последние два года без договорных обязательств. Тимофей — ​перспективный спортсмен, и я разговаривал и с ним, и с его отцом, но он выбрал Казахстан.
Нам и Бублик был нужен: мы бы в Кубке Дэвиса имели двойной состав. Без этого сложно играть, так как нет взаимозаменяемости. Нам было легко, когда в Кубке Федерации были задействованы 14 наших женщин. Мы не зависели от домашних и выездных матчей, ставя разных игроков. Спортсмены не мотались по этапам и не страдали от акклиматизации».
Прежде чем рассказывать про все смены гражданства с российского на казахское, стоит упомянуть, что в достаточно давние времена произошел и обратный переход. Елена Лиховцева, родившаяся в Алма-Ате, после распада СССР несколько лет представляла Казахстан в индивидуальных турнирах и перешла под российский флаг лишь летом 1995 года.
Нельзя не признать, что в ущерб интересам отечественного тенниса первая волна перешедших под знамена Казахстана российских игроков, хотя и осталась самой массовой, в дальнейшем стала ориентиром для других теннисистов из нашей страны. Помимо упомянутых Шамилем Анвяровичем Голубева, Кукушкина и Щукина, за Казахстан тогда отправились выступать и российские девушки: Юлия Путинцева, Ярослава Шведова и Галина Воскобоева. Главной причиной также были финансовые проблемы, хотя понятно, что на подготовку девушек в среднем требуется немного меньше средств и сил — ​по крайней мере спарринг-партнеров им находить точно проще и дешевле. А начиналась вся эта история десять лет назад под лозунгом взаимовыгодной помощи — ​не только российским игрокам, которые не проходили в основной состав сборной России, но и Казахстану — ​в развитии тенниса. Изначально речь с российской стороны шла о том, что спортсмены будут временно выступать за бывшую советскую республику и через год-два вернутся под наш флаг. На деле же условия в Казахстане оказались слишком привлекательными — ​и с финансовой точки зрения, и в плане тренировок. ​В итоге почти никто из наших оттуда не вернулся.
Первым ушедшим в сборную Казахстана стал Юрий Щукин — ​двадцативосьмилетний теннисист, крепкий игрок уровня «челленджеров», время от времени пробивавшийся на турниры ATP и одерживавший там отдельные хорошие победы. Щукин сразу отправился выступать за команду в Кубке Дэвиса, поскольку за Россию заигран не был и двухлетнего карантина не требовалось. Остальные теннисисты в сборной тогда еще были уроженцами Казахстана, и в середине апреля 2008 года сборная Китайского Тайбэя (Тайваня) оказалась сильнее, хотя Юрий выиграл одиночный матч и принял участие в победном парном матче.
Очевидно, теннисным функционерам из Казахстана идея понравилась, и всего через несколько месяцев, в конце июля того же года, руководство федерации тенниса этой страны обратилось к Шамилю Тарпищеву с просьбой выделить нескольких молодых теннисистов для помощи в выступлениях на международной арене. После некоторых раздумий было решено в качестве эксперимента пойти навстречу соседям из бывшей советской республики. Были рекомендованы перспективные спортсмены, в силу опыта и уровня игры пока не проходящие в основной состав российской сборной.
Из мужчин это были Андрей Голубев и Михаил Кукушкин — ​на тот момент молодые двадцатилетние ребята. Из девушек — ​Ярослава Шведова и Галина Воскобоева. Шведовой тогда было 20, Воскобоевой — ​23. В последующем все добились серьезного прогресса и стали пусть и не игроками элитного уровня, но крепкими середняками в хорошем смысле слова точно. Наибольших успехов из них добилась Ярослава, которая в одиночном разряде побывала в топ‑25 и трижды сыграла в четвертьфиналах турниров «Большого шлема», а в паре с американкой Ваней Кинг в 2010 году победила на двух «Шлемах» — ​Уимблдоне и US Open. В парном рейтинге она была третьей ракеткой мира. Остальные игроки в паре так не блистали, но неплохо выступали в одиночке на уровне WTA и ATP. Голубев и Кукушкин, кроме того, в 2014-м стали победителями командного теннисного турнира на летних Азиатских играх — ​2014. Третьим участником команды стал уроженец тогда еще украинского Крыма Александр Недовесов, в том же 2014 году по финансовым причинам сменивший жовто-блакитный флаг на солнечно-голубой флаг Казахстана.
Понятно, что рассуждения о том, раскрылись бы вышеупомянутые российские теннисисты, останься они в родной стране, или через несколько лет завершили бы карьеру из-за отсутствия средств и хороших результатов, лежат в чисто гипотетической плоскости. Однако тот же Голубев, который к 30 годам решил сделать паузу в карьере (как он сам объяснил, в связи с физической и моральной усталостью), говорил, что переход пошел ему на пользу. «Я ни разу не пожалел, что согласился тогда на предложение Казахстана, — ​отметил Андрей в интервью казахскому «Inform Бюро». — ​У меня пошел серьезный подъем в карьере, когда я начал представлять вашу страну (Казахстан) на международной арене. Только выиграл от этого перехода. Когда мне исполнилось 15 лет, наша семья переехала в Италию. Так вот, за следующие четыре года мне из Федерации тенниса России никто даже не позвонил, не спросил, как мои дела, нужна ли какая-то помощь. И это притом, что я входил в юниорскую сборную. Да нас даже не приглашали потренироваться с национальной командой, за которую тогда выступали Николай Давыденко, Евгений Кафельников, Марат Сафин и Михаил Южный. А ведь для любого юниора это был бы шикарнейший подарок — ​находиться рядом с такими мастерами. Вместо этого — ​гробовое молчание из России. Ни слуху, ни духу. В итоге несколько лет спустя я и согласился выступать за Казахстан. Даже в Россию не ездил. В Италии и принял окончательное решение. Получается, что уехал из России в 2004 году, а вернулся туда только в 2008-м, когда играл на турнире ATP в Санкт-Петербурге, где, уже будучи казахстанцем, дошел до финала».
Шведова про отсутствие внимания из России не рассказывала, зато подчеркивала финансовую обеспеченность, решившую многие связанные с карьерой проблемы. «Главное — ​это совершенно другой масштаб финансовой поддержки. Мне больше не нужно думать, где взять денег, не нужно заниматься прочими организационными вещами, сильно мешавшими раньше. Мне вообще ни о чем не надо думать, кроме как о том, что делать на корте. Я уверена в своем будущем, знаю, что являюсь первой ракеткой Казахстана. Психологически статус сильнейшей теннисистки страны придает уверенности в собственных силах. В общем, просто делаю свою работу. И никаких сожалений о своем поступке не испытываю». Это цитата Ярославы из материала, опубликованного еще в 2010 году в «Новых известиях».
Конечно, велик соблазн осуждать игроков за такой выбор — ​за то, что, мол, променяли флаг на деньги и так далее. Определенные основания для подобных высказываний есть даже в наше прагматичное время. Но такова уж суровая капиталистическая реальность, в которой наш спорт пребывает уже более четверти века: моральные ценности наподобие чести страны или любви к России-матушке, независимо от объема вложенных в тебя матушкой средств, при виде дензнаков со знакомой перечеркнутой прямой линией змейкой ($) все как-то чаще отходят на второй план. И чем дальше мы были от 1991 года — ​даты распада первого в мире социалистического государства, тем меньше оставалось для российских теннисистов бесплатных благ, к которым предыдущие поколения игроков привыкли как к данности. Нынче же надо «отстегивать» даже за занятия в группе и время на корте, хотя еще в 1990-е годы в клубах Москвы родители занимавшихся там юниоров по этим двум позициям ничего не платили — ​только за пресловутые индивидуальные занятие с тренером. Сегодня же в России даже для того, чтобы довести ребенка до уровня мастера спорта, не говоря уже о топ‑100, нужно потратить целое состояние.
Не будем также забывать, что теннис — ​не командный вид спорта, и у большинства игроков здесь нет никаких контрактов, финансового и организационного обеспечения. Источники финансирования, кроме призовых и средств семьи, — ​либо контракты со спонсорами и турнирами, либо деньги от национальной теннисной федерации. Понятно, что когда ты находишься во второй мировой сотне и ниже, то контрактов у тебя не будет, поскольку ни спонсорам, ни турнирам ты неинтересен. Максимум, на что можно рассчитывать, — ​скромное соглашение на бесплатную спортивную экипировку или ракетки, и то в очень ограниченном объеме. И если теннисная федерация деньгами помогать не может, а собственных средств и призовых едва хватает на то, чтобы продолжать карьеру, неся расходы на перелеты, проживание, тренера и так далее, то мысли о возможном альтернативном решении волей-неволей приходят в голову.
Собственно говоря, глядя на первую волну ушедших в Казахстан игроков, следом потянулись и другие — ​уже по одному, но относительно постоянным ручейком. Первым ушел двоюродный брат Анны Курниковой — ​москвич Евгений Королёв, сменивший гражданство в начале 2010 года. Правда, Королёву этот переход на пользу не пошел. По сути, единственным его заметным результатом после перехода под казахский флаг стал выход в третий круг Australian Open — ​с победой над Томашем Бердыхом и пятисетовым поражением от Фернандо Гонсалеса. Это помогло Евгению подняться на несколько строчек и попасть в топ‑50. Но главный рывок он совершил годом ранее — ​из второй сотни в середину первой. Затем Королёв начал терять очки за турниры сезона‑2009 и уже к концу первого года в качестве представителя Казахстана вылетел из топ‑100, куда так и не вернулся. Правда, сказалась и полученная на US Open 2010 травма локтя, из-за которой он вернулся на корт только в 2011 году. Последнее выступление Королёва в Туре состоялось на челленджере в США в начале 2017-го. При этом в первый раз о завершении карьеры он объявил еще в конце 2014 года, а затем попытался вернуться, но никаких результатов уже не добился. Ушел из тенниса Евгений в связи с перенесенными операциями и многочисленными травмами.
Следующий случай, правда, стоит особняком. Ксения Первак в конце 2011 года приняла гражданство Казахстана, а уже в августе 2013-го вернулась под флаг России. До сих пор она является единственной россиянкой, перешедшей туда и обратно. «Ксения будет выступать за Казахстан. Мне позвонил ее отец и сказал, что Первак будет выступать за другую сборную. Мотивировал он это тем, что Ксения хочет попасть на Олимпийские игры, а в сборную команду России она не проходит. Еще тем мотивировал решение, что в Казахстане хорошие условия предлагают. Для меня вся эта ситуация непонятна, ведь Первак на Олимпиаду все равно не попадает, потому что была заиграна за Россию. Еще про бизнес сказал, который ему там дают. Считаю, что они поступили непатриотично, ведь отец у Первак не такой бедный, чтобы говорить, что ему чего-то не хватает в России», — ​сказал тогда по этому поводу президент ФТР Шамиль Тарпищев в интервью «РИА Новости».
Сама Ксения сначала вроде бы была рада переходу в Казахстан, а потом, вернувшись в Россию, не любила подробно вспоминать о периоде, когда выступала за эту страну. В своей колонке на «Чемпионате», посвященной завершению карьеры из-за травм и вышедшей в ноябре 2015 года, Первак так написала о Казахстане: «Был момент в моей карьере, за который до сих пор многие меня осуждают, — ​это переход в Казахстан. Я не хочу, не могу объяснять, оправдываться, как, зачем и почему это произошло. Хочется только сказать, что это было непростое, даже очень сложное решение. Не могу не сказать спасибо за понимание президенту ФТК Б. Ж. Утемуратову». Кстати, ушла Первак из тенниса в 24 года и, конечно, полностью свой потенциал не раскрыла.
Пока Ксения еще выступала под флагом Казахстана, отправилась в эту страну и другая теннисистка — ​перспективная семнадцатилетняя Юлия Путинцева. По словам Тарпищева, еще в 2011 году она ставила Федерации тенниса России невыполнимые условия. Средств на их реализацию в бюджете не было, и летом следующего года Путинцева начала выступать за Казах­стан. Сейчас Юлии 23 года, она уже была в топ‑30, а на «Ролан Гаррос» второй раз в карьере вышла в четвертьфинал. Это ее лучший результат на турнирах «Большого шлема». Кроме того, в 2011 году Казахстан переманил к себе уроженца Санкт-Петербурга Дмитрия Попко, которому было всего 14 лет. Дмитрий прибыл в сентябре 2016 года в Москву на матч плей-офф Кубка Дэвиса против России, но на корт его не выпустили. Пока Попко выступает в основном на уровне фьючерсов и челленджеров и не поднимался в рейтинге выше второй сотни, но время прибавить у него пока еще есть.
Больше переходов из России в Казахстан не было до 2016 года. Правда, Казахстан изредка привлекал и игроков из других стран: еще в 2009-м за него начала выступать Сесиль Каратанчева, уроженка Болгарии, а в 2014-м — ​украинец Александр Недовесов, о котором мы уже вспоминали. Хотя Каратанчева, проведя в Казахстане пять лет, вернулась под болгарский флаг.
В конце осени 2016-го казахи «подписали» Александра Бублика. Произошло это практически сразу после его яркого выступления на «Кубке Кремля», где, пройдя квалификацию, он добрался до четвертьфинала, обыграв по ходу дела первого сеяного (Роберто Баутисту-Агута) и лишь на тай-брейке третьего сета уступив будущему чемпиону (Пабло Карреньо-Бусте). Едва болельщики успели порадоваться появлению в России еще одного перспективного молодого теннисиста, как он ушел в Казахстан. После этого Бублик добрался из квалификации до второго круга Australian Open, а осенью 2017 года заглянул в топ‑100, но сейчас находится в середине второй сотни. У ровесников Бублика из России — ​Карена Хачанова, Андрея Рублёва и Даниила Медведева — ​дела пока идут куда лучше.
О причинах перехода Бублика рассказал тогда капитан сборной Казахстана Диас Доскараев. «Это было самостоятельным решением самого Александра. Мы ни за кем не гоняемся, семья Бублика сама обратилась в Федерацию тенниса Казахстана и приняла решение поменять гражданство. Мы никого не переманиваем, а просто создаем условия. Теннисисты, которые приезжают к нам, хотят тренироваться у нас. По мнению многих иностранных теннисистов, у нас все доступно и все удобно, включая логистику», — ​отметил Диас в интервью порталу Kazpravda.kz.
Ну а последним теннисным перебежчиком, как вы уже знаете, стал туляк Тимофей Скатов (хотя еще буквально совсем недавно его фотография украшала фирменный настенный календарь ФТР за 2017 год). Тарпищев еще в начале этого года называл его в числе игроков, которые вскоре будут способны помочь России бороться за высокие результаты в Кубке Дэвиса и даже за победу. Помимо них, конечно, Шамиль Анвярович отметил Хачанова, Рублёва и Медведева, а также более возрастных Андрея Кузнецова с Евгением Донским и ветерана Михаила Южного. Скатова пытались привлечь к апрельскому матчу Кубка Дэвиса против Австрии, он даже фигурировал в официальном буклете как игрок команды России, но по факту в сборную Тимофей не прибыл, а пятым — ​запасным — ​игроком стал двадцатилетний Роман Сафиуллин из Подольска. При этом в юношеском Кубке Дэвиса Скатов неоднократно выступал за Россию, но, не будучи заигранным за взрослую команду, может избежать карантина; это позволит ему сразу представлять Казахстан в командных соревнованиях.
Кстати, в Кубке Дэвиса Казахстан после первых переходов российских игроков выступает весьма успешно. Конечно, непосредственно за трофей сборная не билась, но в 2010 году впервые в истории вышла в Мировую группу и с тех пор пять раз сыграла в четвертьфинале. При этом дома команда почти непобедима. За все эти годы в Казахстане выиграли только действующие обладатели трофея — ​чехи (в 1/4 финала в 2013-м). В то же время сборная России с 2013 года в основном выступает в первой Европейско-африканской группе. В элитный дивизион российская команда за это время возвращалась лишь раз — ​в 2017-м. Напомним, что в матче плей-офф Мировой группы в 2016 году Россия в Москве обыграла как раз Казахстан: его лидер экс-россиянин Михаил Кукушкин тогда оказался не в лучших игровых кондициях. Но это был единственный раз, когда Казахстан вылетел из Мировой группы.
В Кубке Федерации успехи казахской сборной куда скромнее. Хотя в женском теннисе у них есть собственная воспитанница — ​двадцатичетырехлетняя Зарина Дияс, являющаяся достаточно крепким игроком и стоящая сейчас совсем рядом с топ‑50. Но ни она, ни Шведова, а равно Воскобоева с Путинцевой не сумели помочь команде подняться выше первой группы зоны Азия/Океания. Казахстан дважды играл в плей-офф второй Мировой группы и оба раза терпел поражение.
Напоследок хочется внести немного позитива. Шамиль Тарпищев в интервью ТАСС недавно сообщил, что «этот год будет последним реорганизационным». «Бюджет ФТР, наконец, стабилизировался, стратегия развития тенниса одобрена Министерством спорта до 2030 года, — ​отметил президент ФТР. — ​Еще очень бы хотелось в нынешнем году достроить теннисный центр имени Самаранча, львиная доля которого уже построена». Будем надеяться, что все это позволит перекрыть утечку перспективных теннисных кадров из России и, что не менее важно, поможет им прогрессировать под российским флагом.
Артём Тайманов

Pro tennis25.06.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии