Банкрот Беккер

Банкрот Беккер

Теннис, женщины и деньги — ​как три карты в колоде судьбы, которые Борис Беккер постоянно перемешивал в надежде на крупный выигрыш. Грустная ирония заключается в том, что в разные годы экс-чемпион, давно расставшийся с теннисом, по-разному расставлял приоритеты, постоянно теряя то женщин, то деньги. В последние дни имя Беккера снова замелькало в газетных заголовках — ​на этот раз в связи с очередной финансовой аферой.
Первая информационная бомба взорвалась 21 июня, когда лондонский суд объявил Беккера банкротом за не­уплату задолженности величиной в четыре миллиона евро частному банку “Arbuthnot Latham & Co.”. Второй и куда более тяжелый удар нанес немцу его бывший деловой партнер швейцарец Ганс-Дитер Клевен, подавший исковое заявление о задолженности в сумме ни много ни мало 41 774 236 франков (почти 39 миллионов евро). В недавнем интервью немецкой газете “Bild-Zeitung” Клевен объяснил, почему он нарушил молчание, которое хранил почти 15 лет.
В 1999 году Беккер и Клевен на равных паях основали фирму “Völkl-Tennis”. По словам швейцарца, вскоре после этого Борис попросил его о помощи в создании спортивного агентства. «Но сначала я хотел узнать, что он на самом деле собой представляет как партнер, — ​вспоминает Клевен. — ​Я поговорил с его матерью у них дома за кофе, причем я попросил Бориса оставить нас вдвоем. Тогда я решил, что с ним можно иметь дело. Мы основали агентство, стали зарабатывать деньги, и все шло прекрасно». Идиллия во взаимоотношениях партнеров кончилась, когда Беккер начал брать деньги в долг. Одновременно пошла наперекосяк и его личная жизнь. В 2000 году прогремел скандал с темнокожей русской моделью Анжелой Ермаковой. К 2003 году Беккер окончательно увяз в долгах. На помощь пришел Клевен: «Вопрос стоял так: замарать репутацию бренда «Беккер» тюремным заключением или все же отделаться условным наказанием и работать дальше». В 2006 году общая сумма ссуд со стороны Клевена достигла 15 миллионов. Залоговой гарантией служил дом теннисной легенды на Мальорке. Со временем список недвижимости, служащей гарантией за новые долги Беккера, пополнился, помимо прочего, родительским домом в Лаймене, автосалонами Беккера в Восточной Германии и его лондонской квартирой.
Первая серьезная трещина в парт­нерстве “Cleven & Becker” обозначилась, когда Беккер, вопреки договоренности с партнером, заложил родительский дом, в котором жила его мать, и продал другую недвижимость из списка залоговой недвижимости. Почему Клевен тогда ничего не предпринял? «Мы все еще были партнерами, — ​объясняет бизнесмен. — ​И внешне у нас все было в порядке». Короче говоря, Клевен все еще пытался оградить Беккера от неприятностей, сохраняя втайне от общественности и прессы все шероховатости в трещавшем по швам партнерстве. «Куда пошли деньги от проданной Борисом недвижимости, ​я не знаю», — ​утверждает швейцарец.
Последняя попытка Клевена договориться с Беккером без привлечения общественности и подписать с ним договор о признании существующего долга провалилась в 2015 году. Тогда экс-чемпион в последний момент передумал и просто не пришел к адвокату в назначенный срок. Чуть позже Клевен узнал, что Борис отдал под ипотеку и заложенный дом на Мальорке. Чаша терпения Клевена переполнена. Он аннулирует все кредиты Беккеру и 4 июля подает официальный гражданский иск о взыскании долга, который… отклоняется кантональным судом Цюриха, поскольку ссуды были аннулированы «не должным образом». Клевен подал апелляцию и сейчас занимается переоформлением документов по аннулированию собственных ссуд.
Пока швейцарец борется с финансовой и судебной бюрократией с целью рано или поздно все же засудить экс-партнера, Беккер излучает спокойствие и уверенность. «Я вовсе не банкрот. Я соблюдаю все обязанности по отношению к моим сотрудникам… Мы снова нормально работаем», — ​бодро отреагировал Борис сразу после появления статьи в “Bild-Zeitung”. Адвокаты Беккера просто отмели все обвинения Клевена и утверждения о неплатежеспособности их клиента как «фальшивые и абсолютно выдуманные». По данным той же “Bild-Zeitung”, состояние сорокадевятилетнего экс-чемпиона составляет сегодня всего 340 000 евро, что кажется почти невероятным, учитывая, что Борис заработал за карьеру более 150 миллионов.
Виталий Яковенко

Pro tennis09.09.2017

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии