Вы здесь

Ave, Maria!

Вообще-то, если честно, я никогда не был большим поклонником Марии Юрьевны, хотя уважение к ней, как все трезвомыслящие обозреватели, безусловно, испытываю. Пять раз турниры «Большого шлема» просто так не выигрывают. Да и для сборной России Мария в одном только 2015 году сделала так много: в матче первого круга с Польшей и в финале против Чехии (что надо было очень сильно постараться (а мы таки постарались!), чтобы не выиграть Кубок Федерации). Почему относился до сих пор без особой симпатии? Отчасти по той же причине, по которой Шарапову недолюбливают в WTA-Туре ее недоброжелательницы (хотя те, прежде всего, тупо ей завидуют: спортивным результатам, красоте, богатству, беспрецедентной популярности), — ​за некоторую холодность, отстраненность, отсутствие душевности и открытости, за не самую сердечную манеру общения, в том числе с нашим братом журналистом, за ответы и прелюдии к пресс-конференциям, заранее подготовленные, словно вложенные в уста теннисной дивы ее американскими пиар-менеджерами, как та шутка про плохой цвет ковра, которой она пыталась сгладить негативное впечатление от готовящейся информационной бомбе с мельдониевой начинкой…

Но когда на Шарапову навалились всем западным миром (ату Марию!), да еще иностранные теннисистки почти хором начали ее гнобить, что-то во мне такое перевернулось, и я проникся к Марии симпатией. Потому что у нас на Руси любят незаслуженно униженных и оскорбленных? Отчасти поэтому, ведь мельдоний, долгое время не считавшийся допингом, стал таковым «токмо» по воле запретивших его назло России американцам, а братики-сестрички Уильямс как кушали, так и кушают куда более мощные стимулирующие средства. Просто им разрешили это делать в лечебных целях (по сей день в толк не возьму: а если бы Мария тоже официально-конфиденциально обратилась бы в свое время в WTA с просьбой позволить ей принимать мельдоний по состоянию здоровья, ее бы не подвергли публичной порке?).

Но дело не только в свойственном всем нам, русским, заступничестве, тем более что Мария в нем не слишком нуждается и показала, что сама может за себя постоять. Вызывает симпатию, прежде всего, ее стойкость, неготовность «прогнуться под изменчивый мир», дабы прослыть хорошей девочкой и понравиться всем своим критикам, коим несть числа. Вот один характерный диалог Марии с журналистами на одной из пресс-конференций в Штутгарте.

— Будете ли Вы стараться сдружиться с некоторыми игроками?

— Для чего?

— Тогда они будут лучше о Вас говорить.

— Будут лучше обо мне говорить на пресс-конференциях? А что это поменяет для меня как для теннисистки?

— Может быть, это изменит атмосферу в раздевалке?

— На самом деле я не так много времени там провожу. Я делаю свою работу, тренируюсь, выхожу на корт, принимаю ванну, а через 10–15 минут собираюсь и выхожу из комплекса. Так что раздевалка не так сильно влияет на мою жизнь. У меня есть много друзей, с которыми я общаюсь как дома, так и по всему миру. Это важно для меня, для меня важны отношения с моей семьей и друзьями.

Короче, болтовня Радваньской & Co, продолжим мысль Марии, ей глубоко безразлична. Не всем такая позиция по душе, но, как написала в своей статье, посвященной возвращению Марии Шараповой в Тур обозреватель портала www.tennis.com Нина Пантич, «нравится вам это или нет, но возвращение Шараповой в Тур само по себе — ​фантастика для тенниса». Тем более что экс-лидер WTA-Тура Серена Уильямс взяла «академку» по беременности, а пока дышащая ей в спину немка Кербер на роль бесспорного лидера женского тенниса явно не тянет — ​прежде всего, в силу отсутствия яркой игры и человеческой харизмы.

«Вы можете любить ее или ненавидеть, но факты упрямая вещь, — пишет Пантич. — ​В течение 11 лет Шарапова была самой высокооплачиваемой спортсменкой планеты, зарабатывая миллионы на спонсорских и рекламных контрактах. Завоевав пять “Шлемов” и став первой ракеткой мира и, самое главное, добившись невероятной популярности». Все ее фанаты настолько преданы своему кумиру, что даже когда она впала в немилость в теннисном мире, провалив тест на допинг, это не подточило любовь к ней со стороны миллионов… Что бы вы ни думали о Марии, трудно оспорить тот факт, что ее возвращение в теннис придаст мощный импульс этой игре. Достаточно было взглянуть на заполненный до отказа стадион в Штутгарте…»

Да, именно там мы вновь увидели на корте пятикратную чемпионку турниров «Большого шлема» после полутрогодичного отсутствия и разочарованы не были. Шарапова предстала перед нами прежней: все та же сумасшедшая воля к победе, все тот же сжатый кулак и “Come on!” с американским акцентом при удачных розыгрышах, все тот же фирменный эротичный стон, который ее первая соперница в Штутгарте Винчи приняла за отрывок из порнофильма при слепом прослушивании во время недавнего интервью на итальянском телевидении. Но мы-то с вами обознаться не могли, ибо наблюдали за Марией зряче. Кто — ​с экрана телевизора, кто — ​вживую. Да, это была та самая Шарапова, которую ее поклонники все эти 15 месяцев простоя «лицезрели» исключительно в сети, в основном за пределами корта, — то в бикини на Гаваях, то в сногсшибательных нарядах на светских раутах и гламурных вечеринках. Как признается потом Мария, она использовала эту вынужденную паузу для того, чтобы вспомнить — ​и насладиться — ​теми вещами, которые есть в жизни помимо тенниса. Пауза эта не была ее выбором, но, раз уж так случилось, Мария решила поступить в духе великих — ​как уже процитированный нами британский премьер Уинстон Черчилль, считавший, что каждый кризис таит в себе и новые возможности.

Вот еще пара цитат — ​не из неоткуда, а от экс-первой ракетки мира Энди Роддика и просто выдающейся теннисистки Мартины Навратиловой, которая не так чтобы симпатизирует русским. Роддик полагает, что “wild card” Марии предоставляют вполне по делу. «Все это [критика Марии] кажется мне немного наивным, — ​отметил экс-чемпион US Open. — Не могу понять, почему люди пытаются судить ее после того, как она отбыла наказание? Думаю ли я, что она заслужила “wild card”? Конечно. Полагаю, что “wild card” должны предоставлять игрокам, которые вызывают наибольший интерес». «Мария Шарапова допустила большую ошибку, но уже полностью за нее ответила», — ​вторит Роддику победительница 18 турниров «Большого шлема» Мартина Навратилова. По мнению американки, другим теннисистам стоит сосредоточиться на игре: «Мне кажется, пришло время оставить Марию в покое. Она совершила гигантскую ошибку, дорого за нее заплатив. Все, она отбыла дисквалификацию, давайте теперь будем играть в теннис».

Но не все так благожелательно были настроены по отношению к россиянке. Шарапову перед ее возвращением на корт на турнире в Штутгарте словесно пинали все кому не лень — ​как у Редьярда Киплинга шакалы злорадствовали над допустившим промах волком Акелой, пытаясь дискредитировать его в глазах волчьей стаи. Хотелось бы по-ахматовски «всех поименно назвать», да места мало в журнале, да и много будет чести. Вспомним лишь главных недругов Марии: вторая ракетка мира немка Анжелика Кербер, которая сочла, что “wild card” на турнир в Штутгарте «вполне можно было предоставить молодой немецкой теннисистке», француженки Младенович и Корне, румынка Халеп, словачка Цибулкова, которая также была недовольна появлением не имеющей рейтинговых очков Марии в Штутгарте: «Все, кто попался на допинге, должны начинать с нуля». И еще одна представительница славянской страны, все более «братской» для нас Польши — ​некто Агнешка Радваньска, предостерегшая организаторов турниров «Ролан Гаррос» и Уимблдона от предоставления «свободной карты» россиянке. «Она должна заслужить свое место хорошей игрой и результатами», — ​заявила девятая ракетка мира польскому изданию “Przeglad Sportowy”.

Именно безапелляционность суждений Радваньской возмутила обычно остающегося в тени агента Марии Шараповой Макса Айзенбада, и он рубанул сплеча: «Все эти опытные теннисистки — ​середнячки из “второго эшелона”, такие как Радваньска и Каролина Возняцки, никогда не выигрывавшие турниры “Большого шлема”, — ​видят, как их обходит новое поколение, и хитрят, выступая против участия Шараповой в парижском турнире. Нет Серены Уильямс, нет Марии, нет Вики Азаренко, нет Петры Квитовой — ​для них это последний шанс выиграть такой турнир. Но они никогда не читали решение CAS и параграфы 100 и 101. Так что они далеки от этой темы».

К чести российских теннисисток, все они встали на защиту Шараповой, а лучше всех выступила землячка Марии — ​сочинка Елена Веснина. «Я не согласна с Радваньской… Тот случай, который был с Машей… Конечно, она нарушила правила, она в этом призналась, и это был не страшнейший препарат. Это было стечение обстоятельств, она немного безалаберно отнеслась к письму, которое ей пришло от ITF. Может быть, у девушек в Туре существует некая ревность (еще какая! — ​М. И.)… В Штутгарте ажиотаж вокруг ее выступления. Журналистам не выдают аккредитации уже, билеты все распроданы. Я, будучи на месте директора турнира, стояла бы и зазывала Машу с помощью “wild card”. Она — ​великая чемпионка, этот скандал [с мельдонием] слегка подпортил ее репутацию и ее карьеру, но она человек сильный, и ее возвращение докажет, насколько она сильная духом спортсменка».

Веснина попала в точку: возвращение состоялось, силу своего духа Мария проявила в Штутгарте в полной мере, продемонстрировав всем не только крепость характера, но и все свои фирменные игровые «фишки», которые за полтора года никуда не делись: любимый драйв-воллей, которым она пробивает даже высокие мячи, не слишком уважая смэш, фирменные размашистые, идущие как бы из-за спины и потому трудно читаемые удары с отскока с обеих рук, да еще в придачу — ​улучшившуюся подачу с немного другим (более эффективным) подбросом мяча.

В журнальном очерке нет смысла подробнее разбирать все перипетии и технико-тактические детали поединков Марии в Штутгарте, а затем в Мадриде (для любителей статистики счета указаны в отдельной таблице на стр. 16), достаточно сказать, что мы увидели прежний теннис в исполнении Марии — ​в чем-то лучше (на подаче), в чем-то пока хуже (например, в плане передвижения по корту, хотя работа ног никогда не была ее сильной стороной). Как бы то ни было, ее фирменная игра никуда не делась, что Шарапова сполна продемонстрировала во всех трех ею выигранных матчах в Штутгарте: ​против Роберты Винчи, россиянки Екатерины Макаровой и эстонки Аннет Контавейт. Да и в полуфинале против француженки Младенович, в котором одна из самых ярых критикесс россиянки сделала невозможное, чтобы не пустить не любимую ею Марию в финал, Шарапова была не так уж далека от победы, а уступила в итоге, потому что отвыкла от марафонских матчей с такими сильными соперницами, в которых все решают мелкие технико-тактические нюансы и отчасти психологическая выносливость. Но это дело наживное. Чуть менее удачно Мария выступила в Мадриде, где она одолела в трех сетах открытие сезона‑2017 — ​хорватского ветерана Мирьяну Лючич-Барони и едва не наказала за безапелляционные суждения в свой адрес бывшую поклонницу Эжени Бушар, которая со злости выдала лучший теннис за последние три года и победила Марию в трехсетовом триллере, который доставил всем нам огромное удовольствие (см. также на эту тему стр. 64).

Остановившись в шаге от финала на турнире “Porsche Tennis Grand Prix” в Штутгарте, экс-первая ракетка мира справедливо сочла, что миссию свою выполнила успешно и поблагодарила свою команду за помощь в возвращении в Тур. «Большое спасибо каждому из моей замечательной команды за этот камбэк. Открываю за это бутылку шампанского, которое делает мой друг!» — ​написала тридцатилетняя спортсменка у себя на странице в социальной сети “Instagram”.

Мы же со своей стороны благодарны Марии за то, что не обманула ожиданий и предстала перед нами все той же голодной до побед на корте Шараповой, только помудревшей, закаленной в боях с лицемерными любителями показных процессов над «врагами чистого спорта» и завистниками-подписантами воззваний против допуска прославленной русской теннисистки к турнирам, соответствующим уровню ее мастерства и вкладу в мировой теннис. Соответствие это уже дошло до сознания организаторов турниров в Штутгарте, Мадриде, Риме (где на момент сдачи номера в печать Мария разгромила в 1-м круге американку Макхэйл, обеспечив себе место в квале Уимблдона), а теперь еще и в Бирмингеме. Казалось: если они не полные идиоты, Марии предоставят “wild card” и топ-менеджеры «Ролан Гаррос». Теперь, когда автор этих строк отправляет майский выпуск TW в типографию, вы уже можете судить об уровне их интеллекта: Марии не дадут приглашения ни в основную сетку, ни в квалификацию парижского «мэйджора». «Мне жаль ее болельщиков, — ​не без пафоса заявил «твердый искровец» Бернард Гьюдичелли, президент Федерации тенниса Франции, напрямую курирующей Открытый чемпионат Франции. — ​Мы можем давать “wild card” теннисистам, возвращающимся после травм, но не после допинговой дисквалификации. Мы должны уважать дух честной игры. Будем рады видеть ее на “Ролан Гаррос”, когда она попадет на турнир по рейтингу». Так французы решили примерно наказать двукратную чемпионку их главного турнира…

Но, по большому счету, это уже не важно. Потому что Шарапова уже вернулась, и возвращение ее в мировой теннис прошло на мажорной ноте. Ave, Maria! Ну, или как там говорят в (по-прежнему любимой тобой?) Америке, welcome back!

Михаил Иванов

Фотоальбом