Трудности переходного периода

Трудности  переходного периода

В этом номере мы вместе с основателями мини-академии Pro Tennis Дмитрием Бузинным и Олегом Комановым пытаемся разобраться в том, что сулит тренерам и игрокам переходный тур (Transition Tour), который по инициативе Международной теннисной федерации (ITF) будет запущен с 2019 года.

Tennis Weekend: Вынужден начать с длинного вступления. На сайте ITF изложена весьма объемная информация о том, по каким правилам будет функционировать учрежденный ею переходный тур (Transition Tour). Сразу разобраться во всех деталях и нюансах не просто даже теннисному обозревателю со стажем. В общем плане заявлено, что структура переходного тура поможет снизить издержки игроков и организаторов, и что теперь это все позволит игрокам из большего количества стран принять участие в турнирах, а также получить поддержку в период перехода на этап профессиональной карьеры. Но давайте остановимся хотя бы на нескольких базовых конкретных вещах. Так, количество профессиональных игроков, представленных в рейтингах ATP и WTA, снизится с 3000 до 750. Второе — в турнирах ITF с призовым фондом 15 000 долларов США очки ATP и WTA вообще не будут начисляться: ​там игроки будут зарабатывать «входные очки ITF» (Entry Points), а не рейтинг ATP и WTA… В 2019 году очки будут присуждать только на 25-тысячниках, которые будут уже называться не 25-тысячниками ITF, а ITF Transition Tour 25 000 + H. При этом очки будут получать не все: ​победители получат только по пять очков ATP, три очка получит финалист и по одному — ​участники полуфиналов. Что скажете?

Олег Команов: Цель, декларируемая авторами очередной реформы мирового тенниса, звучит вполне благородно — ​облегчить переход игроков-юниоров от туров серии ITF к взрослым турнирам, снизить издержки игроков и сделать так, чтобы больше участников профессиональных турниров могли зарабатывать на жизнь. Но пока тут вопросов — ​больше, чем ответов. Возьмем предлагаемое сокращение рейтинга до 750 человек. Раньше, если ты, скажем, стоял 2000-м в рейтинге ATP, то, приезжая на турнир 15-тысячник в не самую передовую теннисную страну (например, Египет или Турцию), ​ты автоматически попадал в основную сетку, и у тебя был шанс пройти пару кругов и заработать какие-то небольшие деньги, чтобы окупить хотя бы вступительный взнос. Ну и заодно заработать очки, поэтому с каждым разом ты имел шанс постепенно подниматься выше по рейтинговой лестнице. А тут я не совсем понимаю замысел. Хорошо, с 2019 года рейтинг ATP или WTA будет лишь у 750 игроков. Но это значит, что остальные, туда не попавшие, будут вариться, так сказать, в собственном соку — ​в новом переходном Transition Tour? Объясните мне, ​как это может снизить издержки и облегчить юниорам переход во взрослый профессиональный теннис?! Сколько денег будет потрачено самими игроками, чтобы попасть в обетованные 750? Раньше на турнирах ITF «до 18 лет» первой и второй категорий принимающая сторона полностью оплачивала питание и проживание, а сейчас? Или организаторы турниров переходного тура будут всех бесплатно селить, кормить? Пока об этом что-то никто ничего однозначного не сказал.

Дмитрий Бузинный: Непонятно также, какую критическую массу так называемых входных очков нужно набрать, чтобы попасть во взрослые рейтинги ATP и WTA. Такую конкретную цифру, насколько я знаю, никто не озвучил. Вообще, по-моему, мы имеем дело с очередной попыткой изобрести велосипед. Потому что как это ни назови, хоть переходный тур, хоть промежуточный, все равно все всегда зависит от твоей игры. Если ты хорошо играешь, ты все эти переходные этапы — ​из юниорского тенниса во взрослый — ​пройдешь, наберешь эти очки и выйдешь на уровень самоокупаемости. Как это в свое время делали с разной долей успеха Южный, Донской, Кузнецов, Габашвили…

О. К.: Или тот же Куницын... Кто быстрее, кто медленнее. А если ты — ​безнадежная посредственность или тихий середнячок, не хватающий с неба звезд, будешь долго телепаться в этом новом переходном туре, тратя родительские денежки. Так что, боюсь, теперь игроки будут заканчивать карьеру куда раньше — ​в 22–23 года, и таких поздних прорывов в топ‑100 одиночного рейтинга, который случился уже после 30 лет у того же Кости Кравчука, мы, скорее всего, уже не увидим.

Д. Б.: Все равно все зависит от класса. Давайте мы возьмем в этот новый тур вернувшегося после травмы двадцатипяти- или двадцативосьмилетнего игрока WTA — ​ему же наплевать, какие там правила начисления этих входных очков. Он же всех обыграет, быстренько их наберет и вернется на свое место, ​потому что у него есть уровень.

TW: На этот случай ITF, ATP и WTA вводит правило так называемого порогового уменьшения (Play-down rules) — ​для ограничения участия игроков с более высоким рейтингом в соревнованиях переходного тура в целях расширения возможностей других, менее рейтинговых игроков. Пока что любой игрок, не входящий в топ‑100 среди женщин и топ‑150 среди мужчин, может участвовать в соревнованиях с призовым фондом 15 000 долларов — ​то есть в 15-тысячниках ITF. Ожидается, что при внедрении новой системы большая часть игроков по рейтингам ATP и WTA предпочтут участвовать во взрослых профессиональных турнирах.

Д. Б.: А ну как эти ожидания не оправдаются — ​что тогда? Как-то это все пока не очень хорошо просчитано и звучит не слишком серьезно — ​на уровне ожиданий…

TW: Приходилось слышать и такие отклики на предлагаемые нововведения: нынешние организаторы 15-тысячников ITF захотят поднять свой статус — ​и, соответственно, призовой фонд — ​до уровня 25 000 долларов США, чтобы участникам, пусть теперь и не всем, давали очки ATP и WTA.

Д. Б.: А вы представляете, сколько 15-тысячников ITF было по всему миру?! Возможно, многие действительно захотят повысить статус — ​до 25-тысячников или выше. Но мы получаем искусственное удорожание процесса — ​для тех же организаторов.

О. К.: Как тренер, часто выезжающий на турниры ITF в Турцию, могу предположить, что там организаторы этих соревнований приобретут статус 25-тысячника или выше. Им деваться некуда. Там же это целая индустрия: люди приезжают в отель с кортами, где каждую неделю идет турнир — ​вначале у мужчин, затем у женщин, турниры ITF идут, в том числе и зимой. Так было на протяжении последних трех-четырех лет. На это завязана гостиница с теннисными кортами, естественно организаторы этих турниров будут повышать призовой фонд.

Д. Б.: Если этот турнир спонсирует владелец отеля, в котором живут его участники, а это бывает сплошь и рядом, то цена такого повышения примерно равна стоимости приглашения приезжего артиста на концерт. Это не такие большие траты для бизнеса.

О. К.: В Турции с октября до мая почти каждую неделю проходят 15-тысячники ITF. И люди там живут и тренируются ​месяцами! Если участие в таком турнире потеряет свой смысл, игроки перестанут туда приезжать, владельцу турнира проще доплатить 10–15 тысяч долларов, нежели лишиться этого гигантского потока.

TW: «Так это в Турции, там тепло», — ​как говаривал герой Евгения Леонова в знаменитой кинокомедии… А если брать Россию со всей ее спецификой, то у нас не так уж много проводится этих самых 15-тысячников ITF по всей стране. А ведь еще надо было их пробить, вписаться по срокам в календарь… Один из побеседовавших со мной организаторов 15-тысячника ITF в России дал такой комментарий: «А что я теперь скажу спонсорам?!» Ведь не факт, что все амбициозные российские спонсоры — ​а это не отели, а довольно крупные компании с именем — ​согласятся остаться и продолжат вкладывать средства в турниры переходного тура, где дают лишь входные очки.

Продолжение следует...

Дмитрий Бузинный
+7 (916) 675-59-19
Москва, ул. Живописная, д. 21 
www.protennisteam.ru

Поколение next24.09.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии