Вы здесь

«Гаррос» почти без россиян

Все с самого начала пошло по кривой. Федерация тенниса Франции не дала возможности принять участие в турнире Шараповой. Мало того, сначала они переговорили с Марией (а она, по моим данным, ездила в Париж), а кончилось все тем, что сначала продавались билеты — ​и вполне успешно — ​на игру с участием Шараповой, а потом было объявлено, что она играть не будет. Что это — ​недальновидность, отсутствие понятий приличия, бессильная злоба, вызванная тем, что нет своих игроков столь же крупного калибра? Безусловно! А еще вероломство в духе Талейрана: ​сначала с улыбкой пообещать пригласить, а потом — ​в приглашении отказать… Так в серьезном спорте дела не делаются. Лично мне в этом плане больше импонирует, когда бойцы без правил на ринге сначала бьются насмерть, а после окончания боя обнимаются и благодарят друг друга за хорошую битву! Вот и в теннисе никто не отменял благородства и порядочности. Жаль, что эти качества, свойственные всем великим теннисистам, изменили организаторам «Ролан Гаррос — 2017».
А ведь этот «мэйджор» — ​олицетворение истории мирового тенниса и престижа страны. Есть же какие-то высшие понятия, основанные на уважении и признании роли личности в теннисе. Сумели ведь французы встать выше прошлых обвинений Надаля в допинге, не раз звучавших с берегов Сены, и устроили ему королевское чествование после исторической 10-й победы в Париже. Тем более странным — ​на фоне непревзойденного величия испанского тенниса на парижских кортах — ​выглядело отсутствие двукратной чемпионки «Ролан Гаррос» Марии Шараповой. Демонстративный отказ Марии в “wild card” в связи с туманной «мельдониевой» историей — ​это и есть высшая справедливость в понимании Федерации тенниса Франции?! На самом деле, организаторы турнира обманули зрителей, до последнего откладывая решение по Шараповой. Болельщики рассчитывали увидеть ее на корте, заранее раскупили билеты, а потом им объявили, что Маши не будет. Все было обставлено, как борьба за правду, а получилось чистой воды жульничество.
В итоге женские матчи, кроме финала, проходили при полупустых трибунах. Серена Уильямс в декретном отпуске, в нем же пребывает воспитывающая сына Азаренко, Квитова едва обретает форму после серьезного повреждения руки… Игроки женской сетки в целом показали не слишком выразительную, малоинтересную однообразную игру, состоявшую из заурядных стандартных ударов, — ​без особой интриги, творчества, изобретательности. Именно часть этих спортсменок, среди которых доминировали француженки, и развязала грязную пиар-компанию против Шараповой, и в итоге французская федерация пошла у них на поводу. Но вот ведь судьба-индейка: ​именно те, кто пересаливал по части обличения Шараповой, в итоге в самый важный момент оступились. В них говорила элементарная человеческая зависть: ​раз сама не могу быть звездой, буду принижать других, чтобы зрители, даже имея на руках билеты, на ее матчи не ходили… Не хочу повторяться и перечислять имена недоброжелателей Марии — они все есть в печати. Скажу лишь, что мне больше импонирует высшее благородство и уважение к сопернику. Я ни разу не слышал огульной критики Шараповой со стороны Серены Уильямс, Рафаэля Надаля, Новака Джоковича, Роджера Федерера и других настоящих звезд мирового тенниса. Навратилова, Хингис и многие другие также не стали лишний раз очернять Шарапову и даже выразили сожаление по поводу того, что случилось.
Одним словом, антишараповская кампания, развязанная по инициативе президента Федерации тенниса Франции (FFT) Бернарда Джудичелли, явно не украсила грунтовый «Шлем». Когда Джудичелли запоздало объявил, что двукратная победительница «Ролан Гаррос» не получит “wild card” ни в квалификацию, ни в основную сетку, я сразу сказал: ​неразумное решение! Полагаю, однако, что, пережив полтора года дисквалификации, это уж Мария точно переживет. А вот женский турнир «Ролан Гаррос», лишившись легенды мирового тенниса и любимицы публики, в отсутствие ярких игроков стал в итоге безжизненным. Для турнира это гораздо бóльшая потеря, чем для самой теннисистки. Мария все равно рано или поздно встанет на ноги, она спортсменка российской закалки, очень сильная в психологическом отношении, а уж популярности у нее выше крыши. Так что французы явно сглупили. Я же — ​как член совета директоров турнира WTA “St. Petersburg Ladies Trophy” в Санкт-Петербурге — ​ответственно заявляю: мы сделаем все для того, чтобы Шарапова в нем сыграла. Поддержим ее — ​без всяких вопросов!
Что касается выступления остальных наших теннисисток на «Ролан Гаррос», то я бы, пожалуй, выделил лишь одиночный матч первой ракетки мира Анжелики Кербер с нашей Макаровой. Мне удалось посмотреть невероятный теннис в исполнении Кати, увидеть именно ту Макарову от которой мы все справедливо и долго ждали тенниса высшего мирового класса. Блестящая игра на старте, когда Екатерина Макарова буквально разгромила лидера мирового рейтинга, причем не в каком-то заурядном турнире, а именно на «Ролан Гаррос», говорила о том, что она уже через матч могла выйти по сетке на Елену Остапенко… К сожалению, Макарова оступилась во второй игре против украинки Леси Цуренко, а Остапенко в итоге дошла до финала, где в стиле Макаровой устроила разгром Халеп, показав тем самым, что в женском теннисе без Серены Уильямс и Марии Шараповой, без звезд большой величины все возможно! Тем временем расчеты хозяев кортов на Корне, Младенович, Гарсию, не говоря уже о мужчинах, не оправдались.
В этом плане мы, к сожалению, были в чем-то схожи с французами. Невыразительное выступление наших женщин — ​а их было 9 человек — ​оптимизма не вселяет. Лучом света на фоне бесцветной в целом игры российских теннисисток, перебивавших мячи через сетку без особого энтузиазма, стало выступление нашего молодого игрока Карена Хачанова, впервые в карьере дошедшего до четвертого круга турнира «Большого шлема» и отметившегося яркими победами над Бердыхом и Изнером. Увы, никто из его коллег по цеху — ​в том числе некогда подававший большие надежды молодой Андрей Рублёв — почин Хачанова не поддержал.
Что-то в нашем теннисном цеху очень серьезно буксует. Говоря о пробуксовке, я, прежде всего, имею в виду тренерскую деятельность. Назовите мне имя тренера, к которому я бы мог направить талантливого российского мальчика или девочку — ​такого тренера в стране сегодня нет. Да-да, в той стране, в которой некогда было три-четыре десятка первоклассных тренеров. В Советском Союзе, где не хватало кортов, инвентаря, международных соревнований, тем не менее были игроки, которыми мы гордились, причем из нескольких поколений: Эдуард Негребецкий, Борис Новиков, Нина Теплякова, Николай Озеров, Сергей Андреев, Галина Бакшеева, Томас Лейус, Александр Метревели, Теймураз Какулия, Михаил Мозер, Сергей Лихачёв. Именно в ту эпоху работали великие тренеры Татьяна Налимова, Анатолий Бойцов, Эвальд Крее, Арам Хангулян и, конечно же, Лариса Преображенская, воспитавшая Анну Курникову. Система работы с юниорами была такова, что наставники игроков не были связаны бизнесом, они были старшими тренерами в своих клубах или сборных командах и были одержимы простой гениальной идеей — ​научить ребенка играть в теннис и сделать его в дальнейшем первым номером в Советском Союзе. Одна только Рауза Исланова, игрок первой десятки СССР, мастер спорта международного класса, подарила нам двух первых ракеток мира — ​Динару и Марата Сафиных, а также Лену Дементьеву и Анастасию Мыскину. И таких примеров множество. Кроме того, игроки и будущие тренеры обучались теннисной грамоте на кафедре тенниса Института физической культуры во главе с доктором педагогических наук Семёном Павловичем Белиц-Гейманом. Умнейший, интеллигент­нейший, очень терпеливый к людям человек, чей природный такт помогал постигать не только азы тенниса, но и его философию, создал теннисную науку и правильную методику обучения.
Не хватает сегодня и адекватных тренировочных баз: по масштабам страны их просто мало. Да и работают там в основном тренеры-«подкидушники» для личного заработка. В этом, конечно, есть своя сермяжная правда: ​надо кормить семью, одними светлыми фанатичными идеями сыт не будешь. Вот и приходится тренерам, в том числе сборных команд, подрабатывать спаррингами, пристраиваться в клубах, где ума большого не надо и образования тоже, где и наука-то особо не нужна. А нужен только ученик, который может оплатить аренду корта и заплатить за 1–2 часа урока, находясь в компании симпатичного и услужливого парня или девушки.
В общем, пока у нас в теннисе люди работают и живут, как могут, а не как должно. А ведь у нас до сих пор одни из сильнейших в мире мальчики и девочки «до 18 лет», только на прошедшем «Ролан Гаррос» их было аж 19 человек, девушки там дошли до одиночных полуфиналов и парного финала. Да, сегодня, это наш будущий потенциал. Опять будущий… Но хочется жить и настоящим. Раньше мы все привыкли к тому, что Евгений Кафельников, Марат Сафин, Светлана Кузнецова, Анастасия Мыскина выигрывали турниры «Большого шлема», а сегодня им всем за 30 лет, и они уже составляют славное прошлое российского тенниса. Видимо, на каком-то этапе мы в российском теннисе начали почивать на лаврах и в итоге отстали от общемирового темпа развития этого вида спорта. Поэтому я не устаю повторять своим ученикам: то, что сегодня хорошо, завтра будет уже недостаточно, а послезавтра — ​просто плохо. Так давайте работать так, чтобы жить хорошо!

Владимир Камельзон

Фотоальбом