Селиваненко: «Главное в Кубке Дэвиса — сам трофей, а не его формат»

Селиваненко: «Главное в Кубке Дэвиса — сам трофей, а не его формат»

В очередном эксклюзивном интервью нашему журналу вице-президент ФТР, член Совета директоров ITF Алексей Селиваненко комментирует итоги судьбоносной сессии Генеральной ассамблеи ITF в Орландо (США), на которой была одобрена реформа Кубка Дэвиса.

Tennis Weekend: В нашей предыдущей беседе мы говорили о том, что набрать 2/3 голосов, необходимых для того, чтобы прошла реформа Кубка Дэвиса, — ​это весьма амбициозная и непростая задача. И тем не менее эти голоса были набраны, причем с лихвой: свыше 70% делегатов Генассамблеи ITF в Орландо проголосовали за предлагаемые меры по реформированию командного чемпионата мира по теннису среди мужчин. Чем Вы объясните такие результаты, ведь у многих складывалось впечатление, в том числе у обозревателей в СМИ, что реформа не пройдет, но в итоге реальность превысила самые оптимистичные ожидания ее сторонников.
Алексей Селиваненко: Я думаю, что результаты эти показали общий расклад мнений, при этом надо понимать, что против реформы выступало достаточно большое количество национальных федераций, имеющих квоту на большое количество голосов, — ​значит, если считать по странам, преимущество сторонников реформы оказалось еще больше. Результаты голосования четко говорят о том, что реформаторы победили не с перевесом в один-два голоса, и отнюдь не одна страна решила исход дела. Такой большой разрыв показывает, что даже если какая-то одна страна по ходу дела вдруг поменяла бы свое решение и голосовала бы по-другому, это не повлияло бы на общий результат. По сути — ​это демократический выбор мирового теннисного сообщества, и к нему нужно относиться с уважением.

TW: И все же, почему ожидания сторонников реформы Кубка Дэвиса были, как оказалось, занижены?
А. С.: Потому что противники реформы гораздо более активно вели коммуникацию: громче всех высказывались в СМИ. Их, как выяснилось, было меньше, но их слышали гораздо чаще, и звучали они гораздо громче. Те же австралийцы и немцы во весь голос выступали против реформы, задействовав все возможные ресурсы, включая игроков с именами. Тем не менее итог голосования был таким, каким он был: подавляющее большинство делегатов Генеральной ассамблеи ITF в Орландо выступило за реформу Кубка Дэвиса.

TW: Доводилось слышать мнение о том, что самое позитивное впечатление на делегатов произвел сам Жерар Пике — ​руководитель группы Kosmos. Он даже сыграл показательный теннисный матч и чуть ли не помог с презентацией проекта реформы…
А. С.: Да, произвел. Пике сыграл свою роль в Орландо. Но презентации делали докладчики, а основным докладчиком по реформе был президент ITF Дэвид Хаггерти. У тех, кто против нее возражал, были возможности апеллировать. Мое личное мнение таково: у всех, кто просто выступал с критикой, не было ни одного конкретного возражения, подкрепленного конструктивным предложением, которое можно было бы, условно говоря, реализовать хоть завтра. Все, кто выступал против, говорили примерно одно и то же: давайте отложим еще на год, сейчас ничего не будем менять, а в течение этого года что-нибудь придумается. Но ведь той же Федерации тенниса Австралии ничего не мешало прийти с конкретным альтернативным предложением, подкрепленным деньгами. И предложению Австралии все поверили бы гораздо больше, нежели предложению сторонней группы инвесторов. Ни у кого не было бы сомнений в том, что у австралийцев есть финансовые и организационные ресурсы для того, чтобы что-то сделать. Однако они предпочли идти другим путем.

TW: А если бы кто-то все же выступил с конструктивным альтернативным предложением?
А. С.: Если выбор был бы между вариантом «оставим все как есть» и еще тремя вариантами, наполненными содержанием, то все могло бы пойти иначе. Но в том-то и дело, что предложение сторонников Хаггерти было единственным, по которому деньги уже должны были быть перечислены вчера. Ведь объективно с точки зрения финансов все от этой реформы выигрывают. Вообще, все замечания критиков можно разделить на три группы. Первая — ​реформа ломает традиционный формат Кубка Дэвиса, во‑вторых, это предложение неприемлемо, поскольку оно не подкреплено финансовыми гарантиями. И третье — ​ряд конкретных стран возражал именно потому, что они много зарабатывают на проведении кубковых матчей дома, и теперь они на этом теряют. Прежде всего, Германия. Это было ее главной мотивацией. Но если это отбросить (а ведь надо все же думать не о заработках Федерации тенниса Германии, а об интересах игры в целом), то останутся два возражения — ​слом традиций и отсутствие финансовых гарантий. Но эти гарантии вообще никак не относятся к формату соревнований. Они либо есть, либо их нет, либо они принимаются, либо они не принимаются. Поэтому все в итоге сводится к формату, и предложенный сторонниками реформы недельный групповой формат был единственным, который был подкреплен деньгами. А то, что некоторые теннисисты сейчас говорят, что они, дескать, против и не будут играть, то хочу напомнить: это именно тот формат, который игроки сами в сентябре 2016 года на встрече Совета игроков предложили ATP. Я могу показать письмо, подписанное от имени Совета игроков одним из руководителей ATP, в котором они просят конкретно принять именно этот недельный формат.

TW: До того, как к процессу подключился Жерар Пике?
А. С.: Пике еще не было в проекте! Это был сентябрь 2016 года. Игроки сами писали, что они хотят играть Кубок Дэвиса в конце года в течение недели в одном месте. И что там должны играть 16 команд. Они, правда, хотели играть раз в два года, но это уже не принципиально…

TW: Речь идет о самых топовых игроках?
А. С.: Речь идет о Совете игроков ATP. Игроки вообще — ​слишком размытое понятие.

TW: Все-таки в политике, а речь идет о политике в области спорта и конкретно тенниса, когда есть серьезные оппоненты, чтобы никто не чувствовал себя проигравшим, лучше все-таки оппонентов этих как-то удовлетворить, в чем-то пойти им навстречу…
А. С.: Нужно не идти навстречу, а находить тот консенсус, который отражает большинство точек зрения. И сохранение традиционного формата при проведении матчей первого раунда Мировой группы Кубка Дэвиса — ​это был именно шаг, отвечающий пожеланиям ряда федераций. В марте на Генеральной ассамблее в Будапеште федерации тенниса Чехии и Словакии выступили с такой идеей. И она была принята.

TW: То есть даже после принятия реформы все матчи первого круга обновленного Кубка Дэвиса все равно будут разыгрываться в прежнем формате — ​дома или на выезде, как и раньше?
А. С.: Да. Плюс все матчи в нижестоящих группах, в том числе зональных, по-прежнему также будут проводиться с чередованием игр дома и на выезде.

TW: Посещаемость предстоящего группового финала, который пройдет в конце 2019 года в течение недели, — ​несомненно, ключ к успеху нового формата соревнований…
А. С.: Да, контракт с группой Kosmos будет иметь очень жесткие требования в отношении посещаемости матчей финала Кубка Дэвиса. Условия контракта таковы, что группа Kosmos должна обеспечить заполняемость трибун на уровне не меньше 95% на последнем — ​финальном — ​матче. Это очень серьезная цифра. Первые матчи недельного группового турнира начинаются уже в понедельник, соответственно требования в отношении посещаемости идут в прогрессии: 75%, 80%, 85%, 90% и 95%. И в случае, если эти показатели имеют отклонения в сторону уменьшения больше чем на 10% два года подряд, ITF имеет право выйти из контракта. Это очень серьезное, по-настоящему жесткое условие, которое сразу говорит о том, что этот турнир не увезут куда-то, где у организаторов нет гарантий обеспечить соответствующие кассовые сборы.

TW: А за счет чего группа Kosmos и ITF, которая заинтересована в этом, будут добиваться таких высоких показателей посещаемости?
А. С.: Ну тут уже все зависит от профессионализма организаторов. Это и рекламная кампания в СМИ, и работа с соцсетями, и имиджевые акции, и работа со спонсорами, и все это вместе взятое. Там есть свои требования и по уровню раскрутки соцсетей: есть конкретные условия относительно минимального количества подписчиков и по количеству привлеченных спонсоров. Это все подробно расписано в контракте между группой Kosmos и ITF, в котором около 200 страниц текста.

TW: В этой связи одним из ключевых факторов, особенно в первые годы, будет выбор места проведения. Очевидно, это должна быть теннисная страна, где местная публика хорошо разбирается в теннисе и любит этот вид спорта…
А. С.: Разумеется. Скорее всего, выбор будет сделан в пользу таких авторитетных теннисных держав, как Испания и Франция. Если говорить о конкретных городах — ​тут чаще всего называют Мадрид и Лилль. Ну а потом обновленный Кубок Дэвиса, как представляется, мог бы, например, взять курс на Индиан-Уэллс. Думаю, это тот вариант, который мог бы устроить всех.

TW: Таким образом, Индиан-Уэллс станет третьим по счету местом для проведения финальной недели Кубка Дэвиса?
А. С.: К этому есть определенные предпосылки. Полагаю, что после вхождения в консорциум предпринимателя-миллиардера Ларри Эллисона, это достаточно объективный шаг.

TW: Как считаете, его подключение к процессу сыграло существенную роль в одобрении реформы на Генассамблее в Орландо?
А. С.: Думаю, да. Потому что Ларри Эллисон, в отличие от других участников консорциума, хорошо известен в теннисном мире. Он достаточно давно пришел в этот спорт со своими инвестициями, приобретя турнир в Индиан-Уэллсе вместе со стадионом. Его вложения составили порядка 100 миллионов долларов. Его положение в мире финансов и вообще в бизнесе четко показывает: для него это не игрушка на несколько лет. Он входит в список «Форбс», это человек уровня Билла Гейтса или Уоррена Баффета.

TW: Соответственно, те опасения, которые высказывались в отношении финансовых гарантий, с приходом Эллисона, очевидно, были сняты?
А. С.: Да, безусловно.

TW: Уже известны первые четыре участника будущего обновленного Кубка Дэвиса 2019 года: полуфиналисты 2018 года — ​США, Франция, Испания и Хорватия. Лакмусовой бумажкой станет участие — ​или отсутствие — ​лидеров сборных. Скажем, у Испании это Надаль: если он не сыграет в 2019 году в Мадриде, согласитесь, это все-таки будет минус для нового Кубка Дэвиса… А, например, для Хорватии главная фигура — ​это Чилич. Насколько можно быть уверенным в том, что мы увидим в финале Кубка Дэвиса всех топовых игроков упомянутых сборных?
А. С.: Участие игроков — ​это зона ответственности каждой национальной федерации. Если пересчитать призовые, которые будут выплачиваться на финальном этапе, на количество игроков в каждой команде, станет очевидно, что они сравнимы и даже больше, чем на турнире «Большого шлема». Победитель Кубка Дэвиса получит 2,5 миллиона долларов США, тогда как сейчас обладатель Серебряной салатницы получает 1 миллион долларов на всех — ​на национальную федерацию, включая команду: федерация потом делит эту сумму с командой. А по новой формуле федерация заработает 1 миллион 250 тысяч, а команда — ​2,5 миллиона долларов США, которые делятся на пять человек. Почувствуйте разницу.

TW: Это сопоставимо с призовыми, которые получает чемпион турнира «Большого шлема» в одиночном разряде, но не больше…
А. С.: На уровне самого чемпиона «Большого шлема» — ​может быть, но ведь Кубок Дэвиса выигрывают четыре игрока — ​точнее пять, по новым правилам. Вряд ли каждый из них выиграет «Шлем» и заработает соответствующие призовые, а здесь каждый член сборной может весьма существенно пополнить свой банковский счет. Например, если команда просто проиграла в группе — ​300 тысяч долларов США получает федерация, а игроки — ​600 тысяч. И чем дальше прошла команда — ​тем больше она заработает. Возьмите призовой фонд обновленного Кубка Дэвиса (20 миллионов долларов США), разделите его на 18 команд (16+2) по пять игроков в каждой — ​на 90 человек. Это вполне сравнимо с «Большим шлемом».

TW: Таким образом, в финансовом плане все игроки сборных и национальные федерации только выиграли от реформы Кубка Дэвиса?
А. С.: Однозначно. Конечно, сама неделя, намеченная для проведения финала в конце ноября, вызывает опасения. Но  опять-таки это неделя, которую просили сами игроки в 2016 году. Да,  неделя в сентябре, скажем так, имеет свои преимущества — ​и, я думаю, она станет в дальнейшем предметом переговоров. И потом, в 2020 году Итоговый чемпионат ATP, очевидно, переедет в другое место — ​и это придаст календарю новую конфигурацию.

TW: Но пока мы имеем ноябрь. Кубок Дэвиса пройдет сразу после заключительного чемпионата восьмерки ATP?
А. С.: Да.

TW: Этот вопрос важен еще и потому, что многие сейчас говоря о девальвации Итогового чемпионата ATP. Например, в последний раз, в том числе из-за отсутствия ряда лидеров рейтинга, чемпионом неожиданно стал болгарин Григор Димитров, который в финале обыграл бельгийца Давида Гоффена, и это был самый незвездный финал за последние годы. А тут некоторым участникам Итоговой «восьмерки» ATP, возможно, придется потом ехать на групповой турнир в рамках Кубка Дэвиса…
А. С.: Опять же — ​история покажет. Всегда все новое воспринимается если не с ужасом, то с опаской. Время рассудит, кто был прав, а кто нет. Кстати, и Кубок Дэвиса не всегда был таким, каким он был все последние годы. Вообще история ходит по кругу — ну или по спирали. Сейчас, например, некоторые предлагали вернуться к так называемому челлендж-раунду — ​когда прошлогодний чемпион ждал в финале следующего года нового финалиста. А это то, с чего Кубок Дэвиса начинался! Очевидно, что именно сейчас была открыта ниша для формата, в котором много команд собирается в одном месте. Ее сейчас заняли, причем двумя турнирами, — ​и обновленным Кубком Дэвиса, и командным чемпионатом мира ATP (World Team Cup), который стартует в январе 2020 года. Я вообще думаю, что в теннисе осталось место для еще одного-двух командных соревнований в разных форматах. Другое дело, что сложно найти время в календаре и ту формулу, которая будет всех устраивать.

TW: Нет риска того, что ярые противники реформы Кубка Дэвиса будут не то чтобы бойкотировать этот командный турнир, но, скажем помягче, неконструктивно себя вести?
А. С.: Ну да, первые десять игроков, возможно, и могут что-то такое предпринять. Но тут уж каждая федерация должна мобилизовать своих игроков, у каждой теннисной федерации свои собственные взаимоотношения с теннисистами конкретной страны.

TW: Если конкретно брать уже упоминавшуюся Австралию, федерация которой выступила резко против реформы, ее позицию поддержали весьма именитые игроки — ​Ньюкомб, Рафтер, Хьюитт...
А. С.: А давайте-ка вспомним, когда последний раз Австралия выигрывала Кубок Дэвиса? То-то… Вообще, когда спорят о Кубке Дэвиса, всегда важно понять: что первично? Кубок Дэвиса — ​это трофей или формат его проведения? Это сам кубок или именно такая или сякая формула его проведения? Ответ очевиден — ​трофей. И потом, при необходимости всегда можно вернуться к какой-то модифицированной формуле прежних лет.

TW: Что эта реформа значит для российского тенниса?
А. С.: Россия объективно будет, как и все, получать больший доход. Россия имеет теперь возможность быстрее вернуться (в Мировую группу) — ​так же, как и можно быстрее вылететь из нее потом. То есть ротация команд, обмен между верхним и более низкими эшелонами Кубка Дэвиса будет происходить быстрее. Но тут уж все в одинаковых условиях. Можно, конечно, продолжать сожалеть о том, что «были люди в наше время», что Кубок Дэвиса всегда был битвой титанов — ​когда, например, Сампрас в пятом сете приносит победу своей команде. Но этот вопрос не касается только Кубка Дэвиса — ​сейчас в мировом теннисе в целом идет широкая дискуссия на самые разные темы. Да что говорить, если даже Роджер Федерер и Новак Джокович не могут найти консенсус по поводу того, из скольких сетов нужно играть матчи на «Мастерсе». Один говорит: давай играть на «Мастерсе» из пяти сетов, а другой — ​нет, давай играть три сета на турнирах «Большого шлема».

TW: Есть ли шанс у России получить wild card и, таким образом, попасть в верхний эшелон? Ведь такой шанс, согласно новым правилам, предоставляется двум командам, входящим в топ‑50 рейтинга Кубка Дэвиса или имеющим в своем составе игроков из мировой десятки.
А. С.: Шанс есть у всех.

TW: Но Россия все-таки два раза владела этим трофеем…
А. С.: Понятно, что wild card будет выдаваться с учетом совокупности всех интересов, но я считаю, что нам можно попробовать и самим попасть в число сильнейших — ​без специального приглашения.

TW: Что можно сказать тем, кто все еще ностальгирует по старому формату? Что можно было бы им порекомендовать — ​просто смириться, посмотреть на позитивную сторону вещей?
А. С.: Я считаю, всегда надо во всем искать положительное. Просто сейчас общая ситуация в теннисе так сложилась, что большинство объективно приняло этот вариант развития. И не совсем правильно говорить, что, мол, тут все решили деньги. Что значит «все решили»?! Не все, просто это было тщательно продуманное предложение, в котором, во‑первых, был понятно и доступно прописан новый формат, а во‑вторых — ​за ним стоял конкретный инвестор. В конце концов, это же не абстрактное соревнование, а турнир, который требует конкретных затрат…

TW: В различных комментариях также ставили под сомнение саму фигуру Жерара Пике, задавались вопросом о том, какое отношение футболист имеет к теннису, есть ли у него опыт инвестирования в спорт вообще…
А. С.: Вообще-то подобный опыт у него есть, если уж на то пошло: он инвестирует в команды, которые соревнуются между собой в компьютерных играх. А теннисом он интересуется давно и играет на любительском уровне. Разве нужно обязательно быть профессиональным теннисистом, чтобы грамотно инвестировать средства в этот вид спорта?! И потом, если бы игроки, особенно ведущие, выступали в Кубке Дэвиса так же, как это было всегда, соответственно, и спонсоры так же активно использовали бы эти возможности в своих целях. Но как быть, если два года назад — ​при прежнем формате соревнований — ​на финал Кубка Дэвиса — ​2016 в Загребе титульный спонсор BNP Paribas не использовал ни одного своего билета?! У них же как у титульного спонсора была квота примерно на 150 билетов! Так вот, в Загребе они не воспользовались ни одним из них — ​сказали, что, мол, им некого в Загребе приглашать на стадион. О чем тут говорить?! Так что жизнь изменилась, и надо было объективно реагировать на эти изменения.

TW: Как это все коррелируется с командным чемпионатом мира, который ATP начнет проводить, начиная с 2020 года?
А. С.: Вот это — ​самый главный вопрос. Я как раз в ближайшее время вылетаю в Нью-Йорк на собрание ATP. Но, думаю, сейчас уже никто не отступится — ​ни со стороны ATP, ни со стороны ITF. Эти два турнира — ​обновленный Кубок Дэвиса и командный чемпионат мира (World Team Cup) — ​видимо, как-то будут сосуществовать. Наверное, так же, как Лига чемпионов и чемпионат мира по футболу. Там тоже примерно все те же игроки — ​все тот же Рональду, тот же Месси — ​играют друг с другом, тот же кубок, выглядящий не хуже. Однако что-то исторически ценится больше, а что-то меньше. В футболе тоже ведь много разных трофеев.

TW: Но за плечами организаторов Кубка Дэвиса — ​118-летняя история. А в пользу командного чемпионата мира ATP — ​лишь краткая история не самого крупного соревнования в Дюссельдорфе, бывшего «Кубка Пежо», который довольно долго не проводился. И вот они теперь его возрождают…
А. С.: Ну, соответственно… Хотя для Кубка Дэвиса это тоже испытание. Но это уже зона ответственности национальных теннисных федераций: они должны мобилизовать своих игроков и мотивировать их. Новыми условиями, которые предусмотрены новым регламентом соревнований, они как раз мотивированы. И вообще, я думаю, что сейчас просто схлынет этот поток эмоциональной критики, накал спадет…

TW: И все успокоится, устаканится?
А. С.: Посмотрим… Как бы то ни было, на наших глазах вершится история тенниса. Точнее, она уже свершилась. А время всех рассудит и все расставит по своим местам.

TW: И все же, если подытожить, какой вывод нам всем стоит сделать в глобальном плане? В целом мы должны воспринимать эту реформу позитивно?
А. С.: Мы — ​это кто? Каждый по-разному.

TW: Мир тенниса в его глобальном измерении.
А. С.: Негатива пока мы слышим больше. В том числе потому, что вариантов реформы было слишком много, но конкретный — ​конструктивный — ​только один. Все говорили о том, что реформировать нужно. Но как? Еще раз подчеркну: из конкретных вариантов был только один — ​тот, который предлагали руководитель ITF Дэвид Хаггерти и группа Kosmos во главе с Жераром Пике. Все остальные были абстрактными — ​о том, что просто надо как-то реформировать Кубок Дэвиса. Так что выбор был таков: либо принимать этот конкретный вариант, либо вообще ничего не делать. Как сказал один из самых авторитетных людей в мире тенниса, у вас есть риск ошибиться, делая что-то, и есть риск ошибиться, ничего не делая.

TW: Какие были отклики у самих делегатов после объявления результатов голосования?
А. С.: Прямо противоположные. Кто-то считает, что мы сделали огромный шаг вперед, а кто-то думает, что мы похоронили Кубок Дэвиса. Так же было и до голосования — ​в этом плане ничего не изменилось. Но это отклики… А большинство голосов было отдано за реформу главного мужского командного турнира — ​и это уже исторический факт.

P. S. На момент отправки сентябрьского выпуска TW в печать события продолжали развиваться с головокружительной быстротой: руководство ITF, ATP, а также представители Совета игроков сели за стол переговоров, чтобы обсудить широкий круг вопросов, связанных в том числе со сроками проведения финальной части Кубка Дэвиса в 2019 году. Редакция TW внимательно следит за развитием ситуации и будет держать читателей в курсе дела.

Pro tennis24.09.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии