Вы здесь

Теннис в Вечном городе

На «Форо Италико» по запаху
В итальянской столице «целой верстой человек ближе к Богу», писал долго живший здесь Николай Гоголь. А воздух, по его ощущениям, таков, что «приходит не­истовое желание превратиться в один нос […], у которого бы ноздри были в добрые ведра», чтобы почувствовать, как «по крайней мере семьсот ангелов влетают».
Отправляясь на «Форо Италико», «превращаюсь в нос». От квартирки-гостиницы, что на расстоянии меньше полверсты до стены Ватикана, иду сначала вдоль вилл, за забором которых высокие деревья с плотными зелеными листьями и пахучими оранжевыми плодами. Как потом выяснил, в Италии этот фрукт, созревающий как раз в мае, называют nespola (по-нашему — мушмула, известная по южному Кавказу и Крыму). Когда вроде бы никто не видит, срываю несколько плодов, пробую — приятный, свежий, кисловатый вкус. Затем шагаю по обочине дороги (увы, нашим братом туристом сильно замусоренной) к станции метро «Валле Аурелия».
У метро неизменные «часовые» — двое карабинеров с оружием наизготовку. Через пару остановок, на «Оттавиано», поднимаюсь наверх. Отсюда рукой подать до собора Святого Петра и музеев Ватикана. Но я сажусь на 32-й автобус, который напрямую в течение минут пятнадцати везет меня к знаменитому «Форо Италико», расположенному на северо-западе Рима у подножия горы Монте Марио, между рекой Тибр и аллеей Гладиаторов. На территорию спорткомплекса два основных входа: со стороны центра, когда путь проходит по каменному мосту Понте Дука д’Аоста через Тибр, и с «моей», точнее со стороны карликового государства-анклава внутри Рима, — речка остается справа, а «Форо Италико» слева. А еще есть красивый мост, но маленький, построенный в 2010 году, пешеходный. Называется «Музыкальный». Он соединяет стадион с культурно-развлекательным центром «Вилла Фламиния».
Монументальный «Форо Италико» (в переводе «Итальянский форум») — уникальное спортивное сооружение (раньше оно именовалось «Форум Муссолини») — был построен в 1928–1938 годах для привлечения к физической культуре молодежи фашистской партии, а также для того, чтобы провести здесь Олимпиаду. Италия, по инициативе дуче Бенито Муссолини, подала заявку на игры четырехлетия в 1940 году, но в этом праве ей было отказано. После Второй мировой войны спорткомплекс стал называться «Форо Италико». И все, по сути, было оставлено до наших дней, а когда надо, и бережно отреставрировано: и обелиск Муссолини перед главным входом с логотипом «Муссолини вождь», и классические скульптуры из каррарского мрамора — героического вида солдата, крестьянина, атлетов чуть ли не всех видов спорта… и даже надписи фашистских времен до сих пор красуются на мозаичных стенах и полах комплекса, такие как, например, «Дуче, нашу юность Вам посвящаем».
Интересно, что монументальность тех времен совсем не идет вразрез с древними историческими и художественными памятниками Рима. Теми самыми, о которых уже упомянутый Гоголь говорил: «Все то, о чем вы читали в книгах, здесь видите перед собой». Наоборот, сооружения великолепно сочетаются. Искусствоведы объясняют это тем, что во времена фашизма в Италии идеализировали великие традиции римской архитектуры.
И, кстати, Олимпиаду здесь все-таки провели — в 1960 году. На территории «Форо Италико» вписался огромный олимпийский стадион, есть и бассейны, и, конечно, теннисные корты. С 1949 года с небольшим перерывом здесь проходит Открытый чемпионат Италии по теннису.
«Форо Италико» — настоящий спортивный парк, обрамленный величавыми, характерными для Италии конусообразными соснами. Всюду цветы, но запах растений перебивает знаменитая итальянская кухня. Ресторанов и кафешек-палаток полно. Паста, пицца, gelato (мороженое по-итальянски), кофе… В который раз убедился, что если в Италии во второй половине дня попросишь капучино, тебя не поймут: здесь это исключительно утренний напиток. Но нам-то хочется его всегда! Еще одна запись гурману в блокнот: пока светит солнце, нужно, по разумению итальянцев, отдавать предпочтение белому вину, а как только солнышко скроется, можно переходить и к красному. Так я, кстати, и действовал…
В общем, как вы уже поняли, поездка мне понравилась. Действительно, перефразировав слова писателя, считавшего Италию «родиной души», можно воскликнуть: «Какой русский не любит Италии!» Да и сам турнир в Риме можно назвать излюбленным для наших соотечественников: они знали, как тут побеждать. Советская теннисистка Ольга Морозова была здесь в финале, а в паре выигрывала трижды. Чемпионками в дуэтах становились Наталья Зверева, Анна Курникова, Елена Лиховцева, Надежда Петрова, Динара Сафина, Светлана Кузнецова. В одиночке Кузнецова тоже добиралась до финалов. А первой из наших девушек чемпионкой стала Сафина: в 2009 году Динара как раз переиграла в титульном матче Светлану. Но чаще всех праздновала триумф Мария Шарапова: она завоевывала титул в 2011, 2012 и 2015 годах. Что касается мужчин, то в одиночном разряде в финал здесь пробивался Андрей Чесноков — в 1990-м. А Евгений Кафельников отметился дважды, добыв звание чемпиона в паре — в 1994 и 2001 годах, а еще один раз был в финале дуэтов.
Жаль, что по какому-то стечению обстоятельств в списках римского «Мастерса» образца 2017 года никто из наших мужчин не значился — ни в «основе», ни даже в квалификации. В этой связи любопытный вопрос мне задали волонтеры в помещении для аккредитации: «Почему от России играет лишь Кукушкин?» Объясняю: Михаил теперича не наш, хоть и родился в Волгограде, из казахов он нынче (кому интересно — выбыл в первом круге квала).
Колизей Шараповой
О Марии Шараповой в Риме говорили все. Во всяком случае мне, теннисному журналисту, так показалось. Ну начнем хотя бы с вопроса пограничника в аэропорту: «Цель поездки? Теннис? А… понятно, Шарапова?!» Не отрицаю…
Организаторы не ограничились предоставлением пятикратной чемпионке турниров «Большого шлема», вернувшейся в Тур после дисквалификации, специального приглашения. Перед стартом они еще устроили шоу — посещение Колизея экс-первой ракеткой мира. В древнем амфитеатре Маша даже сыграла короткий — и по времени, и по величине площадки — показательный матч с чехом Томашем Бердыхом. Тридцатилетняя россиянка потом поделилась впечатлениями: «Если ты приезжаешь в Рим, обязательно нужно сходить в Колизей. И я ждала этого несколько лет. Честно, раньше мне никогда не доводилось совершать подобных экскурсий. Меня сразу поразили величественные виды, я не ожидала получить столько позитивных эмоций. Более всего поражает расцветка стен, которые просто великолепны, и сразу возникает удивительное ощущение, словно ты провалился в прошлое». По словам Марии, в таких городах, как Рим, необходимо хоть немного знакомиться с их историей, чтобы понимать, как с годами они менялись. «Места, подобные Колизею, хорошо помогают максимально это осознать», — подчеркнула россиянка.
Когда, окунувшись в историю Древнего Рима, Маша рисовала в своем воображении битвы в Колизее, она еще не предполагала, что вокруг нее разыграются битвы словесные. Но, забегая вперед, скажу, что она философски отнеслась к очередному «театру» (имеется в виду отказ в приглашении на «Ролан Гаррос»): «Жаль, что словесные игры идут вместо игры на корте».
В Риме первый круг турнира серии «Премьер 5» Мария преодолела довольно легко, обыграв американку Кристину Макхейл. А во втором раунде встречалась с хорваткой Мирьяной Лючич-Барони.
Трибуны Центрального корта были заполнены почти до отказа. Публика вела себя чинно-благородно, максимально тихо во время розыгрышей и бурно, когда та или иная теннисистка выигрывала мяч. Служащие следили, чтобы зрители «приходили в движение» лишь после каждого нечетного гейма. Но были, увы, люди, которым позволялось все — даже стоять и размахивать руками во время игры: продавцы напитков и мороженого, назойливо предлагавшие зрителям «освежиться». Это раздражало. Впрочем, потом я старался не обращать на подобные помехи внимания. Кстати, о Центральном корте. Когда итальянец Фабио Фоньини играл против лидера мировой классификации британца Энди Мюррея, трибуны были, естественно, переполнены — даже на места для журналистов не пускали: там были сплошь представители местных СМИ. Фоньини сенсационно выиграл, но далеко по сетке не прошел…
Тем временем в матче против хорватки Марию Шарапову будто подменили. В первом сете она совсем не двигалась, не бежала за мячом. То ли экономила силы, то ли не могла физически. И концентрации внимания ей не хватало: даже пару раз не поймала мяч, брошенный ей болбоем…
Уступив стартовый сет, вторую партию россиянка все-таки выиграла — больше на ошибках соперницы. Повела Маша и в решающем сете, но при счете 2/1 в свою пользу неожиданно снялась с матча. Оказалось — травма бедра.
Предчувствуя, что никакой пресс-конференции с Шараповой после матча не будет, отправился сразу в зону для игроков. Но Маша там — непонятно каким образом — не появилась. Я встретил в этом помещении только ее соперницу — хорватку Лючич-Барони, которая не показывала виду, что рада такой победе (а, может, действительно, никакого удовлетворения не испытывала).
— Никогда не хочется выигрывать матчи таким образом, — сказала Мирьяна. — Я здорово действовала в первом сете. Потом упустила ход матча. Это моя вина, хотя Мария постоянно оказывала давление. Вообще, Шарапова — прекрасная теннисистка. В Мадриде я ей проиграла, а теперь надеялась дать бой, настраивалась на долгий поединок. Странная получилась концовка. Желаю Марии скорейшего выздоровления. Надеюсь, ничего страшного не произошло.
Представитель WTA Джефф Уотсон пояснил мне: Мария Шарапова сказала ему, что просит прощения за то, что была вынуждена сняться из-за травмы левого бедра. Говорит, нужно пройти медицинские тесты, чтобы убедиться, что травма не столь серьезная. Вместе с тем она извинилась перед теми журналистами, которые хотели услышать ее на пресс-конференции, в том числе перед единственным российским представителем прессы, аккредитованном на римском «Мастерсе»: автор этих строк как раз заказал индивидуальное интервью с ней. Маша поблагодарила также организаторов за возможность поучаствовать в этом особенном для нее турнире.
О том, что значит для нее Рим и Италия вообще, Мария говорила еще накануне своего стартового матча. Эта страна была одной из первых, куда Маша приезжала еще на юниорские турниры. И влюбилась в родину Данте и Рафаэля. Спустя годы именно после победы на Открытом чемпионате Италии она впервые выиграла грунтовый «Шлем» в Париже, куда ее нынче не пустили. Увы, не удалось спросить напрямую, не повлияло ли на игру Шараповой во втором круге сообщение о том, что организаторы «Ролан Гаррос — 2017» не предоставили россиянке “wild card” ни в основную сетку, ни в отборочный турнир. Хотя, чего гадать?! Наверняка повлияло. Ведь об этом решении дирекции Открытого чемпионата Франции Шараповой стало известно, как минимум, за полтора часа до начала матча с Лючич-Барони, ведь именно в это время появилось официальное сообщение. Да и Джефф Уотсон подтвердил мне уже постфактум, что, по его мнению, Мария узнала о решении французов примерно в обозначенный срок.
Так или иначе, невольно задаешься вопросом: сколько же будет виться шлейф от этой злосчастной дисквалификации?! Шарапова ведь уже «отмотала срок»! Ответ Марии в сети «Твиттер» на назидательный жест французов был корректно-аккуратным, но сильным: «Если это то, что нужно, чтобы вновь подняться, то я готова на все, каждый день. Никакие слова, игры или действия не смогут остановить меня на пути к мечтам». А вскоре она усилила впечатление, отказавшись просить “wild card” в основную сетку Уимблдона. В итоге англичане решили впервые транслировать по телевидению квалификацию Всеанглийского чемпионата, куда Мария попала по рейтингу. «В этом году, — пояснил, председатель совета директоров «Евроспорта» Питер Хаттон, — в квалификации собираются принять участие некоторые игроки высокого уровня, что должно обеспечить высокий интерес к трансляциям по всей Европе». Это ли не очевидный намек на Марию Шарапову — и звонкая оплеуха ее критикам из числа игроков WTA?
Аллергия на Италию?
В женской сетке было шесть россиянок. Касаткина, получив травму, не смогла доиграть матч первого круга против чешки Стрыцовой. Сошла с дистанции на старте и Веснина, уступив китаянке Ванг. Шарапова, как уже сказано, снялась во втором, а до третьего добрались Павлюченкова, Макарова и Кузнецова. Настя проиграла Симоне Халеп из Румынии, Катя — голландке Кики Бертенс, а Света — Дарье Гавриловой, представляющей Австралию. Вообще Кузнецова очень сильно смотрелась в Риме. Помните, в прошлом году она как раз в финале Кубка Кремля обыграла Дашу?! В римском рандеву, казалось, Света тоже одержит победу, но не получилось. Несмотря ни на что, трехсетовый поединок был красивым, упорным. Матч проходил на втором по значимости корте — имени Николы Пьетранджели. Эту арену называют еще Мраморным стадионом: сиденья действительно из мрамора, что приятно охлаждает во время жары. Корт находится как бы в нише, а вокруг — 20 фигур спортсменов. Очень впечатляет.
Надо отдать Кузнецовой должное: несмотря на поражение, она согласилась поговорить с вашим покорным слугой. Я начал с того, что говорят о Светлане Шамиль Тарпищев, многие другие российские теннисные специалисты: мол, Кузнецова по классу и «физике» превосходит очень и очень многих, но зачастую борется сама с собой, порой психологически не может на одном — высоком — уровне завершить матч в свою пользу.
— Поединок против Дарьи Гавриловой не стал в этом смысле исключением? — спрашиваю у Светы.
— Я знаю, что я сильнее. Просто не всегда получается. Она мне навязала свой теннис, и я чуть-чуть сбавила обороты. Дарья стала диктовать игру во втором сете. И в третьей партии я немного упустила свой момент: я не могла понять, куда ветер дует.
— Иные замечают, что Вы часто проигрываете второй сет, но в решающем, когда уже на краю пропасти, побеждаете.
— Можно сидеть на диване и рассуждать об игре теннисиста…
— Я имел в виду: Вы согласны с этим?
— Я играю так, как я умею. И я в своей карьере сделала то, что я сделала. Я ни перед кем не собираюсь оправдываться: как получается, так и получается. Теннис — это игра: когда-то ты выигрываешь, когда-то у тебя выигрывают. Когда я выхожу на теннисный корт, я хочу выполнить свою работу как можно лучше.
— Мария Шарапова говорила, что у нее особые отношения с Италией. Она помнит, когда приезжала в эту страну еще юниоркой. А Вы когда познакомились с Италией?
— Я тут в Риме два раза доходила до финала…
— А впервые когда здесь побывали?
— Когда мне было 14 лет. Это были первые серьезные зарубежные юниорские соревнования. Но мне всегда было тяжело играть в Италии, потому что у меня аллергия. Я тут чувствую себя очень усталой.
— Аллергия на что?
— Не знаю, но тут я постоянно чихаю.
— Меня, Света, вчера одолевали мошки. Может, они виноваты?
— Нет-нет, не в мошках дело. Повторяю: я здесь чихаю, чувствую усталость, постоянно заложен нос, в горле першит. И очень сложно подобрать какие-то медикаменты, потому что, во‑первых, допинг-контроль, а во‑вторых — соответствующие лекарства сонливость вызывают.
— Учитывая это, непонятно, когда лучше играть — утром или вечером?
— Никогда не лучше. Приходится считаться с тем, когда тебя ставят.
Пробежки по Вечному городу
Теннис — дело семейное. И привычно, хотя и забавно, смотрелось на табло: Брайан/Брайан — Зверев/Зверев, а на другом корте играли Лопесы. Впрочем, дуэт братьев Александра и Миши Зверевых снялся (чувствовали, что Саша способен дойти до финала и даже победить в одиночке?). А Лопесы — вовсе не братья, а однофамильцы (Фелисиано и Марк). Мой же интерес был прикован к выступлению наших «сестричек» (так привыкли мы видеть их вместе!) — Елены Весниной и Екатерины Макаровой. В Риме они в третий раз вышли в финал (до этого — в прошлом году, а также в 2012-м), обыграв в полуфинале пару Андреа Главачкова (Чехия)/Тимеа Бабош (Венгрия). Но заключительный аккорд у них вышел в миноре: в финале россиянки уступили со счетом 5/7, 6/7 неувядаемой швейцарке Мартине Хингис, которая объединилась с представительницей Тайваня Юн-Янь Чань.
На матчах наших девушек неизменно поддерживала троица — Сергей Веснин, тренер и «по совместительству» папа Лены, Антон Зайцев, спарринг-партнер и тренер Кати, Анатолий Глебов, работающий с Катей над физической подготовкой. Ну и довольно внушительная компания парней фанатов. Для тех, кто не в курсе: Антон Зайцев — профессиональный теннисист, ему 29 лет, пробует работать с Катей как спарринг-партнер и тренер одновременно — во всяком случае, в то время, пока Евгения Манюкова, наставник Макаровой, взяла паузу. Задача — вернуть Катю в мировую десятку в одиночном разряде. «В этом году мы удачно — вместе с Антоном — поработали с Катей в Дубае, — рассказал мне Анатолий Глебов. — Они там, кстати, выиграли пару вместе с Леной».
В Риме времени на достопримечательности у них не оставалось. «Даже походить вокруг Колизея не удалось, — поделился Глебов. — Но в центре города вместе с Антоном нашли парк, на территории которого есть даже небольшой каньон. Вот там Катя побегала, и мы даже мячи покидали». Толя заодно «по секрету» пояснил, почему в группе поддержки нет супруга Лены Весниной: «Он занимается визами в Англию. Будет сопровождать Лену в поездке на Уимблдон».
Веснина же после своего триумфального выступления в Индиан-Уэллсе, кажется, немножко потеряла уверенность и вновь пытается обрести свою форму. А Катя и в Мадриде, и в Риме уступила одной и той же теннисистке — голландке Кики Бертенс. Но все-таки в Италии Макарова играла против Кики уже более уверенно. Словом, Катя потихоньку психологически обретает себя.
«Когда они вместе, они играют как олимпийские чемпионки, — продолжает разговор Анатолий. — Впрочем, почему “как”?! Они же и есть олимпийские чемпионки! Хорошо взаимодействуют: то одна тянет, то вторая. В полуфинале (против Главачковой/Бабош) во втором сете Лена провалилась, Катя помогла в сложные моменты. Лена, правда, на матч­болах здорово сыграла. Лена — лидер в парной комбинации. Мы этого не скрываем. Она и в одиночке все-таки стоит 14-й. Подтрунивает над Катей, но, так сказать, не становится в позу — не показывает виду, что она сейчас выше по рейтингу. Катя это спокойно воспринимает. Это ей помогает выигрывать».
Глебов считает, что именно «через пару» Лена добилась такого успеха в одиночке. «В свое время Евгений Кафельников так же шел, — пояснил Анатолий. — А среди теннисисток можно назвать австралийку Саманту Стосур. Нечто подобное делаем и мы в работе с Катей — целой системой упражнений. Катя, к сожалению, немножко сникла после Мадрида: там и одиночку, и пару проиграли. Но если ее не будут беспокоить старые травмы, Макарова еще заявит о себе в этом году».
Чемпионка с эллинским именем
У женщин до финала в итоге добрались теннисистки, которые раньше не играли в титульном матче в Риме. Симона Халеп дважды останавливалась здесь в полуфинале. Румынка боролась за свой 16-й трофей с украинкой Элиной Свитолиной, которая могла пополнить послужной список восьмым титулом, что она в итоге и сделала. Хотя в очных встречах вела четвертая ракетка мира Халеп — 2-0. Элина Свитолина подходила к поединку, имея рекордные для сезона 30 выигрышей и три титула (Тайбэй, Дубай, Стамбул).
В Риме двадцатидвухлетняя украинка сначала победила француженку Ализе Корне, потом немку Мону Бартель, а вслед за этим стала громить фавориток: в четвертьфинале прервала серию из пяти поражений в матчах против чешки Каролины Плишковой, а затем на отказе прошла испанку Гарбинье Мугурусу. Что касается Симоны Халеп, то румынка взяла реванш у немки Лауры Зигемунд, затем одолела Анастасию Павлюченкову, после чего уверенно прошла эстонку Анетт Контавейт и голландку Кики Бертенс.
Во время финала Халеп вроде бы получила небольшую травму, однако все равно сражалась отчаянно. В решающем сете румынка проигрывала 0/4, все равно пыталась зацепиться за матч, но тщетно. В итоге Элина завоевала свой четвертый трофей в году и второй на турнирах серии “Premier 5”. В сезоне‑2017 уроженка Одессы уже шесть раз обыгрывала соперниц из топ‑10, причем половина этих побед пришлась на Рим. По итогам римского «Мастерса» украинка возглавила «чемпионскую гонку» и поднялась на шестую строчку рейтинга WTA.
После игры счастливая чемпионка разоткровенничалась: «Ну теперь можно отпраздновать, на пару дней расслабиться. А потом надо двигаться дальше». В теннис она, по ее словам, никогда не играла ради денег: «Просто хотелось стать известной, чтобы меня все узнавали, чтобы, наконец, попасть в телевизор». Русский язык для Элины родной, а вот детей своих родители Елена и Михаил назвали древнегреческими именами: Элина, а старшего брата — Юлиан (он одно время тоже занимался теннисом). Согласно самой популярной версии, имя Элина означает «гречанка» и имеет греческое происхождение: жители древней Греции называли себя эллинами и от этого самоназвания и появилось имя Элина. Свитолина свободно владеет английским, говорит по-французски, а теперь, после победы в Риме, заявляет: «У меня в планах выучить итальянский язык». Если удастся освоить хотя бы несколько фраз, в Риме в следующем году ее встретят с распростертыми объятиями: итальянцы ценят, когда ты стараешься говорить на их языке.
Молнии Джоковича и Зверева
В пятницу серб Новак Джокович в четвертьфинале сражался против аргентинца Хуана Мартина дель Потро, взял первый сет, но в начале второй партии стал накрапывать дождь. Сперва судья сообщил, что матч возобновится после паузы, но куда там: через несколько минут на Рим обрушился прямо-таки тропический ливень с громом и молниями. Стало ясно: никакого матча не будет. Но зрители даже не успели уйти домой — им пришлось скрываться от дождя под козырьками Центрального корта, большими зонтами-крышами в кафе: обычные зонтики не выдерживали, да и ресторанные «грибки» валились под натиском воды.
А Джокович, оказывается, в это время… фотографировал молнии. Поставил на подоконник смартфон, а потом, разглядывая снимки, представлял себя последователем великого сербского изобретателя Николы Тесла. А еще Новак звонил знаменитому Андре Агасси. Это мы теперь знаем, что он чуть ли не каждый день советовался с американцем, который отныне стал его тренером.
На следующий день Ноле завершил матч с аргентинцем в свою пользу, а затем легко разобрался с австрийцем Домиником Тимом. Впрочем, тот был опустошен после выигрыша накануне не у кого-нибудь, а у находящегося в отличной форме испанца Рафаэля Надаля. И хотя Джокович после встречи с Тимом говорил, что он провел идеальный матч, кажется (и есть подтверждения специалистов), что это все-таки не так. У австрийца не было энергии. В таких условиях у такого соперника немудрено выиграть почти под ноль.
В финале Джоковичу противостоял Александр Зверев. И куда только делись «молнии» Новака? Молниеносно играл не серб, а русский немец, победивший со счетом 6/4, 6/3. Еще накануне Александр впервые добрался до финала «Мастерса» и в возрасте 20 лет и 1 месяца стал самым молодым их финалистом за 10 лет. Последним тинейджером, добиравшимся на них до финалов, был как раз Новак Джокович, выигравший Майами‑2007.
После победы Александр сказал: «Еще неделю назад я не думал, что буду стоять здесь и получу трофей из рук Рода Лейвера, теннисной иконы. Невероятная честь. Я запомню этот момент на всю жизнь… Думаю, это был лучший мой матч».
Известные немецкие теннисисты прошлых лет тут же сделали прогноз относительно того, станет ли Александр Зверев первой ракеткой мира. «Если говорить чисто о таланте, то Александр может одолеть любого, — сказал Борис Беккер. — Но для того, чтобы стать № 1, нужно немного больше, чем просто талант». Райнер Шуттлер безо­говорочно считает Зверева претендентом номер один на первую строчку мирового рейтинга. А как насчет титула на турнирах «Большого шлема»? «Не в этом году», — считает Михаэль Штих. Беккер тоже осторожен: «В обозримом будущем».
Немного смущенно и застенчиво позировал Александр Зверев вместе со своей мамой Ириной и папой Александром на импозантном стадионе «Форо Италико» после своей сенсационной победы в финале «Мастерса». А чуть ранее он на Центральной арене, словно триумфатор-автогонщик, обливал окружающих шампанским. Сам-то за победу бокал, конечно, тоже выпьет? Догадки опроверг отец и тренер — Александр Зверев-старший, известный советский теннисист, переехавший в начале 1990-х с семьей в Гамбург: «Саша и Миша вообще не выпивают — даже символически. Мы — спортивная семья, это недопустимо».

Александр Ерастов
специально для “Tennis Weekend”
Рим — Москва

Фотоальбом