Вы здесь

Элизейские поля в «Лужниках»

Да, по нынешним временам очередным поражением в родных стенах уже никого не удивишь. Один раз (от Голландии) — ​случайность, второй раз (от Белоруссии) — ​возможно, совпадение, третий раз — ​от Бельгии — ​уже система. Точнее рутина, к которой привыкаешь. Действительно, скучно становится: пора «девчонкам» придумать что-то пооригинальнее.
Раз уж процитировали Владимира Владимировича... Для него наши теннисные «цусимы», увы, не стоят сейчас, мягко говоря, в числе приоритетных проблем (ну не его это вид спорта: он предпочитает хоккей, причем ночной) — ​значит, прорывов не жди… А по-другому у нас никак не бывает: пока президент Борис Ельцин теннис любил, с финансированием — ​и, главное, с вниманием к этому виду спорта наверху — ​проблем не было. А сейчас российский теннис обречен вариться в собственном соку, изыскивая, так сказать, внутренние резервы, в том числе кадровые. Раньше получалось — ​и недурно (две победы в Кубке Дэвиса и целых четыре — ​в Кубке Федерации). Сейчас — ​из рук вон плохо. Вот если опять (скорее всего) не выйдем из отборочной группы на домашнем чемпионате мира по футболу, тогда лидер России, возможно, и обратит на это внимание и даже как-то прокомментирует. Как прокомментировал в свое время поражение российской сборной по хоккею от сборной США на Олимпиаде в Сочи (и в итоге в главной хоккейной дружине страны произошли потом кадровые изменения). А очередное командное теннисное фиаско для Президента РФ событие местечковое, стало быть, все у нас на кортах будет пока по-прежнему, тем более что в женском теннисе президент ФТР больше не капитан команды Fed Cup, которая без него (факт бесспорный — ​с 2014 по 2017 год) даже близко не показывает былых результатов, а на вроде бы как фаната тенниса Дмитрия Медведева наезжают со всех сторон по поводу и без повода (особенно Навальный старается): премьеру ныне не до брейков, свою бы подачу удержать…
Стоит нашим теннисисткам нарваться на сборную — ​нет, не Чехии, ей мы стабильно проигрываем (с 2011 года), а на команду, в которой есть один более или менее упертый, не выше среднего класса игрок, — ​и все: она начинает сыпаться, как карточный домик после несвоевременного чиха. Так было, когда мы проиграли в «Олимпийском» Нидерландам во главе с тогда мало кому известной Кики Бертенс, которая при всем уважении к ее прогрессу игроком мировой элиты не стала и вряд ли станет. Так было и в домашнем матче с Белоруссией, в котором решающее очко гостям принесла парадоксальным образом не суперзвезда Виктория Азаренко, а низко ранжированная Александра Саснович, обыгравшая на тот момент стоявшую в рейтинге гораздо выше нее Маргариту Гаспарян (c тех пор Саснович стала новым лидером своей команды и в нынешнем розыгрыше Fed Cup выиграла четыре одиночки из четырех). Ну разве что с второсортным Тайбэем мы в УСЗ «Дружба» не опростоволосились, спасибо показавшей, наконец, характер Макаровой (хотя на самом деле могли: счет-то после первого дня был к всеобщему удивлению 1-1). И вот опять провалились сейчас, напоровшись на поймавшего кураж пока еще всего лишь середнячка WTA-Тура Элизе Мертенс, практически в одиночку переигравшую куда более именитую команду хозяев, принеся бельгийкам три очка.
А ведь состав у наших собрался вроде бы вполне победный: два игрока топ‑20 — ​Веснина и Павлюченкова, обе на ходу, в форме — ​плюс только что выигравшая турнир на грунте в Чарльстоне Касаткина, которая давно тяготеет к земле. Не совсем понятна, правда, была роль Ани Блинковой, уже получившей игровую практику в матче с Китайским Тайбэем и в итоге просидевшей всю кубковую встречу с бельгийками на скамейке, хотя с учетом того, как неудачно складывался для нас этот матч, четвертый боеспособный игрок (те же отличившиеся в игре с китаянками Вихлянцева или Макарова) нам точно не помешал бы. Но его в нужный момент не оказалось, причем не в первый раз…
Нарушим хронологию и начнем с конца, избавив читателя от подробного пересказа всех перипетий этого проигранного нами матча (большинство из вас наверняка видели эту встречу вживую в «Лужниках» или следили за ней по телевизору). Помните, какой усталой вышла на решающую пару Дарья Касаткина? Как не сразу она включилась в игру? А выбирать-то нашему капитану было уже особо не из кого. Можно было лишь рискнуть и поставить более свежую Павлюченкову, хотя та свой матч с Мертенс, будем откровенны, провалила: ведя 4/3 в первом сете, затем проиграла девять геймов подряд, взяв лишь четыре очка во второй партии (0/6, 4/6). Блинкову же ставить на решающий парный матч был просто самоубийственно, хотя на ее месте вполне могла бы быть вышеупомянутая Катя Макарова…
В нынешней сборной России редко отходят от заранее намеченных схем и планов уже по ходу матча, и именно это неумение действовать по обстановке, подстраиваться под конкретные обстоятельства и игровую форму игроков «здесь и сейчас» во многом и привело к поражению. Многое в этом матче пошло не так, и все в итоге обреченно ждали пары, где ставка изначально была сделана на комбинацию Веснина/Касаткина. Вроде бы все логично: девушки одно время выступали вместе, даже выиграли Кубок Кремля — ​2015, одерживали победы над сильными парами… Но по меркам парного тенниса это было довольно давно. С тех пор Веснина вернулась к своей былой проверенной партнерше Макаровой, с которой они взяли золото Рио, стали первыми на Итоговом турнире в Сингапуре и, я в этом убежден, не проиграли бы пару бельгийкам Элизе Мертенс и Ан-Софи Местах.
Касаткина же все это время с Весниной не играла, с переменным успехом выступая с другой Дашей — ​Гавриловой. И именно это тревожило меня и всех моих коллег, сколь-нибудь разбирающихся в теннисе, перед началом решающего парного матча в «Лужниках». Как оказалось, не зря: с первых же геймов решающей пары в действиях россиянок явно ощущалось отсутствие сыгранности (в одном эпизоде они, напрасно понадеявшись друг на друга, беспомощно проводили взглядом легкую полусвечку, которая благополучно приземлилась на их половину корта да так и осталась ими не отбитой). Зато Мертенс и Местах, пардон за грустный каламбур, стояли на своих местах, и Ан-Софи великолепно ассистировала Элизе, четко завершая их атаки неберущимися воллеями. У наших же в первом сете Дарья, скорее, выполняла у сетки роль статиста: либо ошибалась, либо просто не дотрагивалась до мяча, пассивно переходя из квадрата в квадрат на подаче Весниной, которая тоже не сразу поймала свою игру, а, поймав, вынуждена была долгое время брать огонь на себя — вести перестрелку с задней линии и стараться по возможности забить с лета на подачах Касаткиной. Но пару в одиночку выиграть трудно. Не случайно именно на сильных и разнообразных подачах Весниной — ​когда, по идее, геймы надо было брать — ​довольно часто возникали проблемы, потому что Касаткина все никак не шла на перехват у сетки да и с отскока нередко ошибалась. Поэтому итог первой партии закономерен: 1/6 не в нашу пользу. Стоило Дарье во втором сете начать хоть как-то перехватывать мячи с лета, дело у наших пошло, они зацепились за матч, но хватило их лишь на несколько геймов. Потом они еще спасут матчболы, но тай-брейк безнадежно провалят. Вот комментарий из моего репортерского блокнота: «Тай-брейк, подает Касаткина. Первая не прошла — ​и на приеме слабой второй Местах “прошивает” Веснину по коридору». Очень характерный для этого матча эпизод… В итоге бельгийки выиграли этот матч плей-офф, отправив сборную России прозябать второй год подряд во второй Мировой группе.
«Почему не сразу включилась в игру и лишь во второй партии начала перехватывать мячи у сетки?» — ​поинтересовался автор этих строк у Касаткиной после игры. Дарья сослалась на накопившуюся после третьей одиночки «ментальную усталость», которая помешала ей сразу настроиться на активную игру с лета (навыков которой у нее пока явно недостаточно, особенно при выполнении смэша). Пару раз она все же выдала на гора удивительные, немного шальные воллеи: особенно хорош был реверс в стойке вполоборота к сетке… Но то были лишь отдельные удачные моменты, которые не меняли общей картины: бельгийки смотрелись командой, обе действовали как грамотные парницы, причем игравшая вторым номером низкорослая Ан-Софи Местах очень вовремя подавала эйсы за счет своих плоских подач (чего не скажешь о Касаткиной, чья сильно крученая подача редко летела со скоростью выше 130–140 км/ч). Ну а Мертенс просто вела игру: блестяще действовала с отскока, переигрывая Касаткину, а порой и Веснину в очных дуэлях, и, кроме того, в нужный момент завершала розыгрыши с лета, не говоря уже о ее надежных и весьма мощных подачах.
Разумеется, до пары можно было вообще не доводить. Матч этот — ​с таким составом, как у наших, — ​выигрывался одиночками. После того как Елена Веснина со счетом 6/3, 6/4 на классе обыграла Элисон ван Уйтванк (зрелая, стабильная и обдуманная игра россиянки в этом матче мне лично очень понравилась), надо было просто брать второе очко в игре с Мертенс — ​не Павлюченковой, так тому, кто был лучше к этому готов. И затем спокойно доводить матч до победы во второй игровой день. Но… Настя, по ее собственному признанию, играла на московском грунте прямолинейно, как на твердом покрытии. И трех дней ей не хватило, чтобы адаптироваться к земле после победного для нее мексиканского харда. Мертенс же, сетовала Павлюченкова, чувствовала себя уверенно, здорово двигалась и скользила на грунте как положено. Россиянка попыталась «играть пошире» (по совету Мыскиной), потом ей кто-то крикнул со скамейки «играть короче». «Я все перепробовала, и в конце уже не знала, как играть», — ​призналась Настя, чье превосходство в классе и опыте над Мертенс априори сомнений не вызывало.
Возникают вопросы: почему Мертенс, для которой это были первые два матча на грунте в сезоне(!), «прибилась» к московской земле лучше местных игроков? Раньше приехала в Москву? Временная неприспособленность Павлюченковой к грунту («временная», ибо потом она выиграет на этом же покрытии свой 10-й титул — ​в Рабате — ​см. стр. 28) не была видна на тренировках в «Лужниках»? Или дело не в адаптации к грунту, а в неумении выдать нужный результат в нужный момент именно в кубковых играх (как это было у Насти в пражском финале 2015 года)?
Павлюченкову поставили на вторую одиночку по рейтингу, и формально это было правильно. Но Касаткина только что выиграла турнир на грунте в Чарльстоне, она на подъеме… В итоге от субботнего сидения на скамейке ее духоподъемный настрой гаснет, 29-й номер рейтинга вся на мандраже выходит в воскресенье спасать команду на четвертую одиночку против бывшей украинки Марины Заневской, первый сет «летит» из-за нервов (5/7), потом возится с игроком куда более низкого класса и рейтинга (112-й в WTA) еще два сета, прилично устает… Крупный счет (6/1, 6/0) во второй и третьей партиях никого не должен обманывать: в целом это была довольно тягучая игра, в которой Касаткина подавала первую, как вторую, и вообще разыгрывала мяч до верного, часто полагаясь на ошибки соперницы, коих та в итоге наделала немало. Ну а потом Даша, изрядно подсевшая, выходит на решающую парную игру, в которой она была самым слабым звеном,хотя ей изо всех сил старалась помочь опытная и титулованная парница Веснина, сыгравшая в целом в добротный парный теннис, но не сумевшая полностью дотянуть до своего уровня более молодую партнершу.
А ведь Лена могла бы и не мучиться в паре, если бы несколькими часами ранее дожала все ту же Элизе Мертенс в первой воскресной одиночке. Это был матч из трех разных сетов. Уступив в борьбе в первой партии (4/6), сочинка затем мастерски вернула себе инициативу за счет своей фирменной атакующей игры (той, которую мы видели в ее исполнении в финале Индиан-Уэллса). Она уже доминирует в матче, поймала свой ритм — ​особенно на приеме сильной подачи бельгийки. Судя по содержанию игры, в первых геймах решающей партии назревал брейк Весниной. Вместо этого случился рецидив одной из тех детских ошибок, от которых, как казалось, 15-я ракетка мира уже избавилась: при счете 30:30 в четвертом гейме решающей партии Елена из выгоднейшего положения у сетки послала смэш в аут. И после этого Мертенс ожила, повела 3/1, к ней вернулся кураж, и она спокойно довела встречу до победы (6/2). Такие ошибки «наказуемы», самокритично признается потом журналистам сама Веснина при разборе полетов. Самокритика, конечно, дело хорошее, однако Елена — ​как лидер команды в этом матче — ​на такие ошибки просто не имела права, поскольку цена в итоге оказалась слишком высокой…
После проигрыша наши теннисистки на итоговой пресс-конференции были, конечно, расстроены, но, если честно, не так, чтобы все были убиты горем. А пока они не научатся по-настоящему «ненавидеть проигрывать», что называется органически не переваривать поражения, череда наших кубковых неудач будет продолжаться. Мотивации, настроя и ответственности за результат — ​вот чего не хватает (в должном объеме) нашей сильной женской сборной на протяжении многих матчей при всей ее теперь уже довольно длинной скамейке. Не случайно более чем уместные извинения болельщикам за поражение во встрече с командой Бельгии принесет лишь Елена Веснина, но только потом, позже, на своей странице в «Твиттере». А там, в пресс-центре Малой спортивной арены «Лужников» говорилось о том, что россиянки «сделали все, что могли», ну а бельгийки сыграли просто супер, вдохновенно, особенно Мертенс. В теннисе, дескать, такое бывает…
То есть не надо посыпать голову пеплом? А, по-моему, иной раз и посыпать не грех. Потому что наши девушки сделали не все, что могут. Они могут гораздо лучше. Или желание победить у более слабых по классу бельгиек было сильнее, чем у наших? Ибо хотеть, напоминаю, значит мочь. А когда все вдруг стали оправдывать наше для многих необъяснимое поражение «вдохновением», которая снизошло на новоиспеченного лидера бельгиек Элизе Мертенс, которая якобы именно из тех игроков, которые в кубковых играх показывают свой лучший теннис, возник не заданный пока никем вопрос: а наши теннисистки — ​из каких? Что мешает им показывать именно в матчах за сборную свою суперигру?! Опыт у них есть, класс тоже — ​куда выше, чем у тех же бельгиек (которые вдобавок приехали без бывшей 12-й ракетки мира Янины Викмайер и экс-полуфиналистки Уимблдона Кирстен Флипкенс). Тогда в чем же дело? Россиянкам в сборной, говоря молодежным языком, «по кайфу», «прикольно», всем вместе весело, все они смеются, улыбаются. Как ни странно, в этом, мне кажется, отчасти и кроется проблема: во всяком случае, в игре с бельгийками нашим явно не хватило спортивной злости. Умения играть через боль. А Мертенс была настроена, как зверюга. Как будто это ей, а не русским игрокам, сказали: отступать некуда, на тебя смотрит вся Москва (и, кстати, лично посол Бельгии в России).
Впрочем, не психологией единой. Если мы в очередной раз сыграли ниже своего реального уровня, хотя на нашей стороне был удачный жребий (Бельгия) и фактор своего поля, значит были проблемы не только с мотивацией, но и элементарные тактические просчеты, например, с расстановкой игроков на конкретные матчи под конкретных соперниц в зависимости от хода кубковой встречи.
И потом: ну что уж прям такого особо гениального показала нам эта крепкая розовощекая бельгийка Элизе Мертенс? Прочную подачу — ​мощнее, чем у той же Касаткиной, заведомо опережающую бельгийку в рейтинге? Да, безу­словно. Хороший — ​не выдающийся, но очень приличный — ​форхенд, достаточно надежный, не более, бэкхенд, неплохие воллеи в паре. Ничего сверхъестественного. По классу игры это не Жюстин Энен и не Ким Кляйстерс (в чьей академии, кстати, тренируется двадцатиоднолетняя Элизе). Главное, что было у внешне невозмутимой бельгийки, — ​это сумасшедшее желание прыгнуть выше головы, продиктованное осознанием своей роли лидера команды и того обстоятельства, что (цитирую Мертенс) «шанс сыграть за свою страну выпадает не каждый день».
Возвращаясь к психологии: считается — ​если накипело, не носи эмоции в себе, дай им выход. Вот и пишу о наболевшем, изливая всю желчь и всю досаду на бумаге — ​точнее, на экране компьютера. И задаю риторические вопросы. С какого, простите, рожна мы снова проиграли домашний матч объективно более слабой команде?! Вопрос жесткий, но уместный, ибо продиктован не желанием побольнее уколоть, безу­словно, огорченных поражением игроков и тренеров женской сборной России, а стремлением пробудить в них спортивное самолюбие, точнее вывести его на более высокий кубковый уровень. Не обидно нам всем, игрокам сборной, болельщикам и примкнувшим к ним теннисным обозревателям, что команда Белоруссии вновь утерла нам нос, причем во второй раз?! Впервые это случилось год назад, когда на том же лужниковском грунте Малой спортивной арены выбила Россию из высшей лиги Fed Cup. И сейчас, когда составом гораздо более слабым по рейтингу, чем нынешняя звездная сборная России, дружина внешне и внутренне сурового капитана Дуброва, которого уже называют на родине теннисным Жозе Моуриньо, смогла победить сборную Швейцарии и впервые выйти в финал Кубка Федерации. Без Виктории Азаренко, которая — ​помяните мое слово! — ​вернется летом на корт и к ноябрю наберет форму, чтобы помочь своей стране выиграть почетный трофей. Белорусок, между прочим, уже публично поздравил с выходом в финал Кубка Федерации лично президент страны Александр Лукашенко. Убежден, в титульном домашнем матче против сборной США девушки из команды Дуброва, если надо, умрут на корте, но просто так трофей не отдадут!
А нам остается надеяться только на то, что на предстоящем форуме ITF, который пройдет 1–4 августа во Вьетнаме, российской сборной снова повезет, и Мировую группу Fed Cup расширят уже со следующего года с 8 до 16 команд. И тогда мы станем, так сказать, командным “lucky loser” — ​«счастливым проигравшим». А если нет — ​все останется как прежде, или высшую лигу увеличат до 16 команд только с 2019 года, ​тогда в следующем сезоне будем бороться с кем-то из нынешних членов Мировой группы II — ​командами Испании, Украины, Словакии, Италии, Румынии (к ним вернулась Халеп!), Австралии или Канады. При этом каждая из них будет как минимум не слабее нынешней Бельгии и точно посильнее не без труда обыгранной нами в феврале команды Китайского Тайбэя. И если, по Жванецкому, в консерватории ничего не подправят, теннисистки с мало кем признанного островного государства еще надолго останутся теми немногими соперницами, которые пока еще по зубам нынешней сборной России. По большому счету, это уже не новость, а, скорее, печальная закономерность. Скучно, девочки!

Фотоальбом