Роман с теннисом

Роман с теннисом

На взгляд непосвященного обывателя, спорт и литература — вещи несовместимые. Ну как можно представить этих ученых мужей, вооружившихся перьями или склонившихся за печатными машинками (а теперь за ноутбуками), в тренировочном костюме или шортах? Они воспевают прекрасное, замечают незримое, учат нас жизни. В коллективном сознании они ассоциируются либо с кем-то величественным, могучим и зачастую бородатым, либо с субтильным интеллигентом в костюмчике и очках.

Но все это лишь стереотипы — писателям не чуждо ничто человеческое. Проанализировав спортивные увлечения писателей, исследователи сделали интересный вывод о том, что людям искусства ближе всего виды спорта, связанные с соперничеством один на один. Так, боксом занимались Александр Пушкин, Джек Лондон, Эрнест Хемингуэй, Артур Конан Дойл, Владимир Маяковский и многие другие. Пара ударов — и сразу вспоминаются «чудные мгновения», рождаются новые сюжеты, а тонны радия превращаются в прекрасные вирши.

Кому-то для вдохновения нужно ударить соперника кулаком, а кому-то стукнуть ракеткой по мячу. Теннис — один из самых аристократичных видов спорта — всегда манил литературных деятелей. Могучий Лев Толстой сражался на корте с самим Николаем II. Интересовались теннисом Антон Чехов, Александр Солженицын, Ги де Мопассан, Джон Рональд Руэл Толкин. С большой любовью к теннису относился Владимир Набоков, с легкой подачи которого небезызвестный Гумберт Гумберт обучал Лолиту этой игре. Продолжает теннисную традицию и популярный петербургский писатель Ринат Валиуллин. Писатель, поэт и филолог-испанист, автор романов-бестселлеров «Кулинарная книга», «Где валяются поцелуи» и «В каждом молчании своя истерика» владеет не только искусством красноречия, но и отличной подачей и обязательно выходит на корт каждую неделю. Знаток женской души, чьи цитаты разлетелись по всему

Интернету, стал известен благодаря социальным сетям, где публиковал сначала стихи, а затем и прозу. Его произведения отличаются объемными и многогранными образами, отточенными диалогами главных героев: они перебрасываются остротами, словно теннисисты мячом.

Теннис вошел в жизнь Рината еще в юности. Небольшой городок Салават на юге Башкирии, где родился писатель, славился спортивным движением. В двенадцатилетнем возрасте Ринат начал тренироваться у известного ныне уфимского тренера Ильдара Исянтаева. Но вскоре, расставляя спортивные приоритеты, Ринат «изменил» теннису с плаванием, а ракетка и корт временно отошли на второй план. Но потом все поменялось: с плаванием Ринат закончил, а в его жизни теннис остался, и сегодня писатель уже не может представить свою жизнь без желтых мячей. «Выход на корт для меня — это лучший способ расслабиться и снять напряжение», — говорит он. Свой стиль игры он назвал «скорее оборонительным»: Ринат не любит форсировать события, поэтому острые атакующие выпады — не для него. А вот затяжные розыгрыши на задней линии, способные вынудить соперника атаковать и, следовательно, чаще ошибаться, и есть его конек.

Конечно, у каждого игрока всегда есть над чем работать. По признанию Рината, его ахиллесовой пятой остается бэк-хенд.  «Наверное, не нужно бояться почаще “ходить налево”, — шутит он и тут же добавляет: — но только на корте». О своем литературном стиле Ринат тоже говорит, используя знакомые многим из нас теннисные картинки: «Наблюдая за тренировками теннисистов, когда мячики из корзины то разлетались по углам, то снова собирались для того, чтобы вновь разлететься по корту, я придумал новый роман, сюжет которого словно собран из множества подобных мячиков. Причем каждый из них в отдельности имел свою цель и в нужное время, как стрела Амура, попадал в нужное сердце».

Кстати, о наблюдениях: писатель не только играет в теннис, но и внимательно наблюдает за теннисной жизнью Петербурга. Мимо его внимания не прошел ни один турнир “St. Petersburg Open”, который проводится в Северной столице ежегодно уже двадцать лет, начиная с 1995 года (исключением стал 2014 год, когда соревнования планировалось перенести в Израиль, но там их в итоге решили не проводить по соображениям безопасности). В свое время на этом турнире дважды побеждал Марат Сафин — один из первых теннисных кумиров Рината Валиуллина, на которого, как говорят многие друзья писателя, он похож даже внешне. И, действительно, сходство есть. Да и вообще, глядя на Рината на корте, ни за что не подумаешь, что перед тобой писатель, настолько органично он выглядит с ракеткой в руках.

Сегодня Ринат Валиуллин радуется успехам Новака Джоковича и переживает за него в преддверии очередного турнира «Ролан Гаррос», который пока не покорился первой ракетке мира. И наслаждается артистичной игрой Гаэля Монфиса и молодого австралийца Николаса Киргиоса: «Киргиос — подрастающая смена, у них с Монфисом стиль зрелищный, хотя и тягучий, свободный и непредсказуемый, вне рамок и ограничений, не подвластный логике. Они оба не бегают по корту, а порхают над ним, собирая мячи и вколачивая их обратно, как истину: серьезно хотите играть в теннис — делайте это несерьезно!»

В феврале 2016 года в Санкт-Петербурге впервые прошел международный женский теннисный турнир — “St. Petersburg Ladies Trophy”, а это значит, что у писателя появился еще один источник вдохновения. Ринат Валиуллин побывал на нескольких матчах, в том числе с участием россиянок Елены Весниной, Дарьи Касаткиной, а также победительницы турнира — итальянки Роберты Винчи.

Так что литература и теннис в каком-то смысле — «близнецы-братья»: вполне себе уживаются и дополняют друг друга. И если для Шекспира весь мир — это театр, то для Рината Валиуллина мир — зачастую теннис. Недаром один из его героев говорит: «Отношение мужчины и женщины — словно игра в теннис, где от подачи зависит не только острота диалога, но и исход матча». Вполне возможно однажды писатель посвятит этому виду спорта целый роман.

На корте с...12.05.2017

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии