И снова Шарапова

И снова Шарапова

С тех пор, как 26 апреля 2017 года Мария Шарапова возобновила свои выступления после дисквалификации, прошло уже более 12 месяцев. TW вспоминает о том, чего она смогла добиться за это время, анализирует причины ее неудач в начале нынешнего сезона и объясняет, почему для самой выдающейся российской теннисистки еще не все потеряно.

Весеннее возвращение
«Не судите обо мне по моим успехам, судите обо мне по тому, сколько раз я падал и поднимался снова». Эти слова Нельсона Манделы стали эпиграфом к автобиографии Марии Шараповой отнюдь не случайно. К тому моменту, когда в прошлом году книга под названием «Неудержимая» вышла из печати, самая выдающая теннисистка в истории России пережила уже немало жестких падений. Они объяснялись различными обстоятельствами, порой не связанными с теннисом, но практически неизменно, как это, кстати, обычно и бывает в жизни, сменялись взлетами, пусть и на разную высоту.
По большому счету, впрочем, в профессиональной карьере Шараповой таких падений было два. Первое связано с травмой правого плеча и последующей операцией осенью 2008 года. Тогда она пропустила девять с половиной месяцев, вернулась в апреле 2009-го и вышла на свой пик лишь через два года, завоевав первый из двух своих титулов на Открытом чемпионате Франции.
Причиной другого падения стало всем известное мельдониевое дело. Сравнивать эти две ситуации, искать между ними даже какие-то условные параллели абсолютно бессмысленно, поскольку вызваны они разными обстоятельствами и случились в разное время. Серьезнейшее хирургическое вмешательство не только угрожало продолжению карьеры Шараповой, но и вообще в случае неудачи могло стать причиной ее инвалидности. Но когда сомнений в успехе операции не осталось, стало ясно, что теперь в основном все зависит только от субъективных факторов — ​характера Марии, ее желания вернуться, профессионального мастерства людей из ее команды. Ведь 21 год — ​это возраст, когда у подавляющего большинства в теннисе все еще только начинается.
Пятнадцатимесячная дисквалификация, которую «выписали» Шараповой за нарушение антидопинговых правил в 2016 году, с точки зрения чисто спортивных ее перспектив породила проблемы совсем иного рода. И дело даже не в том, что характеру Марии в очередной раз потребовалось пройти нешуточную проверку на прочность. Главная проблема заключалась в другом: эта история начала разворачиваться в тот самый момент, когда суперзвезда уже задумывалась о завершении своей карьеры. Будучи по-своему романтичным человеком, и одновременно жестким прагматиком, Шарапова прекрасно понимала, что для нее уход из спорта — ​не такая уж отдаленная перспектива. Ведь время — ​это тот соперник, которому рано или поздно проигрывают все без исключения.
Однако вышло наоборот: вместо финиша, планировавшегося примерно через год после Олимпиады в Рио-де-Жанейро, было принято решение снова стартовать после мельдониевой дисквалификации. Решение абсолютно логичное, поскольку в противном случае в глазах подавляющего большинства теннисных обывателей Шарапова из великого победителя превращалась в униженного проигравшего, чего она в силу различных причин, разумеется, допустить ни в коем случае не могла. Вот только фактор времени с повестки дня снять было невозможно. И чем дольше продолжалось прошлогоднее возвращение Марии, тем более очевидно это становилось.
Свой первый турнир в апреле 2017 года в Штутгарте, впрочем, Шарапова провела весьма обнадеживающе: дошла до полуфинала, не отдав ни одного сета Роберте Винчи, Екатерине Макаровой и Анетт Контавейт, уступив лишь Кристине Младенович — ​19-й ракетке мира, которая осенью на финише сезона впервые войдет в десятку. Однако затем последовали сначала поражение от Эжени Бушар во втором круге в Мадриде, а затем и куда большая неприятность — ​травма левого бедра, полученная во время встречи с Мирьяной Лючич-Барони на той же стадии Открытого чемпионата Италии в Риме. Если бы не это, то, не исключено, очень многое в предыдущем сезоне для Шараповой сложилось бы по-другому. В итоге же ей пришлось пропустить не только «Ролан Гаррос», но и все травяные турниры. А в начале августа в Стэнфорде, пройдя один круг, она еще снялась с матча с Лесей Цуренко из-за проблем с левой рукой, следствием чего стали отказы от выступлений в Торонто и Цинциннати.

Осенняя победа
Единственным чемпионатом «Большого шлема», который Шараповой удалось провести за весь прошлый год, оказался US Open. Начала она его очень эффектно — ​с победы над Симоной Халеп, занимавшей на тот момент в рейтинге второе место. Фанаты начали петь Марии дифирамбы, прогнозируя ее крупный успех в Нью-Йорке, однако она ограничилась четвертым кругом, где в трех партиях уступила второй ракетке Латвии Анастасии Севастовой.
На следующем турнире в Пекине для Шараповой все вышло наоборот. Севастову она на старте прошла, а Халеп в 1/8 финала проиграла, причем без вариантов. Зато следующая неделя, проведенная в Тяньцзине, принесла Марии первый за два с половиной года и 36-й в общей сложности титул. И этот триумф снова многих обнадежил, хотя, по большому счету, ничего сверхъестественного на турнире категории International с призовым фондом 426 750 долларов США она не показала.
Больше всего на том турнире порадовала стабильность, с которой Шарапова провела все пять матчей. Уровень соперниц, прямо скажем, был не очень высоким: самой опасной из них считалась китаянка Пен Шуай, на тот момент 25-я ракетка мира, которую Мария разгромила в полуфинале, отдав лишь четыре гейма. Однако достаточно надежный и в то же время агрессивный теннис Шараповой, а также возвращенная наконец уверенность в себе, позволили ей пройти весь путь до победного конца. Хотя финал против белорусской теннисистки Арины Соболенко, находившейся на тот момент за пределами первой сотни, получился боевым. В первой партии Шараповой пришлось отыгрываться, уступая 1/4, во втором — ​со счета 1/5. Но в итоге все завершилось успешно. Она победила — ​7/5, 7/6 (10:8).

Черная полоса
После концовки сезона, которую следовало признать удачной, несмотря на поражение от Рыбариковой в первом круге «Кубка Кремля — ​2017», поклонникам Марии показалось, что в ближайшее время Шараповой по плечу более серьезные свершения. И нынешний сезон она начала действительно неплохо — ​дошла до полуфинала турнира в Шэньчжэне, где, однако, проиграла в трех партиях чешке Катерине Синяковой. Тогда, в начале января, еще невозможно было предположить, что это будет лучший ее результат за четыре первых месяца.
Затяжная серия неудач Шараповой началась на Открытом чемпионате Австралии. Там она сначала уверенно разобралась с немкой Татьяной Марией, затем в принципиальном матче в двух сетах одолела Анастасию Севастову, после чего вышла на немку Анжелику Кербер, находившуюся на тот момент в отличной форме и считавшуюся одной из скрытых претенденток на победу в турнире.
«Я приехала на этот турнир, понимая, что в силу моего рейтинга сильные сеяные соперницы будут противостоять мне уже в первых раундах, — ​делилась Шарапова с репортерами своими мыслями перед тем поединком. — ​Но я жду именно таких матчей. Мне очень хочется противостоять соперницам, побеждавшим на турнирах “Большого шлема”. Кроме того, матч с Кербер позволит мне оценить свой нынешний уровень».
Встреча с немецкой чемпионкой Australian Open 2016 завершилась для победительницы этого турнира 2008 года обескураживающе: она потерпела разгромное поражение всего за 65 минут со счетом 1/6, 3/6.
«Анжелика действовала очень хорошо, она была агрессивнее меня и гораздо чаще рисковала. К тому же в первом сете я плохо принимала, тем самым позволила ей почувствовать себя увереннее. В моей игре есть масса вещей, над улучшением которых мне следует много работать. Однако в целом начало сезона сложилось для меня неплохо. Самое главное, что я чувствую себя здоровой и уже вернулась к полноценным тренировкам. В ближайшее время мне не придется начинать с нуля», — ​отметила Шарапова.
Произнося эти слова, Шарапова еще не знала, что немка, которой многие прочили в Мельбурне титул, в полуфинале в упорнейшей борьбе проиграет Симоне Халеп. А сама Мария до начала мая не выиграет больше ни одного матча.
Причем сначала последует, пожалуй, самая болезненная неудача за последние месяцы: на турнире в Дохе Шарапова проиграет 92-й ракетке мира Монике Никулеску, допустив огромное количество невынужденных ошибок и упустив преимущество в один выигранный сет, что прежде с Марией случалось нечасто. Вскоре после этого последовало сообщение об отказе Шараповой от выступления на следующем ближневосточном турнире в Дубае, причем причиной этого решения было названо растяжение правого предплечья. Следующий проигрыш — ​в первом круге в Индиан-Уэллсе японке Наоми Осаке — ​выглядел неожиданным до тех пор, пока молодая соперница сначала не прошла еще несколько раундов, а затем не обыграла по всем статьям в финале Дарью Касаткину. Шарапова не скрывала, что, желая выступить на этом турнире, она форсировала подготовку. Однако едва ли проигрыш в скорости Осаке объяснялся только этим. В очередной раз подтвердилось, что Марии все сложнее иметь дело с теннисистками, которые не боятся величия экс-первой ракетки мира и попросту переигрывают ее. Возможно, именно этим и объясняется последовавшее в начале марта расставание с голландцем Свеном Гренефельдом, тренировавшим Шарапову с ноября 2013 года и не бросившим ее в период мельдониевой дисквалификации.
Замена Гренефельду, впрочем, была найдена очень быстро. Ему на смену пришел тот самый Томас Хогстедт, который уже работал с россиянкой с 2011 по 2013 год. По нашей информации, швед буквально мечтал о возобновлении сотрудничества с Марией и даже ставил ее в пример другим своим игрокам. Кстати, в конце прошлого года Хогстедт вроде бы начал работать с Екатериной Макаровой, но как только поступило предложение от Шараповой (а она, кстати, в книге «Неудержимая» довольно иронично отзывается о Томасе, которого характеризует как излишне многословного человека), мгновенно вернулся к своей прежней подопечной.
Несколько лет назад Хогстедт здорово помог Шараповой. Во всяком случае, именно под его руководством она смогла превратиться в грунтового специалиста высочайшего класса. Но что у них получится на этот раз, сказать трудно, поскольку возможности совершенствования своей игры у Марии в силу возраста уже не столь широки, как, скажем, в 2012 году.
Как бы то ни было, турнир в Штутгарте она провела неудачно: впервые уступила на самом старте француженке Каролине Гарсии, которую до этого неизменно побеждала четыре раза подряд, — 6/3, 6/7 (6:8), 4/6 после 2 часов 44 минут борьбы. Шараповой не помог ни успех в первой партии, ни семнадцать эйсов при десяти двойных ошибках. Обращая внимание на то, что россиянка провела едва ли не лучший свой матч в нынешнем сезоне и проиграла вообще-то не кому-нибудь, а седьмой ракетке мира, обозреватели были вынуждены констатировать продолжение самой затяжной неудачной серии Марии за последние 15 лет. До этого четыре матча подряд она проигрывала в 2003 году.

Олимпийская надежда
Прогнозы в спорте — ​занятие не только рискованное, но еще и бессмысленное, особенно когда речь идет об элитных спортсменах, которые имеют возможность использовать в процессе подготовки последние спортивные методики и медицинские разработки, адаптированные конкретно под себя. Более яркого примера, чем Роджер Федерер, с которым, кстати, Шарапова довольно близко знакома, невозможно себе представить. Швейцарца вполне серьезно начали «хоронить» еще в 2013 году, когда он за весь сезон завоевал лишь один титул в Галле, а на своем любимом Уимблдоне уже во втором круге неожиданно проиграл Сергею Стаховскому. Ну и где сегодня тот Стаховский? И где Федерер?!
Есть пример особенного долголетия и в женском теннисе. Самым возрастным игроком в первой сотне рейтинга WTA остается Винус Уильямс, которая в свои 37 лет стоит в топ‑10. В это трудно поверить, но свой дебютный профессиональный турнир в Окленде она провела в том самом 1994 году, в котором шестилетняя Мария Шарапова прилетела с отцом в Америку. То есть о россиянке еще, по сути, никто не знал, а американка уже впервые заявила о себе.
Шараповой, конечно, едва ли суждена столь же длительная карьера, как у Винус. Да и сама она наверняка к этому не стремится. Но одного титула ей, конечно, не хватает, и она наверняка постарается использовать любой, даже самый маленький шанс, чтобы добыть его. Речь, разумеется, идет о звании олимпийской чемпионки, о котором Мария мечтает давно и на которое она нацеливалась и в Лондоне, где была разгромлена в финале Сереной Уильямс, и в Рио-де-Жанейро, куда она по известным причинам не поехала. Кстати, гипотетическая победа россиянки в Бразилии была абсолютно реальной хотя бы потому, что первой на тех Играх сенсационно стала пуэрториканка Моника Пуиг, обыгравшая в третьем круге испанку Гарбинье Мугурусу, в полуфинале — ​чешку Петру Квитову, а в финале — ​немку Анжелику Кербер. Нельзя сказать, что тогда к олимпийскому турниру все ведущие теннисистки подошли не в форме. Однако шанс у Шараповой в случае целенаправленной подготовки именно к Рио-де-Жанейро явно был бы очень хороший, отрицать это просто невозможно.
Куда более туманными выглядят перспективы Марии в Токио‑2020. Для начала, кстати, туда надо еще попасть. На данный момент нет никаких сомнений в том, что в женском одиночном разряде Россия должна получить максимально возможную квоту — ​четыре путевки. На одну из них почти наверняка будет претендовать нынешняя первая ракетка страны Дарья Касаткина, которой всего 21 год. Что же касается остальных российских теннисисток, например Светланы Кузнецовой и Анастасии Павлюченковой, то о них говорить пока рано, поскольку не исключено, что за два года может «выстрелить» кто-то из молодых.
Еще в начале мая дела Шараповой не внушали особого оптимизма. Она была всего лишь шестой ракеткой страны, находясь в национальном рейтинге ниже не только трех вышеперечисленных россиянок, но и Екатерины Макаровой и Елены Весниной. А в классификации WTA занимала место в начале шестого десятка. Дата публикации рейтинга, согласно которому будет проводиться отбор для попадания на Олимпиаду, еще не объявлена, но, скорее всего, момент истины наступит после «Ролан Гаррос — ​2020». В принципе, за два года можно не только набрать форму, но и во многом перестроить свою игру. Однако возникал вопрос: насколько удачно Шараповой удастся использовать фактор времени, который играет сейчас не только за, но и против нее? И, главное, каким будет через два года ее психологическое состояние? Не надоест ли ей гоняться за удачей, если та к тому времени решит ей окончательно изменить, особенно с учетом вроде бы налаживающейся личной жизни (см. стр. 24)?
Судя по последнему развитию событий, ответ на этот вопрос скорее отрицательный — ​не надоест. В пользу этого говорит ее в целом удачное выступление на недавнем «Мастерсе» в Мадриде, где она победила в первом круге Микаэлу Бузарнеску, затем переиграла еще одну румынку — ​Ирину-Камелию Бегу и, самое главное, поквиталась со своей недоброжелательницей — ​француженкой Кристиной Младенович. Правда, в четвертьфинале россиянка уступила будущей финалистке мадридского турнира Кики Бертенс из Нидерландов, но три выигранных подряд матча в испанской столице она смело может записать себе в актив, тем более что после Мадрида она поднялась на 40-ю строчку рейтинга. Дальше больше: на момент сдачи номера в печать Шарапова блистала на римском «Мастерсе», на котором она уже побеждала трижды, а нынче стартовала с принесшей ей немало лайков удачной пиар-акции — ​совместной тренировки с Рафаэлем Надалем. В самом же турнире она сначала одержала волевую победу над 16-й ракеткой мира австралийкой Эшли Барти (7/5, 3/6, 6/2), причем в концовке Эшли отыграла двойной матчбол, но это не смутило Марию, и она дожала соперницу. Затем Шарапова одолела во втором круге славящуюся своей неуступчивостью словачку Доминику Цибулкову (3/6, 6/4, 6/2). Но, что еще важнее, Мария сделала ценное для себя и ее поклонников признание — ​она довольна игрой, которую демонстрирует сейчас в матчах с разными соперницами. «Этот тип тенниса меня удовлетворяет, — ​цитирует Марию пресс-служба WTA. — ​Думаю, это самое главное. Я всегда была теннисисткой, которая хотела говорить своими действиями. Это для меня важнее всего, в частности, в карьере и спорте. Приятно, что сейчас я стала играть лучше». Дальше — ​больше: в своем матче 3-го круга 31-летняя Шарапова обыграла ныне представляющую Австралию Дарью Гаврилову (6/3, 6/4), у которой свои счеты с россиянкой (от досады Гаврилова после проигранного ею матчбола со всей силы швырнула ракетку на корт!). Благодаря победе над Гавриловой экс-первая ракетка мира будет как минимум 31-й сеяной в Париже (последний раз Шарапова попадала в число 32 лучших на турнире «Большого шлема» на Australian Open‑2016). Как бы то ни было, к главному для себя испытанию — ​дважды выигранному ею турниру «Ролан Гаррос» — ​Шарапова подошла с позитивным настроем.   
Евгений Федяков

Pro tennis25.05.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии