Алексей Селиваненко: «Главное, чтобы букмекеры не ушли в тень!»

Алексей Селиваненко: «Главное, чтобы букмекеры  не ушли в тень!»

В эксклюзивном интервью TW вице-президент Федерации тенниса России, член совета директоров ITF Алексей Селиваненко прокомментировал данные из доклада ITF “The Independent Review of Integrity in Tennis” («Независимый анализ вопросов, связанных с обеспечением честной игры в теннисе»). В нем, в частности, отмечается, что развитие игорного бизнеса и рост оборота букмекерских контор — ​важный, но далеко не единственный фактор, который создает условия для договорных матчей и других проявлений нечестности в теннисе.

Tennis Weekend: В чем главный посыл этого объемного доклада, на что обращают внимание его авторы?
Алексей Селиваненко: Авторы пока представили промежуточный доклад — ​он увидел свет 25 апреля и занял целых 2000 страниц. Перед экспертами стояла задача сделать полную ревизию тенниса и анализ негативных явлений в этом виде спорта. Это полный аудит того, что происходит в теннисе, серьезный, фундаментальный труд. Какая-то часть доклада выглядит даже немного наивной для специалистов: ​это полная энциклопедия, подробнейший рассказ о том, как устроен теннис, есть там и данные по заработкам игроков. Ну и, соответственно, стоил этот доклад очень приличных денег — ​около 20 миллионов долларов. Его готовила независимая панель из трех опытных английских адвокатов (авторами доклада на титульном листе публикации названы Адам Льюис, Бет Уилкинсон и Марк Хензелин — ​прим ред.).
 Я знаю главного из них (Адама Льюиса), он был адвокатом английской теннисной федерации в ходе одного разбирательства операционного характера. И вот эти независимые английские адвокаты занялись этим фундаментальным исследованием с, так сказать, элементами расследования. Поводом для этой работы стало стремительно меняющееся время. Понятно, что все сейчас становится абсолютно прозрачным — ​и в жизни, и в теннисе, и в остальных видах спорта. Соответственно, для того чтобы теннис мог ответить на все эти вызовы, важно определить текущее положение, наметить болевые точки. Хотя визуально они и так понятны, но тут все дано в деталях, с подробным разбором — ​по матчам, по сетам, по всем возможным ситуациям. Причем в докладе рассматриваются не только проблемы, связанные со ставками на матчи. Там также обозначены и другие моменты, которые, возможно, менее заметны непосвященному — ​словом, абсолютно все, что мешает игроку честно играть на выигрыш, отдавая все силы борьбе, потому что если этого нет, это негативно сказывается на интересе публики к теннису, на посещаемости и т. д. В докладе также содержатся основные рекомендации и соображения относительно того, как добиться честной игры в теннисе и исключить все случаи, скажем так, неспортивного поведения игроков в широком смысле этого слова. Один из принципиальных моментов — ​разделение игроков на тех, кто реально зарабатывает деньги и для кого выигрыш каждого матча является спортивным стимулом, и тех, кто находится в зоне риска. То есть людей, кто годами играет  на турнирах низкого уровня — ​фьючерсах, челленджерах, не прогрессируя и никуда не двигаясь, зарабатывая ничтожные призовые, которые изначально не могут обеспечить им самостоятельное существование и участие в более крупных турнирах. В этом плане то, что сейчас делают ATP, WTA и ITF, пытаясь создать некий переходный тур, как раз и призвано выделить тех, кто является профессионалом в полном смысле этого слова.
TW: Под каким углом зрения рассматривается в докладе проблема ставок и связанных с ними «договорняками»?
А. С.: Под самым широким. В теннисе есть очень большое количество параметров, на которые можно делать ставки. При этом, что особенно важно, многие из этих параметров не влияют на конечный результат матчей. Это так называемый spot-fixing, как он назван в докладе, — ​своего рода «точечные договорняки». Например, ставки делают на количество розыгрышей в гейме, на то, сколько раз счет был «Больше-Меньше», на количество двойных ошибок. И коррумпированные игроки могут сами исполнить заказ. Можно делать ставки на то, что ты в принципе сам в состоянии контролировать, но что не влияет напрямую на конечный результат. Более того, в последнее время появилась такая тенденция — ​судьи на вышке получили возможность манипулировать этими параметрами.
TW: А как судьи могут манипулировать?
А. С.: У судьи на вышке монитор, идет ставка на то, что в гейме пять раз будет счет «Больше-Меньше». Так вот, судья у себя на мониторе может сколько угодно раз ставить счет «Больше-Меньше». При этом неважно, сколько раз на самом деле этот счет был в матче на корте: если это маленький турнир, это не влияет никак на результат игры, спортсмены от этого не проигрывают.
TW: А проверить это невозможно?
А. С.: До поры до времени, тем более на мелких турнирах, до этого руки особо не доходили. За год проходит огромное количество турниров. У каждого судьи есть монитор, и проверить, был ли счет «Ровно» четыре раза или шесть раз, на практике нереально. Обычно ведь в первую очередь отслеживается лишь резкое увеличение ставок на что-то, выходящее за рамки привычного тренда. Конечно, миллион долларов невозможно поставить на то, сколько раз счет будет «Ровно» в матче турнира-десятитысячника в небольшом городке. Но когда человек ставит последовательно на отдельные параметры сразу на нескольких турнирах, то набирается приличная сумма. Это огромный объем средств.
TW: Одна из дошедших до нас через печать двенадцати рекомендаций авторов доклада — ​прекращение приема ставок на мелкие турниры. Это вообще реально?
А. С.: Да, реально. Вопрос в другом: ​не приведет ли это к тому, что этот вид ставок уйдет из легальных букмекерских контор в теневой сектор? У любой проблемы всегда есть две стороны медали. Однозначные ответы на все эти вопросы дать трудно. Поэтому сейчас всем заинтересованным организациям — ​ITF, WTA, ATP и всем оргкомитетам турниров «Большого шлема» — ​было дано время на то, чтобы они подготовили свои отклики на доклад ITF и, соответственно, свои встречные рекомендации. В общем, борьба за чистоту тенниса, за честные ставки — ​дело очень непростое, но то, что в самом мировом теннисном сообществе озаботились этой проблемой и сами подняли этот вопрос, это само по себе очень важно и позитивно. Ни на каком из этапов никто не пытался приуменьшать проблему честной игры в теннисе, скрывать негативные явления. С одной стороны, эта проблема не носит какой-то организованный, системный характер. Но с другой стороны — ​это проблема масштабная именно из-за колоссального объема турниров, матчей, розыгрышей. Одна из важных рекомендаций — ​и тут мы уже переходим к более высокому эшелону тенниса — ​сводится к тому, что каждый турнир и каждый матч должны считаться.
Вот еще одна закономерность, выявленная авторами доклада, — ​игроки, записавшиеся в парный турнир, но выбывшие в первом или втором круге основной сетки (в одиночке), проигрывают пару в несколько раз чаще. И это уже не связано со ставками: они проигрывают не потому, что хотят заработать на своем проигрыше, а просто потому, что спешат на следующий турнир. Отсюда практический вывод: матчи парного разряда на турнире такого-то уровня должны заканчиваться не позже определенного срока, чтобы не было побудительных мотивов побыстрее проиграть…Что касается системы классификации (когда у тебя считаются не все турниры, а считают только несколько лучших), тут тоже вопрос спорный… Смысл в чем: лучше было бы, если бы считался каждый матч, еще лучше — ​каждый мяч, как говорится на английском, every ball counts.
TW: В теннисном журналистском сообществе часто обсуждают и другую проблему, не связанную со ставками, — ​умышленный ранний вылет топовых игроков, заранее получивших от организаторов приличные деньги за сам факт приезда на турнир — ​appearance fee или «подстольные», как их у нас называют… Авторы доклада этим озаботились?
А. С.: В том числе. На сегодняшний день в целом ряде случаев у игроков отсутствует мотивация для борьбы. То, что вы упомянули, — ​один из таких случаев. Причем это напрямую не связано с букмекерской деятельностью, но об этом в докладе тоже сказано, поскольку в нем рассматриваются все угрозы, которые существуют в теннисе, в том числе и эта. В разделе доклада “Integrity issues in tennis” («Проблема честности в теннисе») все это разбирается самым подробным образом. Другой пример — ​когда игрок не прикладывает к победе достаточных усилий просто потому, что он не в настроении или у него с самого начала матча не пошла игра. Или когда теннисист, не нуждающийся особо в рейтинговых очках в конкретной турнирной ситуации, просто «по дружбе» проигрывает другому игроку, которому эти очки очень нужны.
TW: Еще одна проблема, о которой почти не пишут в российской теннисной прессе, — ​courtsiding. Если дословно, это некие «побочные информаторы». Правда, для этого термина не найден устоявшийся русский эквивалент, хотя, по имеющимся данным, именно Россия, к сожалению, идет в этом вопросе впереди планеты всей — ​когда некий засланный казачок на трибуне тайком передает своим сообщникам в онлайновом режиме информацию о ходе игры…
А. С.: Да, этот феномен исследован: это люди, которые приходят на турниры и с опережением — ​в режиме реального времени — ​передают счета матчей. Недавно я побывал на 100-тысячнике в Химках, там у главного рефери есть досье, в нем — ​фамилии и фотографии людей, которые пытаются это делать. И там вывели достаточное количество людей с кортов. Это на всех матчах есть. Их бизнес в том, что они от этих онлайновых информаторов получают счет раньше всех и имеют возможность опередить со своей ставкой остальных на несколько секунд. Этот вопрос связан со ставками — ​и это тоже часть проблемы. Закрыть доступ на теннисные матчи лицам, уличенным в courtsiding, — ​задача вполне решаемая. Идентифицировать людей, передающих счета с матчей, — ​не архисложная задача, счет не идет на тысячи. У ITF имеется своя база данных — ​черный список этих лиц. Нейтрализовать десять или двадцать человек на турнире — ​не проблема, тем более что на маленьком турнире зрителей всего человек пятьдесят. Это чисто техническая проблема, и она вполне решаемая. Она не имеет национальных границ, связана с современными компьютерными технологиями и носит глобальный характер.
TW: Чего ждет ITF от национальных теннисных федераций после опубликования этого доклада от 25 апреля, каким будет следующий шаг в борьбе за честность в теннисе?
А. С.: Следующий шаг — ​26 июня, когда закончится двухмесячный период консультаций после выхода доклада ITF. К этому сроку все вовлеченные в процесс стороны должны направить свои ответы — ​отклики и встречные предложения. Затем ITF подготовит и опубликует заключительный доклад, в котором все это будет обобщено. То есть будет дан некий ответ с комментариями. Хотя в принципе уже в промежуточном докладе содержатся разумные выводы и рекомендации. Вопрос в том, насколько это возможно реализовать на практике и в какой последовательности это исполнить технически. Условно говоря, запретить в некоторых случаях спонсорство — ​да, есть вещи достаточно понятные, которые решаются просто. А есть вещи, которые нельзя делать с бухты-барахты: нельзя одним махом поменять систему рейтинга и классификации, нужно продумать, согласовать, нельзя с ходу в одно касание изменить систему турниров. Но благодаря этому докладу ITF были определены направления деятельности и обозначены болевые точки. В этом докладе нет ничего непонятного, там просто все четко обосновано, систематизировано, дана генеральная основа для дальнейших действий и выработаны рекомендации — ​такие, какими они видятся со стороны независимым, не теннисным экспертам. А уже дальше теннисное сообщество должно это осмыслить, переварить и выработать согласованный подход — ​как это все можно применить в конкретной ситуации, которая сложилась в наши дни.
TW: Возвращаясь к проблеме ставок. А когда они начались исторически в теннисе?
А. С.: Примерно тогда же, когда и начался сам теннис.
TW: Это я все к тому, что наиболее радикальным решением — ​пусть и не самым демократичным — ​мог бы стать полный запрет на ставки в теннисе…
А. С.: Полный запрет чего-либо — ​ставок, сигарет, алкоголя, чего угодно — ​автоматически переводит это в теневой сектор. Когда играет Федерер с Надалем — ​проблем нет. Но чем ниже уровень соревнований, тем эта проблема шире. А с развитием соцсетей она только обострилась: спортсменам пишут в соцсетях. Это вообще отдельная тема, когда к игрокам начинают делать подходы через соцсети. Словом, мир стремительно меняется, и то, что пять лет назад казалось таким далеким, сегодня уже стало реальностью. И мировой теннис должен быть готов к новым вызовам, если мы хотим, чтобы этот спорт продолжал развиваться, а зрители и болельщики сохраняли к нему интерес.
Михаил Иванов

Pro tennis25.06.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии