О программе 10S — начистоту

О программе 10S — начистоту

Мы продолжаем серию интервью с тренерами — основателями мини-академии Pro Tennis Дмитрием Бузинным и Олегом Комановым. На этот раз речь пойдет о программе 10s.

Tennis Weekend: В последние годы стало модным заниматься с юными теннисистами по программе 10s, предназначенной для детей в возрасте 10 лет и даже младше. Все юниоры, которые обучаются по этой программе, играют короткими облегченными ракетками на кортах уменьшенного размера. При этом используется войлочный мяч или поролоновый, который намного медленнее классического мяча. Что вы обо всем этом думаете?
Дмитрий Бузинный: Я считаю, что тут нельзя ограничивать занятия какими-то возрастными рамками — ​10s, или там 8s, или 6s. Это сугубо индивидуально: все дети развиваются по-разному, все дети разные. Например, ко мне в группу сейчас ходят два десятилетних мальчика. Одному можно дать лет шесть и по развитию, и по координации, а другому — ​все 13, хотя они ровесники по факту. Одному уже можно давать играть взрослыми ракетками и нормальными мячами. А другому — ​пока нет. И что, обоим десятилетним парням заниматься по программе 10s?! Тут не должно быть уравниловки. Нужно строить тренировки под конкретного воспитанника, чтобы он прогрессировал, все же работают на перспективу.

TW: А вообще полезно играть на площадках уменьшенных размеров, облегченными мячами? Как потом привыкать к классическому корту и хрестоматийным мячам и ракеткам? Ведь это потребует уже куда больших физических усилий и, очевидно, немного другой координации?
Д. Б.: Я полагаю, что можно просто иногда проводить какие-то комбинированные тренировки, добавлять занятия на маленьком корте — ​просто, чтобы детям было интересно. Ну это как если бы людей вдруг выпустили поиграть в настольный теннис для некоего общего развития.
Олег Команов: Моя точка зрения такова. Эта программа 10s у нас введена для того, чтобы дети как можно раньше начали соревноваться, играть на счет. Что подразумевает эта программа помимо облегченных мячей и уменьшенных ракеток и площадок? Играть облегченные сеты до четырех геймов. С одной стороны, это вроде плюс, а с другой — ​я вижу в этом огромный минус: а надо ли этим детям уже в 10 лет иметь активную соревновательную практику? Мне кажется, что в этом возрасте человек должен, прежде всего, развиваться, а не соревноваться. То есть тренер должен обратить основное внимание на то, чтобы у его подопечного устоялась техника, чтобы он развивал свои физические качества, а не соревновательные. Этим надо заниматься позже… Для чего нужна эта программа, эти маленькие корты? Чтобы проводить турниры по этой системе. А надо ли портить ребенку психику в столь юном возрасте?! Некоторые родители, условно говоря, получают удовольствие от того, что их ребенок просто занимается любимым видом спорта. А другие входят в раж. И получается, что к 16 годам те, кто начал соревноваться в восьми-, девяти-, десятилетнем возрасте, уже выхолощены, и теннис как таковой им уже не нужен. И получается, что, с одной стороны, вроде как идет облегчение, и с малых лет можно заниматься чем-то похожим на теннис. А с другой стороны — ​это огромный вред, потому что психика у ребенка часто сломана: к 16 годам он уже «пустой», и ему ничего не надо.
Д. Б.: Конечно, бывают исключения, но основная масса детей впоследствии дает именно такую реакцию на слишком ранние соревнования.

TW: Вспоминается автобиографическая книга великой чемпионки Моники Селеш. Там она рассказывает, как ее папа Карой достал ей непомерно тяжелую ракетку, которую она с трудом держала, и была вынуждена бить по мячу двумя руками и слева, и справа. А сегодня ее двуручные форхенды и бэкхенды — ​классика мирового тенниса. Выходит, ей никто ракетку в детстве специально не облегчал. И это не единственный пример. Такой же тяжелой ракеткой играла в детстве Мария Шарапова. И еще один вопрос. Не стоит ли за всем этим обыкновенное стремление дать подзаработать фирмам-производителям теннисного инвентаря, ведь они в итоге запускают новые линии по производству облегченных ракеток, мячей, малых сеток? Для них это хороший бизнес. Нет ли во всем этом коммерческой составляющей?
Д. Б.: Я думаю, что в наше время коммерческая составляющая есть практически во всем. Мне вспоминается пример из моей личной спортивной био­графии. В Советском Союзе в силу дефицита я тоже с малых лет играл очень тяжелой ракеткой, потому что только ее и удалось достать.

TW: Ваш покорный слуга играл в детстве ракеткой весом 14 унций.
Д. Б.: А у меня была не намного легче — ​13 и 3/4. Деревянная ракетка — ​не из облегченных композитных материалов! Но, возможно, я благодаря этому я и понял, насколько сама ракетка «играет», ​что мне не надо напрягаться, надо просто ее разогнать, ​она сама «стреляет». Возможно, у меня некая свобода благодаря этому появилась. Тут трудно сказать. Кому-то помогла тяжелая ракетка, кому-то — ​облегченная, тут все индивидуально. Мы, например, в нашей нынешней работе всегда меняем детям ракетки, мы им даем разные веса и смотрим, что лучше подходит для каждого конкретного ребенка. Одному дашь потяжелее — ​вообще не может бить по мячу, берет легкую ракетку — ​все нормально. Другому даешь полегче — ​ничего не получается, а тяжелую, как у взрослых, ​— в самый раз. Это все абсолютно индивидуально, нельзя всех под одну гребенку — ​точнее, программу. 
(Продолжение следует.)

Дмитрий Бузинный
+7 (916) 675-59-19
Москва, ул. Живописная, д. 21 
www.protennisteam.ru

Поколение next02.03.2018

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии