Гюльчатай, покажи букву!

Гюльчатай,  покажи букву!

Будет ли Милан, признанная столица мировой моды, диктовать моду и в теннисном мире? Сильно размытые (или подмоченные?) контуры тенниса будущего, каким его видит руководство Ассоциации теннисистов-профессионалов во главе с его руководителем Крисом Кермодом, яркими мазками обозначил первый Итоговый турнир среди теннисистов «не старше 21 года» ATP ”Next Gen Finals”, разыгранный в миланском пригороде Ро по новым, поистине революционным правилам, которые, возможно, однажды возьмут на вооружение и совсем взрослые игроки. В том, пошли и, главное, пойдут ли на пользу игре эти уже сейчас считающиеся многими небесспорными реформы, на месте событий пытался разобраться спецкор TW. 

Трудно сказать, каким бы был теннис сегодня, если бы его усовершенствованием в свое время занялся Леонардо да Винчи. Возможно, он опередил бы английского майора Уолтера Уингфилда и заставил бы теннисный мячик прыгать по лужайке во дворце миланского герцога Лодовико Сфорцы, на службе у которого состоял величайший инженерный гений итальянского Ренессанса. Рациональному Леонардо наверняка не понравилось бы правило второй подачи: будь его воля, он бы его упразднил. Как и странный счет, при котором поначалу за один выигранный мяч дают сразу 15 очков, а равно и многое другое, что делало игру понятной лишь узкому кругу коронованных теннисистов-любителей.
«Уж не знаю, как там насчет правил, но вместо всяких там танков и безумных арбалетов теннисную пушку изобрести он точно бы мог!» — ​откликнулся на мое смелое предположение сосед по столу в пресс-центре корреспондент швейцарской «Нойе Цюрхер Цайтунг» Марко. И, распаляясь, как истинный итальянец, в сердцах добавил: «А здешние организаторы могли бы поставить журналистам на стол хотя бы по бутылке воды. Это же свинство: за все платим сами!» Услышав в гневной тираде Марко слова “mineral water”, стоявшие рядом китайские коллеги продемонстрировали нам бутылки c изображением чистейших снегов Монблана на этикетке. Широко улыбаясь, они указали нам и ближайший источник минералки — ​стойку ресепшн у входа в пресс-центр. Оказывается, воду раздавали «из-под полы» по требованию… Все это в целом не очень вязалось с анонсированными передовыми — ​на грани авангард­ных — ​правилами игры.
Девиз экспериментаторов от АТР “The future is now” («Будущее наступает сейчас») приобретал для журналистов поистине угрожающий оттенок уже в зале аккредитации: компьютеры отказывались верить письмам о подтверждении аккредитации, и перед лицом такой вопиющей несправедливости десятки журналистов скапливались в длинные и нервные очереди. Справедливости ради скажу, что все аккредитованные, включая вашего покорного слугу, в конце концов получили заветные аккредитационные «знаки отличия», позволявшие беспрепятственно проникать сквозь внушительные ряды охраны и турникеты безопасности. Не отходя от окошка “Accreditamento”, многие коллеги погружались в брошюры с расписанием и тарифными планами муниципального транспорта, которые привели бы их из отеля в Милане в пригород под названием Ро. Именно там находится роскошный выставочный центр и футуристическая теннисная арена на 4500 мест, принявшая турнир “Next Gen Finals”. Трансфера от официальных гостиниц в центре города или скидки на транспортные расходы для журналистов организаторы тоже не предусмотрели.
Впрочем, душу согревали заверения оргкомитета в том, что они «искренне рады нашей готовности освещать Итоговый турнир восходящих звезд мирового тенниса» вкупе с неотразимой улыбкой сотрудницы пресс-центра Елены, которая отныне раздавала минералку всем желающим.

Блондинка на букву “B”
Согласно одному из злосчастных законов Мерфи, поиски чего-либо (читай — ​эксперимент) нужно начинать с самого неподходящего места. Первым делом новаторская мысль организаторов “Next Gen” завела их в бар миланского отеля “Il Duca”, где состоялась, пожалуй, самая экстравагантная церемония жеребьевки в истории современного спорта. Теннисистам предстояло самим распределиться по двум группам, выбрав одну из восьми понравившихся им девушек-моделей, «обозначенных буквами», нет, не «Мэ» и «Жё», а литерами “А” и “В”. Прикол, по замыслу авторов идеи, состоял в том, что буквы были спрятаны под определенной частью и без того весьма облегченного туалета соблазнительных девиц. Первые сеяные россияне — ​Андрей Рублёв (37-й номер АТР) и Карен Хачанов (45-й) — ​начали шоу на подиуме без игры в эротическую угадайку, просто разойдясь в разные стороны с девушками “А” и “В”. А вот остальным пришлось выбирать из шести красоток, которые, впрочем, сами охотно обнажались (но в меру: кто-то спрятал свою букву на бедре, кто-то — ​на спине, все было в целом довольно пристойно). «Поработать» пришлось только самому застенчивому из восьмерки — ​корейцу Хёну Чону, который должен был снять длинную перчатку с руки «своей» модели… зубами. В итоге Чон, итальянский квалификант Джанлуиджи Куинци, Андрей Рублёв и канадец Денис Шаповалов расположились рядом с одетой в красное платье темнокожей обладательницей не слишком пышного бюста и литеры “А”, остальные — ​Карен Хачанов, Даниил Медведев, американец Джаред Дональдсон и хорват Борна Чорич сгруппировались возле яркой блондинки “В”.
Правда, этим же вечером руководство АТР, тут же обвиненное блюстителями морали в «Твиттере» в безвкусице и «сексизме» (свое праведное возмущение «использованием женщин в качестве объектов» выразили в том числе представительница секс-меньшинства — ​сиречь лесбиянка — ​Амели Моресмо, а также мама ее экс-подопечного Джуди Мюррей), вынуждено было извиниться за столь смелый сценарий официального мероприятия.

Теннис в темпе presto
По сравнению с вышеописанными экспериментами, которым подверглась восьмерка участников чемпионата, журналистские проблемы кажутся невинным детским капризом. В Милане им предстояло испытать на корте целый пакет самых радикальных изменений в правилах тенниса со времен введения тай-брейка. Главное новшество, касающееся правил, — ​укороченные сеты: играли из пяти сетов до четырех победных геймов с обычным тай-брейком при счете 3/3. Новинка не по­нравилась никому из игроков, кроме Даниила Медведева («Этот формат с короткими сетами помог мне выиграть у Карена. Иначе мне было бы очень тяжело!» — ​сказал россиянин после матча, который он с трудом доиграл из-за приступа судорог).
По задумке реформаторов, короткие сеты призваны сделать теннисный матч динамичнее, более привлекательным и непредсказуемым для зрителей, создавать больше «значимых моментов». Но именно это и вызвало единодушную критику участников турнира: исход поединка в таком формате в большей степени зависит от случая, ибо у игрока крайне мало времени исправить допущенную ошибку, вернуть потерянный гейм. Ситуация усугубляется с введением правила решающего очка при счете 40:40 (только — ​в отличие от уже практикуемого в парных матчах АТР правила — ​квадрат подачи выбирает тут не принимающий, а подающий). «Внезапная смерть», как это еще называют в англоязычном мире, хоть и добавляет поединку темп и интригу, но окончательно рушит его внутреннюю логику.
Яснее всех по этому поводу выразился Андрей Рублёв: «Я против правил, которые затрагивают счет матча, — ​сокращенных сетов и решающего очка. В такой игре каждый может выиграть у каждого, а это, по-моему, несправедливо…»
Согласно еще одному новшеству, при касании мяча сетки на подаче розыгрыш не прерывался. Иными словами, не было переподачи. На первых порах это правило “No let” создавало трудности — ​и не только игрокам. Так, опытнейший рефери бразилец Карлос Бернардес по привычке объявил “Let!” в стартовом матче турнира между Кареном Хачановым и Даниилом Медведевым. Оплошность Бернардеса позабавила публику, а очко пришлось переиграть.
Ни у кого из теннисистов не вызвало возражений сокращение разминки до пяти минут (матч начинался спустя ровно пять минут с момента выхода второго игрока) и четкая фиксация 25 секунд между розыгрышами очка на контрольном таймере. Секундомер (shot clock) на большом табло отсчитывал время до подачи, меняя цвет на красный на последних 10 секундах. Только кореец Чон пожаловался, что ему может не хватить времени для того, чтобы протереть очки, но, в конце концов, согласился со всеми, что это новшество уже сегодня можно применить в профессиональном Туре (только не говорите об этом Надалю…).
Впрочем, если весь пафос авторов новых правил сводился к тому, чтобы сделать теннисный матч скоротечнее, то, судя по статистике, это им удалось:
самый продолжительный матч: Чон — ​Куинци, 127 минут;
самый короткий матч: Хачанов — ​Дональдсон, 60 минут:
самый длинный сет: Чон — ​Куинци, 37 минут:
самый короткий сет: Куинци — ​Рублёв, 13 минут.
Стали ли матчи от этого интереснее — ​вопрос, мягко говоря, дискуссионный. Главное технологическое новшество — ​электронное судейство линий. При всем уважении к судейскому труду по линейным судьям никто не скучал. За все отвечала новая британская система “Hawk-Eye Live”, сработавшая безупречно. Карен Хачанов внес рационализаторское предложение: заменить голос, которым объявлялся аут или зашаг (пронзительный хриплый вопль, издававшийся из невидимых динамиков, пугал зал и игроков).
На первый взгляд, спорная мысль о свободном передвижении публики во время игры не вызвала особых нареканий. Впервые болельщики могли свободно передвигаться по трибунам и вдоль корта (но не в непосредственной близости от задней линии площадки) во время розыгрыша очка. Правда, поначалу любители тенниса со стажем по старинке толпились у входов, дожидаясь конца розыгрыша, а вот фанаты помоложе пользовались новым правилом без стеснения, пробивая себе дорогу с мороженым и пивом, когда мяч был в игре.
Разрешенные новыми правилами консультации тренеров в перерывах между геймами в принципе пришлись по душе. В распоряжении игроков были гарнитуры с наушниками, с помощью которых они могли общаться с личными тренерами. А вот то, что разговор теннисиста с наставником выводился в телеэфир, понравилось далеко не всем. «Это не совсем продумано, — ​заметил, например, тренер Рублёва Фернандо Висенте. — ​Я не хотел бы, чтобы мои рекомендации Андрею слышали потенциальные соперники, поэтому приходится ограничиваться общими корректирующими замечаниями».
Дополнительный «бонус»: в паузе во время смены сторон игроки могли ознакомиться со статистикой сыгранного сета на индивидуальном планшете.
Наконец, новые правила ограничили время общения теннисистов с медиками: вызвать врача на корт игрок имел права всего один раз.
С тезисом о «несерьезном» характере экспериментального мероприятия в Милане, за которое игрокам не засчитывались рейтинговые очки в табели о рангах ATP, не согласился Карен Хачанов. «Извините, очков, конечно, нет, но зато есть призовой фонд!» — ​аргументировал россиянин на старте турнира. Созданные для игроков условия участия в турнире действительно подкупали — ​во всех смыслах этого слова. Молодые профи, еще не слишком избалованные гигантскими призовыми, могли рассчитывать на 30 000 долларов США за выигрыш каждого поединка на групповом этапе, а чемпион в случае победы в турнире без поражений получал вполне солидные 390 000 долларов.

Пять лучших матчей турнира (по версии автора)
Групповой турнир, группа В:
Даниил Медведев — ​Карен Хачанов 
2/4, 4/3 (6), 4/3 (3), 4/2
Привилегию первыми вступить на «корт будущего» получили россияне, что неудивительно на турнире со столь отчетливым русским акцентом: в Милан приехали трое наших соотечественников, к «нашим» с оговоркой можно причислить и канадца Шаповалова, сына выходцев из СССР.
Русское дерби не разочаровало публику, обернувшись первой неожиданностью. «Бумажный» рейтинг не сработал: Даниил Медведев, 65-я ракетка мира, поверг второго сеяного игрока. Карен быстро повел в счете, выиграв первый сет, но в двух последующих тай-брейках хрупкий, зачастую непредсказуемый Медведев оказался спокойнее и точнее, временами изумляя соперника и зрителей блестящими обводками и неожиданными прострелами по линии. Четвертый сет прошел в основном под его диктовку.

Групповой турнир, группа В:
Борна Чорич — ​Карен Хачанов
3/4 (3), 2/4, 4/2, 4/0, 4/2
Двадцатилетний хорват совершил прорыв в мировом рейтинге раньше других участников миланского турнира: в 17 лет он был уже в топ‑100 (самый юный в первой сотне после Рафы Надаля), а в 18 — ​занимал уже 33-ю строчку табели о рангах. Возможно, именно этот трехлетний опыт помог Борне переломить ход поединка против россиянина, который буквально раздавил оппонента своей мощью в первых двух сетах. Сбив ритм и заставив Карена ошибаться, уже достаточно опытный тактик Чорич завладел инициативой и не упускал ее до победного конца. Обидно за Карена, который снова (как и в матче с Рублёвым) проиграл после бравурного начала.

Групповой турнир, группа А:
Денис Шаповалов — ​Джанлуиджи Куинци 
4/1, 4/1, 3/4 (6), 4/3 (5)
Шаповалов — ​одна из сенсаций сезона (уже после турнира канадец удостоен сразу двух наград АТР: «Прогресс года» и “Star of Tomorrow” («Восходящая звезда»)) — ​определенно стоял особняком в миланской восьмерке. «Нечто среднее между Федерером и Надалем», как не без некоторой бравады сам себя охарактеризовал восемнадцатилетний канадец (самый юный из теннисистов в Милане), он выиграл тяжелейший поединок против итальянского квалификанта. Джанлуиджи, 306-й в мировом рейтинге, «на бумаге» значился явным аутсайдером турнира, но неистовая поддержка соотечественников буквально окрылила двадцатиоднолетнего Куинци: достаточно сказать, что от итальянца в пятисетовых поединках едва «ушли» оба будущих финалиста — ​наш Рублёв и кореец Чон.
В концовке матча против Шаповалова Квинци показал, пожалуй, свой лучший теннис на турнире, но в итоге был бит более изобретательным и быстрым тинейджером из Канады.

Групповой турнир, группа В:
Андрей Рублёв — ​Денис Шаповалов 
4/1, 3/4 (8), 4/3 (2), 0/4, 4/3 (3)
Несомненно, это лучший матч Рублёва и, возможно, лучший из всех сыгранных на турнире. Победа в настоящем теннисном триллере открыла Андрею дорогу в полуфинал. Главное оружие россиянина — ​мощный, хлесткий форхенд, особенно направленный под одноручный бэкхенд канадца,  — приносило ему львиную долю победных очков. Не обошлось и без «русских горок»: после провального четвертого сета Рублёву пришлось приложить титанические усилия для победы в решающей партии.

Финал:
Чон Хён — ​Андрей Рублёв 
3/4 (5), 4/3 (2), 4/2, 4/2
«Я играл намного лучше его, — ​упрямо твердил Андрей на пресс-конференции после поражения в финале от корейца Чона Хёна. — ​Я диктовал игру на протяжении всего матча. А потом я просто дал волю эмоциям — ​и все поменялось. Чон оставался сконцентрированным на протяжении всего матча и, несмотря ни на что, продолжал бороться. А я… проиграл из-за собственной головы!»
Признаюсь, мне казалось, что Андрей был готов победить. И не верилось, что Чон продолжит и без того впечатляющую беспроигрышную серию из четырех матчей и во второй раз за несколько дней возьмет верх над Рублёвым. Но, видимо, сработала важная закономерность новых правил: в условиях постоянного временного прессинга, когда цена каждого очка выше, чем обычно, побеждает тот, кто эффективнее и психологически устойчивее. Застенчивый тихоня из Кореи с невозмутимым лицом игрока в покер усвоил это раньше и лучше остальных соперников — ​возможно, более талантливых и наверняка более честолюбивых, чем он. Обладатель сильной подачи и отменных ударов с обеих рук, кореец терпеливо выжидал, виртуозно оборонялся и эффективно контратаковал. А главное — ​сохранял удивительное самообладание. К тому же все почему-то забыли, что Чон — ​единственный из восьмерки с положительным балансом побед и поражений в профессиональном Туре.

«Нет, это не Вивальди!»
Предпринятый мной экспресс-опрос коллег в пресс-центре о новых правилах, как и ожидалось, не принес результатов, кардинально отличавшихся от мнения игроков: нет — ​укороченным геймам, да — ​электронному судейству и секундомеру на подаче. Радикальнее и консервативнее всех оказался коллега из итальянской “Gazzetta dello Sport”. Вспомнив, что накануне мы говорили о том, как достать билеты в вечерних кассах знаменитого оперного театра “La Scala”, Риккардо применил музыкальную аналогию: «Возьмитесь сыграть “Времена года” Вивальди, только уберите виртуоза… кто там у вас?» — «Спиваков…» — ​нерешительно вставил я. — «Вот-вот — ​его. И замените на Ванессу Мэй, укоротите все четыре части до пяти минут и, главное, добавьте темпа. Конечно, вы узнаете Вивальди, но это будет не Вивальди! Так вот, быстрый теннис, может, и понравится тинейджерам и телевизионщикам, но это не теннис!»
Руководитель АТР Крис Кермод, организатор и вдохновитель новой теннисной революции, успокаивал журналистов на пресс-конференции в Милане: мол, предложенные новшества будут внедрены в профессиональный Тур не сразу. «Без паники! — ​подчеркнул Кермод. — ​Мы не спешим вносить какие-то радикальные изменения в Тур. Единственное, чего я хочу, — ​попробовать разные вещи, которые могут быть использованы в регулярном Туре лет через пять-десять…» Мнения игроков, конечно, будут учитываться в первую очередь, заверил мистер Кермод.
Хорошо, коли так… Мнение ряда молодых игроков мы здесь уже привели, о том, что думают о сетах до четырех выигранных геймов некие Федерер и Надаль, ​читайте в сети. Не в восторге они, короче, от этих новшеств.
Вообще, как утверждают организаторы “Next Gen”, миланский турнир был призван сделать теннис привлекательным и для нового поколения болельщиков. Какой-то позитив во всем этом, наверное, был. Футуристически оформленный зал, атмосфера драйва, много заводной музыки и удачных световых эффектов в перерывах, а также свобода передвижения по залу во время игры — ​все это в целом пришлось миланцам по душе. Еще никогда в первом выставочном павильоне “Roh Fierra” не было так весело. «Больше жизни, ребята!» — ​подбадривает публику диджей, устроившийся на поди­уме прямо за задней линией корта. «О’кей, ragazzi (ребята), а теперь — ​целуйтесь!» — ​это в адрес тех, кого показывают вживую на гигантском экране. Призыв встречен болельщиками с энтузиазмом: в затяжном поцелуе застыли десятки пар, даже те, кто не попал в прямой эфир. Да и новинка с привлечением к жеребьевке красивых модно одетых девушек — ​да не обессудит Моресмо — ​тоже особого отторжения не вызвала. По крайней мере, у традиционно ориентированной аудитории. Красота ведь, как известно, спасет мир, в том числе мир теннисный — ​со всеми угрожающими его существованию противоречивыми нововведениями.

Виталий Яковенко
Милан — ​Москва
Специально для TW
ФОТО: CAVIAR PRESS

Pro tennis22.12.2017

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии